Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



        КИСЛОРОД


        * Невинны, как дети - невинны!..
        * КОТЛЕТЫ-2
        * тяжкую ношу беру несу...
        * и ангел рваным галочьим крылом...
        * Я делаю карликов, гномов...
         
        * Вдоль ветра пустырей...
        * ПОЕЗДА
        * ДОРОЖНОЕ
        * Узкое горло джезвы...
        * Пиши цветным карандашом...


          * * *

          Невинны, как дети - невинны!..
          Мы жертвуем лишь пуповиной
          Из чрева к свободе стремясь...
          И прячем живот как улику -
          Свернувшись в тугую улитку,
          Скрывая порочную связь.

          Бескрылые, злые уроды -
          Мы ищем в любви кислорода:
          Не сдохнуть бы, раз не летать...
          И каплю глотая за каплей,
          Кричим как болотные цапли,
          Которым халифом не стать.

          Друг в друга ночами врастая,
          Создать не надеемся стаю,
          Отметку свободы храня...
          И с нами ничто не случится.
          И стоит на миг отлучиться -
          Ты даже не вспомнишь меня.

          _^_




          КОТЛЕТЫ-2

          Он любит тебя. Котлеты
          уложены в сковороде.
          Не слушай ничьи советы.
          Советы всегда к беде.
          В курином квохтании жира,
          в конфорочном мираже,
          лизни отраженье мира
          на тонком стальном ноже,
          дыханием запотевая
          искривленное лицо...
          Но в кране вода - живая
          и - смерть - не хранит яйцо,
          и ты уцелела, все же,
          зажатая у плиты,
          на брачном холодном ложе
          не ты умерла, не ты!
          И тянется бабье лето...
          И маслом кипящим мысль:
          Он любит тебя. Котлеты -
          сегодня не удались.

          _^_




          * * *
              серху бойченко

          тяжкую ношу беру несу
          как из глубокой норы лису
          ночью все таксы серы

          может и рыжи при свете дня
          я сказал серы и для меня
          хватит моей лишь веры

          я сказал хватит небрит устал
          если б открылись твои уста
          малые и побольше

          я б забурился в твою нору
          словно хромая лиса к утру
          в чехии или в польше

          хватит чернил моему перу
          на украине или в перу
          ночью все бабы суки

          я словно такса иду в ночи
          такса ночная плачу молчи
          падай лисичкой в руки

          _^_




          * * *

          ...и ангел рваным галочьим крылом
          захлещет в миг, когда на бело-черный
          снег упадешь, и город прокопченый
          взметнет своих оград металлолом!
          И в пасмурных, тоскливых небесах
          белесый серп так тонок и нестрашен,
          и, кажется, он так же ошарашен,
          как здания в строительных лесах,
          рукав канала, позвонки моста,
          парадные подъезды, рельсов ленты
          и красного гранита постаменты,
          и музыка в общественных местах,
          час пик, машины, пробка на кольце,
          летящий мокрый снег - все мимо, мимо...
          И ты - в снегу, с дурной улыбкой мима
          на белом, леденеющем лице...

          _^_




          * * *

          Я делаю карликов, гномов, и прочих уродцев.
          Они недвижимы, немы. Их не стоит бояться.
          Они некрасивы, и глаз слюдяные колодцы
          Прикрыты фольгой у моих самодельных паяцев.
          Зато как послушны под пальцами нервные нити.
          Слова не нужны деревянным ушам и сердечкам.
          Я делаю, делаю целое войско - взгляните! -
          Уже не хватает им места в шкафу и за печкой.
          Зато как надежны их спины, их руки, запястья...
          Во век не предаст деревянное легкое тело.
          И если умрет, то, наверное, только от счастья.
          Взгляните! - сто лет я все делаю, делаю, дела...
          А в печке танцует, гудит за заслонкою, ноет...
          Сосновое сердце смолой истекает как кровью.
          И вся моя армия сгорбленных голых героев
          Исходит любовью - взгляните! - исходит любовью...

          _^_




          * * *

          Вдоль ветра пустырей, ватаг дворовых случек,
          заборов и кустов в плодах астральных тел,
          бежит моя любовь, до менструальных сучек
          и вшивых кобелей давно ей нету дел.
          По мокрому шоссе, по загородной трассе
          трусит моя любовь немного впереди.
          В репейниках бока, но нет ее прекрасней
          и преданнее мне любых других среди.
          Удар из-за угла, коварную засаду,
          почует за версту, и зло ощерит пасть.
          Приблудная любовь. Мне поводка не надо.
          Ей не к кому бежать. Ей некуда пропасть.
          Пускай она стара - до седины на холке,
          но в середине дня, спускаясь в пелену
          дождливого двора, сквозь грязь и кривотолки, -
          меня опять спасет, к ноге моей прильнув.

          _^_




          ПОЕЗДА

          От Себежа - на Псков, на Гдов...
          Они нас сами выбирали -
          Постели зимних городов
          И пригородов пасторали...
          О, как поставлен на поток
          Лубок вокзальных поцелуев! -
          Под электричек "аллилуйю"
          Свободы водочный глоток.
          Желанье мочь. Желанье сметь.
          Усвяты. Кунья. Невель. Велиж...
          О, как легко и свято веришь
          В названий сладостную медь,
          Во вседоступность языка!
          А горизонт - нечеток, вытерт...
          От Чудово - Любанью - в Питер.
          И дальше, дальше, - в облака...

          _^_




          ДОРОЖНОЕ

          Еду я, не разбирая
          Ни дороги, ни пути
          Я почти дошла до края,
          Дальше некуда идти.
          Справа темень, слева темя
          Не пойму уже кого.
          Время - семя - стремя - бремя,
          Больше нету ничего.
          Краем рая, краем ада,
          Дольше века длится жизнь.
          Мне совсем немного надо:
          Рюмкою о рюмку дзынь!
          Были - губы, были - руки,
          Имя, возраст, статус, пол.
          Не ищи меня в разлуке.
          Не поможет Интерпол.
          Не узнают, не отыщут.
          Справку сунут под печать,
          Что таких, пропащих, тыщи.
          Жаль, с начала не начать...
          Я - никто. Зеленый плащик.
          Я жила вчера, была.

          Ах, извозчик тихо плачет,
          Закусивши удила...

          _^_




          * * *

          Узкое горло джезвы.
          Ржавых рябин кисти.
          Крыши. Антенн жезлы.
          Ты, идиот - мистик.
          Дребезжание утра...
          Ночью река Кама
          Перетекла в сутру,
          Нудную, как реклама.
          В сонных зрачках черти.
          Тянет в окно бензином.
          Взвыть со своей мечети
          Муэдзином?
          Мир с высоты карниза
          Куколен и безвреден.
          То ли шесток низок?
          То ли сверчок сбрендил...
          Адреналин вводишь?
          Тоже, бля, нью-Шумахер...
          И от окна отходишь
          Нахер.

          _^_




          * * *

          Пиши цветным карандашом:
          "У нас все будет хорошо",
          Пиши, бумаги не жалей
          На восемнадцать букв:
          "У нас все будет хорошо" -
          Стирая грифель в порошок
          Меж разлинованных полей,
          Об остальном - табу.

          Пусть ничего - наверняка...
          Но как старается рука...
          Как снова умница душа,
          водя карандашом,
          Упорно правило твердит,
          Не зная, что там, впереди,
          Сбиваясь с ритма, и спеша:
          "...все будет хорошо".

          _^_



          © Ди Эфендиева, 2000-2019.
          © Сетевая Словесность, 2000-2019.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Петрушка: и Анна Эммерих. Маленькие пьесы [И как - что ты хочешь - это должно быть все таки хорошо, человеконенавидеть здесь, и - человеконенавидя - хочешь чего - умереть в другой стране, как будто...] Анатолий Добрович: Загадки Бориса Клетинича [Его недавно опубликованные в Нью-Йорке стихи меня ошарашили. Почему он не показывал нам их раньше, если они были написаны в Израиле лет 15 назад?..] Владимир Гоголев (1948-1989): Зов утопающей жизни [И зов утопающей, тонущей жизни опять... / Недвижимость пищи и вечера дивного след. / Внимай, о народ, отворяя молитвенный рот, / Не меньше, чем...] Михаил Рабинович: ... На границе холода с теплом [То ли табличку повесили: "Переучет" - / там, на окошке божественной вечности дальней, / то ли убрали ее - вот и время течет, / и протекает, как...] Полина Орынянская: Стихотворения [Пока нам не роют окопов с траншеями, / Пока среди ночи не газует под окнами воронок, / Ты можешь спокойно бросаться на шею мне. / Всё ОК...] Сергей Петров: Тонкая материя [Рана, нанесенная мечом, заживёт, нанесённая языком - нет. Главное: оставайся самим собой, не изменяй себе и будешь жить в душевном покое...] Елена Добрякова. "Ни денег, ни товаров у пиита..." [Презентации двухтомника Антологии Литературных чтений "Они ушли. Они остались" и "Уйти. Остаться. Жить" в Санкт-Петербурге и Ленинградской области...] Андрей Иркутский. Вечер памяти Виктории Андреевой у академика Лихачёва [В Культурном центре академика Д. С. Лихачёва в Москве, в литературном клубе "Стихотворный бегемот", руководимом поэтом Николаем Милешкиным, прошел...] Юлия Долгановских: Стихотворения [но я плыла - а что мне оставалось? - плыть / Офелией, рекой, отцом, ребёнком, / зеркальным шаром - быть или не быть - / звучащим жалобно и тонко...] Юрий Рыдкин: Симметрия смерти [так исчезло то / чего никогда не было / но как же всё-таки существенна / и болезненна / эта тоска по отсутствию...]
Словесность