Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



РЕВНОСТЬ



    ......................................
    ......................................

    Взываю я к любви так безнадежно поздно,
    Когда она - позор.
    Вот пасмурная ночь рукой своей беззвездной
    Сжимает острый нож, пожалуй, слишком грозно,
    И скалится, как вор.

    Погибнуть сотню раз мечтает сумрак дивный,
    Но сон его глубок,
    И длится до утра покой его могильный,
    И надо мной висит он бездною чернильной -
    Родительницей строк.

    Пылаю до утра под бледным одеялом,
    А днем, как тень, темна...
    Отдайте мне любовь, злодеи! Не пристало
    Вам на златую цепь нанизывать скандалы,
    Вам не нужна она,

    Чтоб грозный ураган разыгрывать по нотам
    На скрипке у окна,
    Чтобы потом стихи писать любовным потом
    И все обрывы вниз заканчивать полетом
    И наступленьем сна.

    Отдайте мне любовь! Но страсти истуканы
    Застыли под луной,
    Как мрачные кресты, как снежные вулканы,
    Как звездной пустоты небесные курганы
    И давят тишиной.

    Отдайте мне любовь! Я так неосторожно
    Дала ей ускользнуть.
    Как свечка на ветру, горит она тревожно,
    И пламя удержать в ладонях невозможно,
    И отправляюсь в путь,

    Чтобы в мирах иных без солнечного света,
    Без глаз, без рук, без ног
    Разыскивать чертог, там стен и окон нету,
    Там запертая дверь откроется поэту.
    Ее откроет Бог.


    **

    Я счастлива была, любя тебя, конечно,
    Когда на крыльях вод,
    Касаясь берегов опаловых и млечных,
    Река большой любви у ног моих беспечных
    Свершала свой полет.

    Веселая земля стелила подо мною
    Торжественный ковер
    И плыли облака, несомые рекою,
    И каждый ржавый кран рыдал живой водою,
    И в сердце был простор,

    Но набегала страсть - то кротко, то свирепо, -
    Пустели берега,
    И солнце упустив, мое зарделось небо,
    И к облаку уже пристроились нелепо
    Горящие рога...

    Куда ты унесла мои стихи, стихия,
    Мою любовь, порок?
    Стою на пустыре, и только вихри злые
    Снуют, покинув те покои потайные,
    Где дремлет грозный рок.


    **

    Как рыба без воды,
    Как эмбрион без чрева,
    Вся в скрежете тоски
    Живет во мне любовь, как злая королева,
    В готических стенах готическая дева,
    Что холодом руки

    Навеяла печаль на башни и на склепы,
    На замки и замки,
    И страсть меня вела то нежно, то свирепо.
    Я подчинялась ей безрадостно и слепо,
    Как холоду руки.

    Я перед ней была открыта и невинна,
    Как жертвенный костер.
    Пронесся ураган, весь мир лежит в руинах,
    Покинула луну вторая половина,
    Но веря до сих пор

    В божественность любви,
    В целебность опьяненья,
    Светлея от тоски,
    По кладбищам любви брожу без опасенья
    Почивших разбудить. И жажду утешенья,
    Не склеив черепки.

    Отдайте мне любовь! Но страсти истуканы
    Застыли под луной,
    Как страшные кресты, как древние курганы,
    Как вечной пустоты зияющие раны
    И давят тишиной...


    **

    Я чувствую, что именно сейчас
    Все так же лицемерно
    Горит огонь твоих бесстыжих глаз.
    Ты приходи, и я убью тебя, наверно.

    Ты изменяешь мне давно,
    Я до сих пор не верю в это.
    Грозить тебе расправою смешно
    Теперь, когда меня как будто нету.

    Но пусть я похоронена живьем
    Во имя чьей-то подлой плоти,
    Умру не раньше, чем умру вдвоем,
    Мой котик.

    Ты приходи, пускай в последний раз,
    И оцени, как верно,
    Как трепетно я жду тебя сейчас,
    Чтобы убить тебя, наверно.


    **

    Я счастлива была, любя тебя когда-то.
    И звезды по ночам
    Спускались в темный сад горящим легким градом
    И висли на кустах, подобные наградам,
    Сверкая тут и там.

    Мы часто чистых слез питались виноградом -
    Плодом роскошных лоз.
    Мы в синих небесах весь день парили рядом,
    Любуясь первых ос и персиков нарядом,
    И прелестями роз.

    Но набегала страсть бесшумно и свирепо.
    И мы, ее улов,
    Витая в облаках, поглядывали с неба
    Ты - на пастушек, я (о, как мы были слепы!) -
    На юных пастушков.

    Когда она взросла, измен печальных завязь,
    Зачем ее плоды?
    Пастушки, пастушки на небеса вторгались,
    И там теперь от нас одни стрижи остались,
    Как туфелек следы.

    Мы с двух сторон реки руками машем грозно
    Теперь по чьей вине?
    Ни божья благодать, ни дьявольские козни
    Любви не воскресят. Но думай, хоть и поздно,
    С печалью обо мне.

    Ведь белый-белый день отныне будет бледен
    В тени твоих измен,
    Которые нужны, чтоб как-то жить на свете.
    Я посвящу тебе свои измены эти,
    А что же ты взамен?

    И ночи небосвод, слезами изобильный,
    Становится похож
    На склеп, где крепкий сон ужасен, как могильный.
    Здесь слабый крепко спит, а умирает сильный.
    Ты - все переживешь!

    Ты своего достиг. Под небом черно-белым
    На берегу реки
    Я плачу, как душа над опустевшим телом,
    Которое, взлетев однажды неумело,
    Разбилось на куски.


    **

    Ты изменяешь мне сейчас, наверно,
    А мне бывает каждый раз так скверно.
    Ведь ты нарочно воздвигаешь стены
    Бесчувственной своей измены.
    Ты изменяешь мне с самим собою,
    Чтоб убежать, не принимая боя,
    А я устала прибегать к обману -
    Я изменять тебе не стану!
    Ты переспишь с любым фантомом, дымом,
    Чтоб не любить и чтоб не быть любимым.
    Тебя пугает то, с какой отвагой
    Я каждый раз бросаюсь в бой с бумагой.
    И находясь со мной случайно рядом
    Ты зол, как грешник, утомленный адом.
    Мне и самой в котле с тобою тесно.
    Одна воскресну!


    **

    Мы с двух сторон реки зовем друг друга грозно,
    Но не сдаемся в плен.
    И возмутился Бог молитвой нашей поздней,
    И холодно на нас взирает бездной звездной.
    Он бледен, зол и нем.

    Но пусть разгневан Бог! Любовь его крепчает.
    Мне ведома рука,
    Которая ведет отбившихся от стаи.
    Ну, может, и побьет, но после приласкает
    И канет в облака.

    Не надо избегать спасительного гнева,
    О чести позабыв!
    Не любишь - измени решительно и смело,
    Не можешь дух любить, люби хотя бы тело -
    При жизни будешь жив.

    Пока еще во мне бушуют страсти злые,
    Пуская пену строк,
    Пока еще гляжу в глаза твои чужие,
    Открыты для меня покои потайные,
    Где обитает рок.

    Я буду ураган разыгрывать по нотам
    На скрипке у окна
    И радостно стихи писать кровавым потом,
    И все обрывы вниз заканчивать полетом
    И воскресать. Одна!


    **

    Никто предположить не мог,
    Что плоть нашли седые тени.
    Из пепла появился Феникс,
    Разбитый целым стал горшок.

    Выходит из могилы труп,
    Кипя прекрасной красной кровью,
    Весна приникла к изголовью
    Больничной койки розой губ,

    И ветер побежденный ад
    Напрасно наполняет гнилью.
    Ужа уже уносят крылья
    В окно, где ласточки свистят,

    И снова я люблю и верю...
    В какой-то мере.





© Евгения Чуприна, 1997-2018.
© Сетевая Словесность, 2006-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность