Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Словесность: Поэзия: Людмила Булыгина

        МЕЖДУ СТРОКАМИ ДНЕЙ

        *Жизнь свою сложив в ладошки... *ЖЕЛТЫЙ СВЕТ ФОНАРЕЙ
        *Сойти с ума - нелепое занятье... *Между строками дней...
        *На перекрестке оживала птица... *А КОРОЛЯ ИГРАЕТ ОКРУЖЕНЬЕ?...
        *СЛОВО *Три листа пожелтевших на ветке...
        *Тихий вечер мне наградой... *Угли сыпятся золой...
        *Пойдемте с нами листьями шуршать... *СВЕТ-"ЭПИТАФИЯ"...
        *Неужто так странно, что жизнь выше правил?...

          
          *  *  *
          
          Жизнь свою сложив в ладошки,
          протянуть их, не жалея:
          -Вот, возьми себе немножко,
          Если можно, поскорее.
          Забирай, что только хочешь:
          вот сомненье, вот тревога,
          и тоска бессонной ночи,
          непроезжая дорога,
          мимо храма, мимо дома,
          только масок круговерти,
          сила нежности бездонной,
          сон уставший глупой смерти,
          вот любовь бездомной кошкой
          средь осеннего безлюдья,
          и  надеждой осторожной
          семизвучия прелюдий,
          слов, развеянных по свету,
          до смятенья одиноких,
          несложившихся сонетов
          воскрешающие строки...
          Все возьми себе на память.
          Тяжело тебе? Ответь мне.
          А ведь все, что было с нами
          лишь спасение от смерти...
          
          
          _^_
          
          
          
          *  *  *
          
          
            Сойти с ума, как сходят со ступеней...
                    С. Динабург
          Сойти с ума - нелепое занятье, намного лучше просто вышиванье, оно дает хоть форму, коль не знанье, и облаченье, коль не восприятье. Сойти с ума - нетрудная работа, здесь просто взять и перепутать краски, и кисти разбросать по дому наспех в тревожном ожидании кого-то. Сойти с ума - смешное увлеченье. Кто первый? Вы? А я? Я тоже с Вами. Мы все запутаем бредовыми словами гремучей смесью страха и влеченья. Сойти с ума - непреходящий случай, наивно полагать наличье мысли и опыта, пусть в самом лучшем смысле, в желании и возвышать, и мучить. Сойти с ума - обычная картина. Кто не писал по памяти, с натуры нелепые застывшие фигуры, что прошлое закроет паутиной. Сойти с ума - жестокая удача. Перед безумным преклоня колени, сойдет с ума, как сходят со ступеней, сама судьба... И от любви заплачет...
          _^_
          
          
          
          *  *  *
          
          
            ...на перекрестке оживала птица - феникс
          На перекрестке оживала птица на дне асфальтовом у города в плену. Светлели лица и мрачнели лица, приняв ее как дар и как вину. Как отпущенье горестной молитвой от зла, от скверны, от ненужных слов, скрип тормозов был гимн минувшей битве, освобожденье от чужих оков. От крыльев радужных алел холодный вечер и чистой музыкой рассыпался полет. Святой тоской на миг пронзила встреча и тут же пепел превратился в лед. И тут же руки повстречали руки, от тонких пальцев запах сигарет прикосновенье вырвав у разлуки, перешагнуть назад. На сколько лет? На сколько дней, не превращенных в годы, на сколько слов, несказанных отстать? "Какая нынче дивная погода.." А эта мука - тоже благодать?
          _^_
          
          
          
          СЛОВО
          
          
            Вот, возьми мою любовь, сердцем бьющуюся на ладони...
                            "VR"
          Камнем канет на дно в темный омут речной. Птицей легкой вспорхнет от тревоги ночной, От вчерашней немой и глухой пустоты, да от детской игры: ты да я - я да ты. Торопись не успеть, не сумей объяснить. Как различны штрихи у этюда "любить". Оставаться смешно у другого огня. Любит? Кто же из нас: я - тебя - ты - меня?..
          _^_
          
          
          
          *  *  *
          
          
            На душе роса собралась за ночь...
                      "VR"
          Тихий вечер мне наградой за дневные пустозвоны: и сверчковые рулады гимном полночи бессонной. Прикасаясь к тонким строкам, на излом слова пытаю, то, что помнится без срока, как надежду оставляю. Не пустое посуленье неизбежности удачи,- тайна, ночь, сверчок за пеньем,- то ли смехом, то ли плачем. Звезд летящее дрожанье будит августовский вечер. Вот и снова - провожанье, жалко, что теперь - без встречи...
          _^_
          
          
          
          *  *  *
          
          Пойдемте с нами листьями шуршать
          в сентябрьский парк прозрачным ранним утром.
          Я в сотый раз вам расскажу опять,
          все то, что мной рассказано кому-то.
          
          Смотрите: лист, как скорчившийся звук,
          не понят, позабыт и еле слышим.
          Он пеплом рассыпается из рук...
          Не он ли мне слетел на счастье свыше?
           
          Так каждый год: мне осень, как финал,
          в ней взгляд от старости бесстрастный и печальный.
          Вот лист кленовый. Он меня узнал.
          Мы с ним весной поссорились случайно.
          
          Прости меня,- ему скажу опять.
          Зонтом накрою откровенность желтых веток...
          Пойдемте с нами листьями шуршать.
          Потом вы мне расскажете об этом.
          
          
          _^_
          
          
          
          *  *  *
          
          Неужто так странно, что жизнь выше правил?
          Что был без оглядки день начат и прожит?
          Неужто так трудно в покое оставить
          Того, кто летит и других не тревожит? 
          
          Взгляните сквозь дырки, всмотритесь сквозь щелки,
          сомкнитесь рядами в смятеньи бессильном,
          сплотитесь глазками, цепочками щелкнув,
          в глухом осужденьи улыбок красивых.
          
          Залейте елеем притворных сочувствий,
          судите судом всех разгневанных судей.
          А вдруг вам грехи все за это отпустят?
          А вдруг благодать подадут вам на блюде?
          
          И выпишут счет за чужие просчеты,
          И выдадут милость, не милуя дальних...
          А что вам до ближних? Не ваши заботы,
          кто свет потревожил в глазах беспечальных.
          
          Вам легче? Ну что вы... Не все разложилось
          по полочкам вашим, так праведно- липким.
          А этот, смотрите: как жил, так и жив он,
          всего лишь печальней поет его скрипка.
          
          Поет, будто плачет, поет, будто знает:
          не вечны рассветы дареного лета.
          И снова в который он раз забывает
          про вас помянуть в продолженье сонета.
          
          Обидно? Терпите. Конечно, терпите...
          Ну что с него взять? То ли глуп, то ль блаженен?
          Вы хлопните дверью и снова судите
          без лишних, ненужных хлопот и сомнений.
          
          А вдруг побоится? А вдруг он устанет?
          Смотрите: не к вам ли дорожку направил?
          Все будет, как было... Лишь скрипки не станет...
          Неужто так странно, что жизнь выше правил?
          
          
          _^_
          
          
          
          ЖЕЛТЫЙ СВЕТ ФОНАРЕЙ
          
          Желтый свет фонарей. Расставание звуки погасит.
          У дождя попросить передышки аккордом одним.
          Говоришь ты: "не зря"... Я поверю и вечер мой скрасят
          новой песни слова. Ты придумаешь музыку к ним?
          
          Так легко понимать с полуслова, с полвзгляда, с полтона.
          Зарифмуем ноябрь, на шесть струн прошлый день положив.
          Здесь тепло у огня и гитары венчальные звоны
          отмечают часы: "это встречей и музыкой жив".
          
          Отнимать и дарить - это, в общем-то, старые шутки,
          веселится судьба, нам бросая дежурную кость.
          мало толку гадать: превратятся ли в годы минуты.
          Желтый свет фонарей. И ночной неожиданный гость.
          
          
          _^_
          
          
          
          *  *  *
          
          Между строками дней
          возникают мгновенья стихов
          и опять возвращают к началу, к истоку, к рассвету.
          У театра теней
          черно- белая музыка слов
          незаметно растает торжественным: "многая лета"... 
          Но смеется январь,
          Рождество разливая у луж:
          - Что, хорошие, что? Ах, беда ли: погоды капризы.
          Погасите фонарь -
          нам не видно свечения душ,
          придержите судьбу - я немного пройду по карнизу.
          Тут всего только шаг
          и в стекле отраженье узнать,
          обернуться назад: удержите хоть лаской, хоть силой.
          И отчаянный страх:
          не сорваться и не закричать,
          и еще: не предать, спотыкаясь  о горькое "было".
          Улыбнуться легко,
          все прощая, привыкнув прощать.
          Там внизу суетой расплывается брошенный вечер
          Близко ли, далеко -
          Вряд ли можно отсюда узнать.
          Это просто игра. Что нам выпадет: чет или нечет?
          
          
          _^_
          
          
          
          А КОРОЛЯ ИГРАЕТ ОКРУЖЕНЬЕ?
          
          
              ...а пока облачность без антрактов и короля играет окружение...
                      С. Динабург
          Что ж роли розданы... Звонок. Кулисы. Свет. Вновь окруженье короля играет. Пока на сцене королевы нет, пока ему все это позволяют. Роль королевы - призрачная власть, фальшивый вздор... Трагична и нелепа родов древнейших болестность и масть, пороков прошлых величавый слепок. Продуманы и жесты, и наряд, столетьями расписаны движенья... И слышит подбалконный дальний ряд, кому и вправду служит окруженье. Смотрите: как играют! Как идут! В поклоне как угрюмо замирают... А это кто? А это просто шут. Его обычно сам король играет.
          _^_
          
          
          
          *  *  *
          
          
                "Кто это у костра? Может, моя сестра? Может, моя жена? А рядом, конечно, я."
          Три листа пожелтевших на ветке - из осени знак. Вроде рано пока, где-то август еще за порогом. И в подаренном дне лишь немножечко что-то не так, остальное - судьба от извечного "ходим под богом". Остальное - улыбка и встреча, и струн перебор. Старых текстов слова так давно повязали нас вместе. - Что стряслось? - Ничего. Просто странный у нас разговор. Ты со мной? - Я с тобой. Хочешь, я сочиню тебе песню? "Три листа пожелтевших на ветке - из осени знак. От потерь каменеет душа и не спится ночами. И судьба - не судьба, значит это положено так: Возвращаться к себе, сентябрем новый год отмечая."
          _^_
          
          
          
          *  *  *
          
          
            ...когда при мне произносят...
                      А.А.
          Угли сыпятся золой, Ты. Да я. Да мы с тобой. Больше некому. И слова-то не о том, что по краю крыто льдом. прежде - реками. Было ль не было - прошло, как руками развело. Не обижен ли? Ни ответить, ни простить, значит так тому и быть... Имя - выжило.
          _^_
          
          
          
          СВЕТ-"ЭПИТАФИЯ"
          
          
              Светлане Динабург В луче луны летит большая птица...
                        A.A.
          Ну, кто меня за "сразу все" простит? Ах, этот взгляд лохмато-удивленный,- так смотрит пес до нежности смышленый, и точно так же пристально молчит. Пусть не поймет, а что тут понимать? Я просто буду возвращаться чаще и новым лицам распахнувшись настежь, вновь хвастать ею (и местами врать). Что там еще? Была, и есть, и пусть... А что до "нынче, в трудную минуту", так мне прощаться глупо почему-то. А вдруг я ей когда-нибудь приснюсь?
          _^_

          ©Людмила Булыгина[Написать письмо]





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Андрей Бычков: Неизвестные звезды [И дивлюсь я подвалам подлинным, где мучают младенцев, чтобы впредь не рождались...] Сергей Саложин (1978 - 2015): А иначе - Бог [О, боги пустых полустанков, / Архангелы ищущих труб - / Слова выпадают подранком / С насмешливо пляшущих губ...] Андрей Баранов: Сенсоры Сансары [Скорый поезд уходит в ночь. / Шумом города оглушён / Я влетел на вокзал точь в точь, / Когда поезд почти ушёл...] Евгений Пышкин: Стихотворения [и выкуриваешь всю пачку и сипя / шепчешь мне тяжко мне тесно мне / кто мы спрашиваю себя / так диптих с двумя неизвестными] Семён Каминский: Саша энд Паша [Потерянный Паша пробовал что-то мычать, помыкался по знакомым, рассказывая подробности, но все и так знали, что к чему: вот и его проехали...] Яков Каунатор: Ах, душа моя, косолапая... [О жизни, времени и поэзии Сергея Есенина.] Эльдар Ахадов: Русские [Всё будет хорошо когда-нибудь / Там, где мы все когда-нибудь, но будем / Счастливыми - вне праздников и буден... / Запомни только, слышишь, не забудь...] Виктория Кольцевая: Фарисей [Вражда народов, мир рабов, суббота. / Не кошелек, не божия забота, / к писательству таинственная страсть / на век-другой позволит не пропасть.....]
Словесность