ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Рубрику ведет
Сергей Слепухин


Словесность


Последняя статья

О рубрике
Все статьи


Новое:
О ком пишут:
Игорь Алексеев
Алена Бабанская
Ника Батхен
Василий Бородин
Братья Бри
Братья Бри
Ольга Гришина
Михаил Дынкин
Сергей Ивкин
Инна Иохвидович
Виктор Каган
Геннадий Каневский
Игорь Караулов
Алиса Касиляускайте
Михаил Квадратов
Сергей Комлев
Конкурс им. Н.С.Гумилева "Заблудившийся трамвай-2010"
Конкурс "Заблудившийся трамвай"
Александр Крупинин
Борис Кутенков
Александр Леонтьев
Елена Максина
Надежда Мальцева
Глеб Михалёв
Владимир Монахов
Михаил Окунь
Давид Паташинский
Алексей Пурин
Константин Рупасов
Александр Стесин
Сергей Трунев
Феликс Чечик
Олег Юрьев







Новые публикации
"Сетевой Словесности":
Алексей Борычев. Жасминовая соната. Стихи
Александр Корамыслов. НЬ. Стихи
Тарас Романцов (1983 - 2005). Поступью дождей. Стихи
Макс Неволошин. Психология одного преступления. Рассказ
Ирина Перунова. Убегающая душа. О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено"
Литературные хроники Егавар Митасов. Триумф улыбки. В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой
ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Редакционный портфель Devotion

[18 июня]  



Сергей Ивкин

НЕ ПРЕДАВШИЕ ДЕТСТВА
(Братья Бри. Слёзы Шороша. "Евдокия", 2011)


Говорить о книге, не раскрывая её сюжет, издевательство, не только над читателем, но и над говорящим. Потому я стану говорить о пространстве вокруг книги "Слёзы Шороша", очерчивая её границы, а пустоту внутри них пусть заполнит прочитавший саму книгу.

Для себя я разделяю книги-фэнтэзи и книги-сказки по одному простому принципу: фэнтези создаёт свою собственную магическую реальность, в которую ты входишь и учишься жить по её законам, пока они не станут тебе родными и понятными. В сказке же ты имеешь дело с магическим реализмом: то есть законы жизни те же, что и в твоей реальности, но есть выходы на иное, ты сталкиваешься и общаешься с отдельными явлениями и представителями иного внутри привычного тебе мира. Первое явление исключительно литературное, второе - всегда несёт оглядку на реальные фольклор и мифологию. Границы эти размываются регулярно, но тяготение в ту или иную сторону уловить можно.

Г.Ф. Лавкрафт - фэнтэзи, а Л. Кэролл - сказка, Дж.Р.Р. Толкин - фэнтэзи, а К.С. Льюис - сказка, Дж.Р.Р.Мартин - фэнтэзи, а Т. Пратчетт - сказка, М. Фрай - фэнтэзи, а В. Крапивин - сказка. И вот Братья Бри у меня застряли ровно посредине. Посудите сами: магическая реальность своя, но собирается она из знаковмых вещей и персонажей, читанных-перечитанных, заочно любимых из-за их родства... И при этом узнаваемые шаблоны регулярно выворачиваются из предполагаемого сюжета, отказываются поступать, как нам будет приятно, заставляют воспринимать себя в новом свете.

Для Братьев Бри мир начался с Кэрролла, но населён он помаленьку шогготами Лавкрафта, орками, эльфами и гномами - Толкина, воронами-буравухами - Мартина-Фрая. При этом моральные терзания героев, их становление, влюблённости и обиды родом из Крапивина, Льиса, Пратчетта. Любимые книги стали полноправной реальностью, они получили собственную игровую площадку и решили сами устанавливать правила.

Гномы Братьев Бри ненавидят пещеры, зато любят открытое пространство и полёты, владеют отвлекающими чарами и различны по характерам. Эльфы Братьев Бри любят людей, вступают с ними в браки, но живут много меньше, возвращаясь душами после смерти в свой Тайный город. Урукхаи Братьев Бри приходят из Ортханка наоборот. У Толкина Белая башня сначала стала кузницей урукхаев, и только с приходом энтов - озером. У Братьев Бри озеро испарилось, чтобы стать кузницей войска Повелителя Мира. Да и сам Повелитель соединён из двух образов: Адольфа Шикльгрубера (Гитлера), который мечтал в детстве стать художником, и Тёмного магистра Фрая, получившего в нежданный подарок Древнюю силу. Только Злой Гений получился мелкий, испуганный.

Обратимся к добрым персонажам. Я просто вожделел видеть троицу Поттер-Гренджер-Уизли, и в начале книги так оно и вышло, вызывая у меня приступы бурного хохота. Но Братья Бри, то ли отследили мои гримасы, то ли за что-то невзлюбили Джоан Роуллинг... Поттерианская составляющая в "Слёзах Шороша" не проросла. Тема дружбы вывернулась в сторону дружбы между Хранителями Кольца, где Горлум-Смеагорл встал рядом с Фродо и Сэмом на равных.

О течении времени в книге говорить сложнее всего. Тема Времени затрагивается регулярно, но для меня она так и не оформилась. Несколько параллельных линий, конечно, тянут тебя вдаль по сюжету, но привкус ненависти к авторам только растёт оттого, что линии сюжета внезапно растворяются в обмороках персонажей, словно вода Невидимого водопада, не достигающая в падении камней внизу. Скорее всего, задуманный эпос, не исчерпывается двумя имеющимися книгами, иначе передвижения персонажей совсем теряют смысл, и погибшие стоят рядом с живыми в полном недоумении.

Чего бы хотелось мне, как читателю? Для авторов его персонажи настолько живы, что порой авторы очень скупо описывают их внешность или наряды. С одной стороны: а о чём говорить, если есть шаблоны? С другой: характеры-то другие, получается что внешность сочиняет по ходу сам читатель. И иллюстрации могут только помешать. Но мне упоминания исключительно цвета глаз для составления образа не хватало. Не хватило мне и представления о развёртывании военных действий в целом, как это мы видим в эпосах Толкина и Мартина. Главный акцент приходится на трёх-четырёх главных героев, но эхо-то войны должно долетать. Рядом гибнут важные нам люди, а большая компания их друзей плещется в реке и удит рыбу. Хотя, от этого исчезает и сказочность, и фэнтэзийность, и появляется привкус той изначальной реальности, в которой мы быстро забываем тех, без кого только вчера не мыслили свою жизнь.

Я захлопнул обложку и смотрю в пустоту обрисованной книги, повторяя: "Сказанные слова, пусть даже ошибочные, приближают истину, несказанные - отдаляют её".

И ещё. Теперь, каждый раз, читая одно из своих любимых стихотворений у Иосифа Бродского "Он всадника себе искал средь нас", я буду знать, что этот чёрный конь нашёл своего человека в книге "Слёзы Шороша" Братьев Бри.



Приложение: Братья Бри в "Сетевой Словесности"