Словесность 


Текущая рецензия

О колонке
Обсуждение
Все рецензии


Вся ответственность за прочитанное лежит на самих Читателях!


Наша кнопка:
Колонка Читателя
HTML-код


   
Новые публикации
"Сетевой Словесности":
   
Ольга Андреева. Город лишних подробностей. Стихи
Анна Арканина. Стихотворения.
Максим Жуков. У коровы есть гнездо. Стихи
Сергей Антонов. Мама мыла раму. Рассказ
Ирина Жураковская. Стена и Восхождение. Рассказы
Александр М. Кобринский. Подвеска на ниточке. Рассказ
Макс Неволошин. Средство от тревог. Рассказ
Владимир Спектор. Три рецензии.


ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Редакционный портфель Devotion

[13 декабря]  
    Вилли Мельников: На сцене, как в жизни  -  и наоборот.
      Как сценический костюм лингвохалат Вилли стал использовать с начала 2000-х годов. Чаще всего, если Вилли выходил на сцену еще не облаченный в лингвохалат, он предварял появление лингвохалата словами: лингвохалат - это спецодежда для взаимодействия с поэзией, с поэтическим текстом, ведь, если, как говорила вдова поэта Осипа Мандельштама - Надежда Мандельштам, за стихи убивают, то это  -  очень опасная вещь, очень опасная среда и стихия.
    А также: Владимир Смирнов: music - postmemory.






КОЛОНКА ЧИТАТЕЛЯ
ЧИТАЕМ:  Алексей Смирнов. Собака Раппопорта



Анна Яковлева

Собака Раппопорта



Роман Алексея Смирнова "Собака Раппопорта", изданный в Selfиздат издательства Триумф, - отличное острое блюдо: тут и триллер, и иронический детектив с захватывающей интригой, и интеллектуальное хулиганство. Ибо явственные интонации М.Булгакова здесь полируются приёмами современной постмодернистской пародии: действующие лица - русские транскрипции Шерлока Холмса, доктора Ватсона, Мориарти, превращенного в доктора (дело врачей?). Часть первая чрезвычайно прозрачно названа "Последнее дело Хомского", часть вторая - "Собака Раппопорта", а в последних строчках появляются и пляшущие человечки... Алексея Смирнова вообще отличает жанровая наглость. Сам он не любит никаких "измов", но склонен называть себя мистическим реалистом - реалистом до атомов, до пустоты меж ними, как говорит он сам. И это правда, но не вся.

Кристальным своим слогом автор, прекрасный рассказчик, шаманит, ёрничает и парадоксальным образом завораживает читателя, преображая реальность, которая становится зыбкой и таинственной, чудесным образом приобретая от этого глубину и ясность. Там герои с онемевшими чувствами ведут свою жизнь опущенных идиотов, и мчится повседневность куда-то в весёлом абсурдном круговращеньи, и мы узнаём себя в персонажах, и смеёмся над собою, и ирония становится медиатором жизни и смерти, и осознание нелепости бега в мешках возрождает - как это странно! - давно утраченное желание жить. Я бы выписывала больничный роман Алексея Смирнова по рецепту как мощное средство от расшатанных нервов и депрессии. У нас ведь заведено как? У нас чем ближе литература к жизни, тем она невероятнее, потому что нет ничего такого, чего в России не могло бы быть, и нет слов, как это печально. И истончается пробел между реальностью и вымыслом. И очень русское непереносимое чувство, что под ногами топь и хлябь и мы вечно существуем "по-над пропастью, по самому по краю", вдруг уходит куда-то, потому что - всё возможно, оказывается, не только во сне, но и наяву, и нет тут тоски, и чувствуешь совершенно реальное мистическое основание всех вещей на свете.

Тут случаются трупы - а как же без них в детективе? Но тут нет смакования жестокости. Это триллер, жанр, нагляднее всего повествующий о мистическом, страшной тайне, неизвестном. Но, сложенное в сюжет и переплетённые страницы, страшное перестаёт быть ужасным и становится ручным.

В романе несколько этажей смыслов. Одни читатели снимут только лишь пенки, и они удивительно вкусны. Другие будут долго наслаждаться фантасмагорическим варевом. Но в книгу влюбляются и те, кто ищет легкого чтения, и избалованные эстеты, это точно выстроено, тонко прописано, грустно и очень смешно.



"Собака Раппопорта" - настоящая русская неоклассика, недаром именно так - NEO КЛАССИКА - и названа серия издательства, в которой вышел этот замечательный небольшой шедевр большого писателя.



Обсуждение