Словесность 


Текущая рецензия

О колонке
Обсуждение
Все рецензии


Вся ответственность за прочитанное лежит на самих Читателях!


Наша кнопка:
Колонка Читателя
HTML-код


   
Новые публикации
"Сетевой Словесности":
   
Алексей Борычев. Обречённость. Стихи
Максим Жуков. Она была ничё такая. Стихи
Александр Куликов. Стихотворения.
Татьяна Парсанова. Пожизненно. Без права переписки. Стихи
Ирина Ремизова. За птицей. Стихи
Алексей Смирнов. Концерт на карантине. Рассказ
Братья Бри. Живой манекен. Отрывок из романа "Прикасающийся"
Сергей Слепухин. Блаженство как рана. О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты"
Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки. Об авторах 2-го тома антологии "Уйти. Остаться. Жить"
Литературные хроники: Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи.


ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Книжная полка

[18 февраля]  
Вячеслав Тебенко. На своей стороне - СПб, Союз писателей Санкт-Петербурга, 2019.
Участники знаменитого лыжного рейда Тойво Антикайнена, герои и гордость Красной Армии, спустя пятнадцать лет после похода становятся "предателями", "шпионами" и "вредителями", как и десятки тысяч других военнослужащих. Не желая покорно ждать своей участи, спасая себя и семью, Эйнари Хейкконен решается на отчаянный побег из Советского Союза в Финляндию. Оказавшись в положении беглеца-нелегала, бывший командир РККА становится трофеем для конкурирующих спецслужб. Лавируя между чувством самосохранения, присягой, обстоятельствами и собственной совестью, герой книги пытается начать новую жизнь. Но уже через два года он попадает в водоворот событий Зимней войны. Плечом к плечу с бывшими вра-гами Эйнари защищает Суоми, сражаясь с теми, кого он по-прежнему считает товарищами. Сможет ли герой окончательно решить, на чьей он стороне?






КОЛОНКА ЧИТАТЕЛЯ
ЧИТАЕМ:  Раздел поэзии Сетевой Словесности



Дмитрий Макаров

Satori в netslova



Здравствуйте Георгий!


Вчера жизнь поставила надо мной эксперимент, я по извечной привычке литераторов превратил его в эксперимент над жизнью, и вот теперь докладываю отчет.

Вчера мне было грустно, не от недостатка витаминов или усталости, не знаю, наверное, "просто продуло из бездны". В рабочее время я не пью, да и вряд ли помогло бы, а потому я решил "полечить" себя стихами. Для опыта обратился к Вашей "Сетевой Словесности". Взял наугад, из "Лучших публикаций за март", а потом забрался в раздел "Поэзия". В подборку попали: Борис Панкин "теперь я знаю где тебя искать" (так очень символично Word и назвал файл), "Шерри-Бренди" Михаила Крепса, "Женская поэзия..." Ларисы Грановской, стихи Ивана Рассадникова, Юлии Подлубновой и "Птицы из майонезных баночек" (перед очарованием абсурда я не мог устоять) Максима Бородина.

Главный итог - помогло. Вновь провозглашенный научным руководителем Пылькина Александром Секацким фармакологический эффект философии и литературы в целом как говорят англичане имеет место быть. Читая подборки авторов в вышеперечисленном порядке, я последовательно испытал все стадии интеллигентского сатори (в некоторой степени фармакопея аналогичного ряда выражена в строчке Бориса Панкина "три топора две тройки спирт агдам", ну, соответственно когда разница между этими напитками была). В общем, исцеляясь от "экзистенциальной простуды", я прошествовал через примирение, успокоение, радостное возбуждение и растворение.

Причем примирение прошло без аннексии и контрибуции, разве можно "суетливость бега на месте", отброшенную, например, строчками:

    я слышу что скрипит пустой трамвай
    на этом ежедневном повороте
    о чем молчит звезда твоя напротив
    скажи давай

и вмененную обязанность "принимать все близко к сердцу", аннулированную, например, четверостишьем:

    вот поезд отходящий от перрона
    вот я - машу ему рукою вслед
    вот ты в окне плацкартного вагона
    вот нас с тобою в кадре больше нет

принимать за "острова в Средиземном море" (А. Гайдар "Школа") из-за которых стоит продолжать войну.

Следующая подборка Михаила Крепса сформировало "успокоение", причем сработало оно как зеркало, которое (по моде введенной Хемингуэем) вешают в барах. Полированная поверхность, конечно, была немного кривовата, да и рожа тоже, а может наоборот или и то и другое, но вроде глянул, провел по башке пятерней и "все нормально"

    Пусть история проходит,
    Словно девочка в метро,
    Пусть Венера с Марсом спорит
    То ли эту, то ли ту,
    Их как варежек цветастых
    На катке в ЦПКО,
    А слезам Москва не верит -
    Слёзы - это Н2О.

вернее, это даже это "все нормально", когда, вернувшись, смотришь в зеркало, чтобы прищемить плохой примете черный хвост.

Стихи Ларисы Грановской и Юлии Подлубновой выступили скопом, как атмосферный фронт они сделали свое дело, не замечая его, прогулочным шагом, широко и без нажима. Радостное возбуждение - состояние произвольное и детерминированное одновременно, т.е. возникает само по себе и обязательно от чего-либо. В этом рецепте были: синтезированный Рассадниковым национальный русский стимулятор "оказывается есть и меня пожиже" с добавлением питательного "кому-то хуже, чем мне":

    Раздарю себя крысам по крохотным сырным лучам Разлечусь оловянно по бешеным камням наждачным В ту минуту как голос мой славу врачам палачам Пробормочет на ветер в окне голубином чердачном

Юлия Подлубнова "подмешала" хорошую дозу духовного закрепителя смеси "да и такой я вполне хорош"

    МУУ-Ж

    Входит он без стука
    и на кухню сразу.
    И ножом по луку -
    что ножом по глазу.

    Любит, блин, приправы,
    пряности, коктейли.
    И бифштекс кровавый
    называет Мэри.

и летучую основу "хулиганство" серьезного градуса:

    Какое прекрасное лето -
    с коричневым крупным дождем!
    Давай, что ли, в офис зайдем
    и плюнем в портрет Президента.

"Птицы из майонезных баночек" Максима Бородина привели мое сатори к звенящему эндшпилю. Рассыпав на элементарные частицы, а потом, элегантно собрав окружающий меня! интеллектуальный мир, как заправский Джойс, Максим не только растворил, т.е. сделал неконфликтной частью, меня в мире, но и даже дал некоторую надежду. Не христианскую, что "все будет хорошо" (или просто "все будет"), а буддийскую, что это примиренное и радостное состояние будет продолжаться.

Написание этого отчета я рассматриваю, как очередную попытку закрепить это состояние по системе Станиславского. Верите?


С уважением,
Дмитрий Макаров.



Обсуждение