Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


   
П
О
И
С
К

Словесность




"НОРМАЛЬНЫЙ"


Во дворе Кащенко цвел каштан и какой-то капитан шел кого-то навещать. Филимонов сдался в Кащенко сам. Его студенческая семья лежала в руинах и прахе, и сессию он послал на хер.

Разлука с трехлетней дочерью превратила его жизнь в кошмар. Мозг не выдерживал, и болгарское бренди "Солнечный берег" казалось слабым раствором фанты. В санаторном отделении были аккуратные занавесочки, и лечащий врач готовилась к защите диссертации. Филимонов оказался подходящим. А у лечащего врача была прекрасная фигура, как раз под белый халат. Обращение с пациентами было нежным и вежливым, все люди, от уборщиц до главврача, улыбались, как в интуристовской гостинице.

Лето было теплым. Филимонов делал пластмассовые елочки.

В курилке к нему подошла девушка в голубом платьице и спросила, занимается ли он гимнастикой в специальном гимнастическом зале. Филимонов не любил спорт. Когда девушка ушла, два приятеля-физика с подозрением на МДП пояснили Филимонову, что ее зовут Ленка и что у нее бешенство матки, хотя лежит она здесь по другому поводу. И что всех новеньких она трахает в гимнастическом зале. Что она не трахнула только узбека, у которого очень болит голова и он не встает с постели, а по палатам она не ходит. Филимонов что-то буркнул и углубился в книжку "Гибель богов", а сам подумал, что в гимнастический зал не пойдет, хотя у Ленки, как пояснили физики с МДП, и был тайно изготовленный запасной ключ.

А таблетки на обеде можно было не глотать. На это закрывали глаза. И можно было гулять по территории, где цвел каштан и какой-то капитан шел кого-то навещать. Однажды Филимонов подошел к корпусу с решетками на окнах и заглянул в окно. Солнечные блики помешали Филимонову что-то увидеть за окном, и он побрел в общежитие МГУ на Шверника, где с однокурсником упился "Солнечного берега", закусывая плесневелыми маринованными помидорами зеленого цвета. Когда наступило просветление, однокурсник подарил Филимонову Библию. В Кащенко Филимонов не вернулся. Он ночевал там и сям у друзей, и так много пил, что поутру постоянно оглядывался: ему казалось, что кто-то хочет вонзить в его спину нож. Ему предложили пожить в брошенном доме на Маяковке. Этот дом называли Булгаковским.

Он лежал на матрасе, брошенном на пол, и слушал записи ансамбля "Близнецы Кокто". Открылась дверь и вошла Ленка в голубом платье, села на край матраса. Филимонов лежал молча, звучал магнитофон. Ленка была хмурой. Как же так, сказала она, все в Кащенке даже ума не могли приложить, что с ним случилось. Все очень беспокоились. Может быть, он умер. Может быть, он сошел с ума и бредет по дорогам России босиком. Да мало ли что, вот у лечащего врача пропадает кусок диссертации. Как не стыдно. Вот его личные вещи, она взяла их в тумбочке. Как ты меня нашла-то, спросил Филимонов наконец. Я очень хотела восстановить справедливость и посмотреть тебе в глаза, сказала она. Я беспокоилась за тебя и жалела лечащего врача, сказала она. Вот и нашла. Сходи в Кащенко, извинись хотя бы, сказала Ленка. Филимову было нечего сказать, ему было стыдно.

Ленка ушла, и Филимонов решил, что обязательно извинится перед лечащим врачом. Но это извинение должно быть искренним и не связано с визитом Ленки. Так он пролежал на матрасе еще два дня, переворачивая кассету с ансамблем "Близнецы Кокто" в магнитофоне.

В Кащенке в субботу было людно, много посетителей. Лечащий врач сказала Филимонову, что Филимонов не сумасшедший, а совершенно нормальный, и что все в его руках, вот ведь он хоть и убежал, но смог найти в себе силы и прийти извиниться. А физики в курилке сказали ему, что Ленку он повидать не сможет, потому что она сильно порезала себе вены и ее перевели в какое-то другое, закрытое отделение.

Во дворе Кащенко уже отцвел каштан, и капитана было не видать. Филимонов сел в трамвай номер двадцать шесть и поехал в университет забирать документы.




© Олег Пшеничный, 2007-2024.
© Сетевая Словесность, 2007-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов. Жена [Мы прожили вместе 26 лет при разнице в возрасте 23 года. Было тяжело отвыкать. Я был убит горем. Ничего подобного не ожидал. Я верил ей, она была всегда...] Владимир Алейников. Пуговица [Воспоминания о Михаиле Шемякине. / ... тогда, много лет назад, в коммунальной шемякинской комнате, я смотрел на Мишу внимательно – и понимал...] Татьяна Горохова. "Один язык останется со мною..." ["Я – человек, зачарованный языком" – так однажды сказал о себе поэт, прозаик и переводчик, ученый-лингвист, доктор философии, преподаватель, человек пишущий...] Андрей Высокосов. Любимая женщина механика Гаврилы Принципа [я был когда-то пионер-герой / но умер в прошлой жизни навсегда / портрет мой кое-где у нас порой / ещё висит я там как фарада...] Елена Севрюгина. На совсем другой стороне реки [где-то там на совсем другой стороне реки / в глубине холодной чужой планеты / ходят всеми забытые лодки и моряки / управляют ветрами бросают на...] Джон Бердетт. Поехавший на Восток. [Теперь даже мои враги говорят, что я более таец, чем сами тайцы, и, если в среднем возрасте я страдаю от отвращения к себе... – что ж, у меня все еще...] Вячеслав Харченко. Ни о чём и обо всём [В детстве папа наказывал, ставя в угол. Угол был страшный, угол был в кладовке, там не было окна, но был диван. В углу можно было поспать на диване, поэтому...] Владимир Спектор. Четыре рецензии [О пьесе Леонида Подольского "Четырехугольник" и книгах стихотворений Валентина Нервина, Светланы Паниной и Елены Чёрной.] Анастасия Фомичёва. Будем знакомы! [Вечер, организованный арт-проектом "Бегемот Внутри" и посвященный творчеству поэта Ильи Бокштейна (1937-1999), прошел в Культурном центре академика Д...] Светлана Максимова. Между дыханьем ребёнка и Бога... [Не отзывайся... Смейся... Безответствуй... / Мне всё равно, как это отзовётся... / Ведь я люблю таким глубинным детством, / Какими были на Руси...] Анна Аликевич. Тайный сад [Порой я думаю ты где все так же как всегда / Здесь время медленно идет цветенье холода / То время кислого вина то горечи хлебов / И Ариадна и луна...]
Словесность