Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ПОД  АРКОЮ  БАРОЧНОЙ...


* Помнишь, музыканта хоронили?..
* НЕОТПРАВЛЕННОЕ ПИСЬМО
* С утра холодный, моросящий дождик...
 
* По кабакам в застиранном клифте...
* Это я попросил облака тормознуть над вокзалом...
* Как грустно пели шлюхи у ларька...



    * * *

    Помнишь, музыканта хоронили?
    После пили? Ну, конечно, пили,
    Плакал тромбонист в кепчонке мятой,
    А со шрамом, в кофте полосатой,
    Матерился, добавляя: "Все мы
    Не минуем этой грустной темы, -
    И без перехода, - был покойный
    Трепачом, а кларнетист достойный..."
    Что-то бормотал трубач поддатый,
    Самый старый лабух музбригады.
    Над столом тоскливое витало,
    Было и помянуто немало...
    Пили вечерком в подвале ЖЭКа,
    Не прожил приятель и полвека,
    И сыграть решили музыканты,
    Похоронной музыки таланты.
    Как они душевно заиграли,
    Как они печали выдували,
    Лишь кларнета не хватало этим
    Музыки унылой взрослым детям...

    _^_




    НЕОТПРАВЛЕННОЕ  ПИСЬМО

    Приеду к вам, я скоро к вам приеду,
    Наверное, во вторник или в среду,
    Я доберусь сквозь морок и печали,
    Какие б нас ни разделяли дали.

    Я привезу гостинцев вам немало -
    Янтарь, опал, волшебное зерцало,
    Китайского лимонника три ветки,
    О снах цветных последние заметки,

    Приятеля рисунок "Блеск сапфира...",
    Записанный на плёнку крик буксира,
    И местных сочинителей сатиры,
    И с берега морского сувениры...

    Я помню ваши радости и слёзы,
    Присущие лишь вам слова и грёзы,
    И к ближним не угаснувшую жалость,
    И ставшую морщинами усталость...

    Приеду к вам, я скоро к вам приеду,
    Наверное, во вторник или в среду,
    А вот в каком году? - прикинуть сложно,
    Но доберусь, и это - непреложно.

    _^_




    * * *
          Сергею Слепову

    С утра холодный, моросящий дождик,
    Сограждане в нарядах ширпотреба,
    Со мною рядом выпивший художник,
    Болтающий о выкрутасах неба,

    О том, что край земли нас держит сильно
    И вырваться отсель безумно сложно,
    О том, что здесь паршиво, но стабильно,
    Хотя порой так тошно - невозможно.

    О том, что нам, нелепым, так и надо!
    В краях далёких - вовсе охренеем.
    И мы берём по "Островной" на брата,
    И молча пьём - стремительно пьянеем.

    Наверно, прав он, где ещё так много
    Нам дарит небо образов ненастья?
    А под ногами - мокрая дорога,
    В конце - шалман - надежда на участье...

    _^_




    * * *

    По кабакам в застиранном клифте
    Слонялся мой герой и пил, мудила.
    И не всегда бывал на высоте:
    Дразнил путан, жлобу заехал в рыло,
    С прицелом комплименты расточал
    Невесть откуда взявшейся полячке,
    Состряпал ей вульгарный мадригал,
    Пытался трахнуть девку прямо в тачке,
    Был брошен и грустил под фонарём,
    Под аркою барочной пил джин-тоник,
    Рябине, полыхающей огнём,
    Шептал: "Я твой, я преданный поклонник".
    Куда-то дальше, к чёрту на рога,
    Дворами, переулками пустыми
    Он брёл и брёл - вот пьяная башка,
    Что автору поделывать с такими? -
    В какой-нибудь задымленный шалман,
    В клуб дорогой, где правят мафиози,
    Где потаскух ласкает уркаган
    И где за "зелень" привыкают к дозе.
    Вполне возможно... Только я о том,
    Что поутру его мильтоны били.
    Отбили всё. Больница и - дурдом,
    Уколы, доктора - в таком вот стиле...
    И с кем теперь о разном толковать,
    Кто будет мне подсказывать сюжеты?
    С кем кофе пить, над книжкой тосковать,
    Слать ангелам, посредством строк, приветы,
    Инакой жизнью бредить с кем теперь
    Я буду тягомотными ночами?..
    Ещё один записан в счёт потерь,
    Хоть и не взят под стражу небесами.

    _^_




    * * *

    Это я попросил облака тормознуть над вокзалом,
    Побирушке на Рижском зачем-то болтал о тебе,
    На Цветном, под дождём, между лавкой и маленьким баром
    Сочинял краснопёрому нечто о грубой судьбе.
    Я тебя ожидал в тех местах, что роднятся с тайгою,
    Где висел вертолёт стрекозою, где Чехов бывал,
    Где нетрудно смешать алкоголь с неотвязной мечтою,
    Где я новую жизнь столько раз - обалдуй - рисовал.
    Я на Пушкинской ждал, разглядеть среди разных старался,
    Пинкертонил (позорно признаться) в рассветной тиши,
    Потому-то алкаш с Беговой надо мною смеялся,
    Потому упомянутый мент отмахнулся: чеши.
    Понимаю: правы эти типы, а я - допотопен.
    Понимаю, но если увидишь мои облака -
    Отнесись благосклонно, я в поисках был расторопен,
    Да и нынче питаю надежду, что встреча близка.

    _^_




    * * *

    Как грустно пели шлюхи у ларька,
    Им подпевал патлатый алкоголик.
    Причалил джип, два крепких паренька
    Девиц забрали... Вечер-меланхолик
    Сгущался быстро. В поисках рубля,
    Которого на вермут не хватало,
    Я поканал направо, жизнь хуля,
    Куда-то в направлении вокзала.
    Потом я с кем-то скинулся и пил,
    И препирался с толстячком в буфете,
    За что последний так меня корил,
    Кто зацепил его на этом свете?
    Затем сидел во дворике чужом,
    Где яблоками пахло и сиренью,
    Жалел себя, к беседке став бочком,
    Советовался с собственною тенью.
    Чуть позже костерил себя зазря -
    Поди припомни, в чём была причина?
    Приподнимал какого-то хмыря,
    Что развалился возле магазина.
    Через майдан куда-то шкандыбал
    Ментовки мимо, лавки хлебной мимо
    И сквера, где чугунный адмирал
    Взирал на всё окрест непримиримо.
    Так убивал я времечко не раз,
    То самое, что сблизит нас с Хароном...
    Так тривиален долбаный рассказ,
    Как чахлая луна над павильоном.

    _^_



© Евгений Чигрин, 2006-2018.
© Сетевая Словесность, 2006-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность