Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ЛИСИСТРАТА СУПЕРСТАР

Комедия без перерыва

От переводчика: Анат Гов - известный в Израиле драматург,
это первый перевод ее пьесы на русский.


Действующие, бездействующие и противодействующие лица:

Лисистрата - актриса женского подпольного театра
Спартанша - жена спартанского полководца Спартача
Мадам де Блядуа - генеральный менеджер учреждения по оказанию интимных услуг в Афинах
Актриса А
Актриса Б
Членидис - генерал-лейтенант, командующий армией Афин
Адъютант - адютант его превосходительства Членидиса
Спартач - генерал-лейтенант, командующий армией Спарты
Диктор
Дикторша (правильней - женщина-диктор, но так короче. С точки зрения пуриста - дикторша - жена диктора)

Куклы (или актеры, играющие кукол):
Зевс - генеральный бог
Гера - его жена
Афина - богиня мудрости

Ну там всякие мелкие боги, солдаты и т.д.

Пьеса была поставлена в Камерном театре в 2000 году.

Сцена поделена на женскую и мужскую части - М и Ж. Между ними - граница. Границу свободно переходят только дикторы. Вообще-то они не дикторы, а журналисты, ведущие репортаж с места событий. Женщины одеты в черное. Мужчины - в древнегреческую военную форму. (Я бы им дал логотипы - С и А - Спарта и Афины)

Диктор и дикторша в современных костюмах дикторов на ТВ.



Диктор: Добрый вечер, уважаемые зрители. Сегодня (называет сегодняшнее число) 411 года до нашей эры. Уже 20 лет идет война между Спартой и Афинами. Война ведется с переменным успехом. В связи с большими потерями в живой силе и технике, в Афинах обсуждается вопрос снижения призывного возраста. Призывать в армию будут с 14 лет.



М


Членидис и Адъютант.

Членидис: 14-летние - это уже далеко не дети. Это мужчины, шампур которых с утра до вечера озабочен, в какой бы шашлык воткнуться.

Адъютант: У них еще гормоны играют. И подавляют работу мозга.

Членидис: Нам такие и нужны. Это же идеальные солдаты. И вообще - в Спарте с 6 лет призывают.

Адъютант: Мы же не в Спарте. У нас, слава Богам, демократия. Вы знаете, что они делают с младенцами, у которых понос?

Членидис: Сбрасывают со скалы.

Адъютант: Варвары!

Членидис: Зато какая армия!

Адъютант: Так они же примитивные. А мы продвинутые. У нас демократия. У нас изобретены философи-

Членидис:

Адъютант: Астрономи-

Членидис: - я

Адъютант: Демократи-

Членидис:

Адъютант: Трагеди-

Членидис:

Адъютант: Комеди-_

Членидис:. Клаб. Но все эти "я" никак не помогают нам выиграть войну.

Адъютант: Может, мы слишком просвещенные для этого? Меньше просвещения, больше боевой подготовки.

Членидис: Поэтому мы и снижаем призывной возраст. Пиши указ, выбери самых надежных экспресс-голубей и отсылай г-мейл в Афины.

Адъютант: Матери не согласятся отдать своих 14-летних детей.

Членидис: А кто их будет спрашивать? У нас демократия. (Если я что-то понимаю в российской жизни, здесь должны быть аплодисменты- МБ)

Адъютант: Вам хорошо, господин командующий, вы одиночка. А в наших афинских домах уже давно раздается недовольное гудение. Гудят как рой растревоженных пчел.

Членидис: Кто этим занимается? Выявить зачинщиков.

Адъютант: Женщины. Их укусы побольней пчелиных будут. Наши враги распространяют враждебную теорию, что детей, якобы, рожают для жизни, а не для смерти. Наша доблестная разведка, разумеется, с этим борется.

Членидис: Эти женщины значительно умнее, чем нам с тобой кажется. Женщина - это гиря, упакованная в вату. Но они должны понять, что бой идет не ради славы, ради жизни на земле. Мы в этой войне защищаем наших жен и детей. Иначе хитрый и коварный враг захватит нашу землю...

Адъютант: Да ладно. Меня-то не надо агитировать.

Диктор: Уважаемые зрители, решение принято. Завтра начинается призыв в нашу доблестную армию мужчин с 14 летнего возраста. А теперь переходим к вопросам культуры.

Дикторша: Сегодня вечером в Афинах состоится премьера необычного театра. Это женский подпольный театр, офф Акрополь. Место и время спектакля сохраняется в тайне. Но все афиняне и гости столицы знают, где и когда.

Диктор: А что же здесь особенного? У нас в Афинах все так делается.

Дикторша: А в том, что это женский театр. Женщины исполняют все роли, женщины осветители, бутафоры и т. д. Ну и публика тоже. Полный аншлаг, все билеты проданы. Сегодня будет представлена новая комедия известного афинского драматурга "Лисистрата". В главной роли афинская звезда и общественный деятель Лисистрата. Она обещала покончить с войной. А теперь мы с вами перенесемся в театр, где идут последние репетиции.

Лисистрата: Итак, чтобы покончить с войной, мы, женщины, должны удерживаться.

Актриса А: От чего?

Лисистрата: От того, от чего очень трудно удержаться. От Этого.

Актриса Б: Как? Совсем?

Лисистрата: В том то и дело. Мы объявим забастовку. Под лозунгом "У нас в Афинах секса нет". Пока они не закончат войну. Закончат - получат. Не закончат - не получат.

Актриса А: А мы как же?

Лисистрата: Мы будем держаться.

Актриса А: Нет, пусть лучше война.

Лисистрата: Чтобы продолжили убивать наших детей? Ну нет. Нарядимся в лучшие итальянские туники, сделаем лучший французский макияж, а как дойдет до дела, скажем "нет".

Дикторша: Вы смотрели отрывок из спектакля "Лисистрата" в исполнении афинского подпольного женского театра.


Продолжение сцены в театре.


Спартанша: Извините, вы Лисистрата?

Лисистрата: Я.

Спартанша: Меня так растрогал ваш спектакль. Впервые я вижу на сцене человека, который не мужчина... Извините... Вы меня достали до глубины... Большое спасибо. (Собирается уходить)

Лисистрата: Погодите. У вас не афинское произношение. Вы откуда?

Спартанша: Издалека.

Лисистрата: А конкретно?

Спартанша: Очень издалека.

Лисистрата: из Пирея?

Спартанша: гораздо дальше.

Лисистрата: так дальше ничего нет. Дальше море.

Спартанша: А еще дальше?

Лисистрата: Так вы из...?

Спартанша: Ну да.

Лисистрата: Если вас здесь поймают, казнят как шпионку.

Спартанша: ну да. У вас же здесь демократия.

Лисистрата: Конечно. Вас сначала будут судить. А потом уже казнят. У нас не Спарта. Как вам вообще в голову такое пришло?

Спартанша: Моего сына призывают.

Лисистрата: Моего тоже. Дурачок радуется. Для него это просто игра. 14 лет.

Спартанша: Моему 6.

Лисистрата: господи! Их бы еще на стадии нашей беременности призывали.

Спартанша: А у моего астма.

Лисистрата: А у моего - ахиллесова пята. По простому - плоскостопие.

Спартанша: Их это не колышет. Им нужно пушечное мясо. Надо что-то делать.

Лисистрата: присоединяйтесь к нам.

Спартанша: Мы согласны. Да здравствует женская солидарность!

Лисистрата: Но тут есть проблема. Многие могут не выдержать. Такого страшного испытания.

Спартанша: Если война будет продолжаться, мужчин вообще не останется. Вам в Афинах хорошо. У вас есть харизматический лидер. Это вы. А нам что делать?

Лисистрата: брать все на себя. Самой стать лидером. Мы не можем ждать милостей от мужчин. Взять их - наша задача. Если не мы - то кто? Если не сейчас, то когда? Если мы едины, мы непобедимы. Удвоим силы - умножим результат. А я всего навсего актриса.

Спартанша: Но вы играете роль лидера. И не на сцене, а на арене истории.

Лисистрата: А кто же вам мешает?

Спартанша: Я не лидер.

Лисистрата: Так станете. Кто, если не мы?

Спартанша: Если вы возглавите женщин Афин, а я - Спарты...

Лисистрата: вот именно. Да здравствует женская солидарность. Женщины всего мира, объединяйтесь. Нам нечего терять, кроме своих цепей, обретем же мы весь мир.

Спартанша: Мне муж недавно подарил золотую цепочку.

Лисистрата: долой цепи рабства! Погодите, а как вы это сделаете?

Спартанша: Даже не знаю. Вам хорошо, у вас демократия. А у нас... Одно слово - Спарта.

Лисистрата: А кто ваш муж?

Спартанша: ОН из высшего общества.

Лисистрата: Насколько высшего?

Спартанша: Самого. Я жена самого Спартача - нашего главнокомандующего.

Лисистрата: И вы не боитесь? Вас же казнят и наши и ваши.

Спартанша: Нет. Чем погибнут в идиотской войне, так лучше уж за дело. Через каких-нибудь пару тысяч лет никто и не вспомнит, что это была за война, ради чего. А наши дети погибнут. Мы должны победить!

Лисистрата: Вместе - к единой цели!

Берутся за руки, маршируют. Женщины идут за ними.

Спартанша: Чего хочет женщина

Лисистрата: Того хотят боги.

Спартанша: Шерше ля фам, как говорят у нас в Спарте.



М


Мужская половина разделена пополам. На одной наши, на другой - спартанцы.

Афиняне: Спартанцы - засранцы.

Спартач: Мы отреагируем на это в нужном месте и в нужное время.

Членидис: Слава великому афинскому народу!

Спартач: Спарта от моря до моря!

Членидис: Кровь за кровь!

спартач: Смерть за смерть!

Оба: Война до победного конца!

Членидис: Глаз за глаз!

Спартач: Нужно "око за око".

Членидис: Спасибо. "Око за око".

Спартач: другое дело. Зуб за зуб!

Членидис: Зад за зад.

Спартач: Этого нет в оригинале.

За сценой звуки войны - выстрелы, крики. Взрывы. Пламя вспышек озаряет сцену. На заднике - изображение атомного гриба. Бравурная музыка.



Ж


Лисистрата и Спартанша зажигают свечи.

Лисистрата: Совсем скоро наши дети пойдут убивать друг друга.

Спартанша: А что мы можем сделать?

Лисистрата: Разговаривать с ними бесполезно. Они не слышат нас.

Спартанша: Значит, нужно действовать иначе. Объявить им забастовку. Не получат от нас ничего, пока войну не закончат.

Лисистрата: Ну это не так просто. В театре это проходит, а в жизни...

Спартанша: Если они от нас ничего не получат, они задумаются. День, два, три, неделя. Должно подействовать. Им уже будет не до войны. Все что нам нужно, это сказать им "нет".



М


Под звуки марша входят афинские солдаты.

Членидис: Родина или смерть! Мы победим!

Диктор: Командир, разрешите обратиться.

(Рядом с головой Членидиса пролетает стрела. Он даже и ухом не ведет)

Членидис: Нет ничего лучше запаха свежих стрел с утра.

Диктор: Наши зрители хотят знать ваше мнение по поводу женской забастовки.

Членидис: Всем ясно, что это происки наших врагов, о чем тут еще говорить. Вы тут все слишком находитесь под влиянием этого новомодного афинского драматурга. Как его... Софокл... Эврипид....

Диктор: Аристофан.

Членидис: Шутник. Сатирик, Талия его мать. Сатириков этих - на север, в Македонию, на лесоразработки. Хай там шутят.

Адъютант: У нас демокра...

Членидис: Ты мне уже все мозги проел с этой демократией. То ли дело Спарта. Иногда и у врагов есть чему поучиться. А то у нас каждый профан Аристофан считает себя специалистом в управлении государством. То, что проходит в театре, в жизни не получится. Забудьте об этом. Жизнь гораздо сложнее всяких там комедий.

Адъютант: Командир, срочное сообщение... Женщины собрались на городской площади.... Объявили забастовку под лозунгом "Конец войне"... Вражеские происки...

Членидис: Выявить зачинщиков, арестовать, допросить, казнить. Это же элементарно.

Адъютант: И моя жена исчезла... Она же такая домоседка.

Членидис: Рекомендую не путать личную жизнь с общественной. (Диктору) Вы - труженик идеологического фронта. Объясните, что происходит.

Диктор: Да все просто. Женщины объявили "забастовку скрещенных ног". До окончания войны.

Членидис: Тссс.... Как вы выражаетесь.

Диктор: Тут как ни выражайся, факт налицо. "Не дадим, пока война не закончится".

Членидис: Ну что за выражения у вас! Постыдились бы. Тут люди. Так чего они хотят.

Диктор: Перековать мечи на орала.

Членидис: Чего?

Диктор: Это из Библии.

Адъютант: Обычные женские капризы

Членидис: Что вы так перепугались? Это же всего-навсего бабы. Не к лицу мужчинам идти на поводу у баб.

Адъютант: Вам хорошо, вы неженаты. А нам как быть? Надо что-то делать, а то начнется анархия. Солдаты перестанут подчиняться командирам, начнется дезертирство с фронта.

Членидис: Не надо паники! За панические настроения у нас знаешь что бывает?

Адъютант: Ну расстреляете вы сотню солдат перед строем. Но ведь проблему этим не решишь. У нас и так каждый солдат на счету.

Диктор: Командир, как эти события отразятся на военной мощи нашей доблестной армии?

Членидис: Заткнись, не до тебя.

Адъютант: Командир, у нас какая-никакая, а все же демократия. Скоро выборы. Мы не можем себе позволить ссориться со СМИ.

Членидис: Ладно, вызываю огонь на себя. Я лично проверю, что там творится. Где у нас линия фронта?

Адъютант: Линия фронта у нас в тылу, командир. В каждой семье.

Членидис: Ну это точно происки спартанского ЦРУ.

Адъютант: Нужно срочно предпринимать меры, командир, иначе наступит полная анархия.

Членидис (диктору): Ты спасешь положение!

Диктор: Я? Причем здесь я? Наша задача - освещать ситуацию.

Членидис: Вы там, из богемы, вы умеете обращаться с женщинами. Иди к своей жене и нарушь этот вражеский заговор. Понял? Убеди ее прекратить забастовку.

Диктор: Боюсь, у меня ничего не получится. Все эти женщины заодно.

Диктор: Я вообще не действующее лицо. Мое дело - комментировать события.

Членидис: Я тебя повышу в должности. Будешь начальником отдела... директором программного вещания... министром информации... богом Аполлоном. Иди, и да помогут тебе боги!



Диктор переходит на женскую половину.

Дикторша: Итак, дорогие зрители, забастовка уже объявлена. Командование с обеих сторон с большой тревогой восприняло эту информацию.

Диктор: Наконец-то! Где ты была? Я так переживал за тебя.

Дикторша: Вела репортаж с места событий.

Диктор: Мы же договорились. Ты освещаешь только вопросы искусства...

Дикторша: и женский вопрос. Сейчас он стал самым важным. Настоящая драма.

Диктор: Комедия.

Дикторша: Это для вас комедия. А для нас - трагедия

Диктор (пытается ее обнять. Она уклоняется) Ты что, тоже с ними?

Дикторша: А с кем же мне быть?

Диктор: Но ведь мы же нейтральные.

Дикторша: В этом деле нейтральных нет. Если не я, то кто? Если мы едины, мы непобедимы. В борьбе обретешь ты право свое.

Диктор: Понятно. И до тебя эта зараза дошла.

Дикторша: Все наши бастуют...

Диктор: Это не профессиональный подход. Мы обязаны соблюдать нейтралитет. (Пытается ее обнять. Входит Лисистрата)

Лисистрата: Это что такое?

Дикторша: Мы.... соблюдаем нейтралитет...

Лисистрата: В нашей борьбе нейтральных нет. Ты или с нами или с ними.

Дикторша: Мой муж (указывает на диктора) говорит одно, а вы - другое. Даже не знаю, кого слушать.

Лисистрата: Ты должна слушать свое женское сердце. У тебя тоже есть дети. Ты обязана стать на нашу сторону. Кто не с нами - тот против нас. Без борьбы нет победы. Наша сила - в единстве. Умножим силы - удвоим результат. Враг хитер и коварен.

Диктор: Вы применяете неконвенциональное оружие. Это запрещено Бернской конвенцией.

Лисистрата: Какое оружие?

Диктор: Неконвенциональное. Запрещенные способы ведения войны.



М


Адъютант: Солдаты жалуются, командир.

Членидис: На что?

Адъютант: Забастовка снижает их боевой дух.

Членидис: Мы должны выстоять. Ради победы.

Адъютант: Это вы им скажите.

Членидис: нас не сломить! Наш боевой дух силен как никогда. Мы поставим им сотрудниц из заведения мадам де Блядуа.

Адъютант: Не получится, командир.

Членидис: Почему?

Адъютант: Они присоединились к забастовке.

Членидис: Вот проститутки!

Адъютант: Что же делать?

Членидис: Не знаю. У меня для вас других женщин нет.



Ж


Мужчины наблюдают за женской половиной в бинокли.

Мадам де Блядуа стоит у доски и читает лекцию.

Блядуа: Итак, мужчины делятся на две категории - те, кто это делают, и те, кто об этом говорят. Как правило - те, кто делают, не говорят; те, кто говорят - не делают.

Членидис: Я об этом никогда не говорю.

Блядуа: Есть и еще одна категория - те, кто не говорят и не делают. Так эти воюют. Их возбуждает близость смерти. Есть упоение в бою и бездны мрачной на краю... Так они мстят нам за то, что боги не дали им способности производить на свет детей.

Членидис (наблюдая в бинокль): Что за ерунда?

Адъютант: Обычный женский треп.

Блядуа: Нам предстоит нелегкая работа. Отнять у них войну - это как у ребенка отнять любимую игрушку. Тут нужно будет терпение.

Членидис: Проститутки! Достойные афинские женщины никогда не будут заодно с проститутками.

Диктор: Они уже подписали договор о сотрудничестве.



Ж


Блядуа: а теперь начнем конференцию по обмену опытом. Эрогенные зоны у мужчин и женщин. Кто хочет выступить? ...Что, в Афинах секса нет?

Лисистрата: Девушки слишком скромные, чтобы говорить на эту тему.

Спартанша: Вы просто еще с нашими дела не имели. Они бы вам показали.

Дикторша: А это правда, что они большие мастера в этом деле?

Спартанша: Ну да. Их с детства учат владеть своим телом. Всеми мышцами. А кто в этом искусстве не преуспевает...

Дикторша: Сбрасывают со скалы.



М


Членидис (смотрит в бинокль): О чем они там?

Адъютант: Видимо, какой-то секретный код.

Членидис: Похоже, мадам их чему-то учит. Что-то преподает.

Адъютант: Ну чему она может научить? Теории функций комплексной переменной?



Ж


Блядуа: итак, начнем с так называемой позы миссионеров. Лицом к лицу.

Адъютант: Ну. Это я знаю.

Блядуа: Преимущество этой позы в том, что она дает хорошее раздражение клитора.

(Наступает неловкая тишина). Все знают, где клитор?

(Женщины переглядываются, недоуменно пожимают плечами).



М


Членидис - Адъютанту: Ты знаешь?

Адъютант: Ни у Сократа, ни у Платона об этом ничего нет. Может, это она все выдумывает? Думаете, они знают? (показывает в зал).

Диктор: По-моему, у нас дома такая штука где-то на чердаке валялась.

Блядуа: придется прибегнуть к наглядным пособиям.

(Рисует палкой на полу изображение женских органов. Женщины с интересом разглядывают схему) Вы что, этого никогда не видели?

Членидис смотрит в бинокль: Что это? Схема крепости? Вокруг валы, сторожевая башня, внутри штаб. Что там такое? Что они делают?

Адъютант: Смеются, командир.

Членидис: с чего это?

Адъютант: Они смеются над нами, командир.

Блядуа: А вот здесь находится наша секретная пусковая кнопка. Все поняли?

Членидис (глядя в бинокль, поднимает руку): Я не понял.

Блядуа: А теперь переходим к точке джи.

Членидис: На каком языке они говорят?

Адъютант: На женском.

Членидис: вызовите переводчика. Что такое джи? Что здесь вообще происходит? Порядочные женщины общаются с проститутками. Куда мы катимся? Какой пример они подают нашей молодежи? Боги! Где вы?



Гром, молния. Боги смотрят в бинокль на публику.

Зевс: Афина! Что это у вас там за бардак?

Афина: Женская забастовка, командир. Прекратят войну - получат, не прекратят - не получат.

Зевс: А мужчины что?

Афина: есть такая древнегреческая поговорка - молодец против овец.

Зевс: Так что они, с овцами, что ли?

Афина: Да нет. С одной женщиной они легко справляются. А когда их много... Если мы едины, мы непобедимы. Да здравствует солидарность!

Зевс: Ты что, тоже с ними? Знаешь что - ты богиня мудрости, иди и разрули ситуацию.

Афина: Не хочу. Пусть сами справляются.

Зевс: Что значит не хочу? Отказ выполнять команду?

Афина: Мне нравятся эти женщины. Если бы я была не богиней, я бы к ним присоединилась. Вот пусть Гера этим займется.

Гера: При чем тут я?

Слышна женская молитва: Пресвятая Гера, спаси и помилуй!

Зевс: Слышишь, они к тебе обращаются. Ты обязана отреагировать. На основании постановления о работе с письмами, жалобами и обращениями трудящихся.

Гера: Я занята.

Зевс: Чем?

Гера: Я твоя жена. Это не занятие, по-твоему? Я не могу с женщинами работать. Очень беспокойный контингент. За такую работу надо за вредность молоко выдавать и досрочную пенсию.

Зевс: Девочки, успокойтесь. Я отвечу за все. Я бог или не бог?

Женская молитва усиливается.

Гера: Девочки, я иду к вам! (Собирается уходить)

Зевс: Ты куда?

Гера: Я присоединяюсь к своим.

Зевс: Мы же боги! Нам не положено!

Гера: Ничто человеческое мне не чуждо. (Уходит)

Зевс: Гера, вернись! Это дезертирство в военное время!

Гера: Афина, пошли со мной!

Афина: Зевс, извини, я должна идти. Это мой долг.

Зевс: Бросили меня одного в такое тяжелое время!

Гром, молнии.



Диктор: В последние дни на древнюю Грецию обрушились стихийные бедствия. Ураганы, землетрясения. Наши жрецы утверждают, что это гнев богов, недовольных женской забастовкой. Если стихия не прекратится, идеологические работники объявят женщин вне закона.

Дикторша: Шестой день продолжается женская забастовка. Лидер движения за прекращение войны Лисистрата собирает вокруг себя сторонниц из обеих воюющих стран.

Диктор: А тем временем, правительство Афин обсуждает вопрос об объявлении женщин вне закона. Сегодня для обсуждения этого вопроса соберется узкий кабинет.

Дикторша: Женщины с нетерпением ожидают его решения. А теперь - эксклюзивное интервью с лидером пацифистского движения.

Лисистрата появляется.

Лисистрата: Мы, женщины, уверены в нашей победе. Совместными усилиями мы добьемся прекращения войны. Мы приглашаем всех женщин (жест в зал) присоединиться к нашему движению. Женщины всех стран, объединяйтесь!

Дикторша: А как вы будете праздновать победу?

Лисистрата: То, что наши дети не будут гибнуть на войне - это уже праздник. Мы знаем, что наша борьба будет нелегкой. Но мы настроены на борьбу. Без борьбы нет победы. Наша сила в единстве. Если мы едины, мы непобедимы. Умножим силы!

Дикторша: А теперь - личный вопрос. А что чувствует самая известная женщина Древней Греции?

Лисистрата: Я об этом не думаю. Моя задача - вернуть наших детей домой живыми.

Дикторша: Спасибо. Запись закончена... (Вздох облегчения)

Лисистрата: Ну как я была?

Дикторша: Отлично. По-моему, это ваша лучшая роль.

Лисистрата: Все кругом как с ума посходили. Просят автографы, благословений, мои фото на обложках журналов. Мы победим!

Диктор: Только что закончилось заседание кабинета.

(появляется Членидис)

Диктор: Господин командующий, чем закончилось заседание?

Членидис: Нам было нелегко. Но мы пришли к единому мнению. Мы не отдадим нашу страну в руки безответственных авантюристок. Война будет продолжаться до полной победы.

(Недовольный гул женщин)



М


Женщины внимательно наблюдают за происходящим.

Адъютант: Командир, солдаты жалуются. Снижается боевой дух. Нам нужно где-то достать женский контингент.

Членидис: Никаких женщин! У нас тут война, а не театр. Мы сюда не развлекаться прибыли. Передайте солдатам - пусть удовлетворяются самостоятельно.

Адъютант: Но это боги запрещают! От этого слепнут, глохнут, теряют память и потенцию.

Членидис: Это кто сказал?

Адъютант: Жрецы.

Членидис: Со жрецами я договорюсь.

Адъютант: Ну да. Солдаты твердо усвоили, что этого делать нельзя. Им это с детства жрецы внушают.

Членидис: А теперь можно. У меня диктаторские полномочия. Я разрешаю. От имени Зевса.

Адъютант: Кроме того, это не решение проблемы.

Членидис: Пока идет война, надо себя в чем-то ограничивать. Вот победим, тогда... Вперед, к победе!



Ж


Лисистрата: если они все перейдут на этот метод, плохи наши дела.

Дикторша: Дорогие друзья, положение в женском лагере нелегкое. Женщины понимают, что их оружие имеет лишь ограниченное применение. Кроме того, давайте признаемся честно - и самим женщинам забастовка дается нелегко.

Лисистрата: Мне бы и самой мужик не помешал. Господи, ну кто меня дернул влезать в это все. Я же обыкновенная женщина, актриса. И кто мне вложил в голову, что я могу изменить мир? Боги, дайте мне сил для продолжения борьбы. А то ведь я могу и не выдержать.

Спартанша: Что это за паника вдруг? Прекратите истерику. На вас люди смотрят.

Лисистрата: Я всего-навсего хотела спасти своего сына, а получилось, что я теперь чуть ли не национальный лидер. Оно мне надо? Я хочу домой, к мужу и детям. Хочу нормальной жизни, камин, телевизор. Я взяла на себя непосильную ношу. Я всего-навсего актриса.

Спартанша: Ты обязана доиграть эту роль до конца.

Лисистрата: Но я хотя бы хорошо играю?

Спартанша: Вот эта последняя сцена с истерикой и неверием в свои силы мне не понравилась совсем. Ты лидер нации. Должна держать себя в руках. Показывать личный пример мужества и героизма.

Лисистрата: Я не хочу быть национальной героиней. Я хочу домой, к мужу и детям.

Спартанша: Ничего не поделаешь. The show must go on.

Лисистрата: Что?

Спартанша: Спектакль должен продолжаться. Люди деньги заплатили. Иди, тебя ждут.

Лисистрата: Никуда я не пойду.

Спартанша: Вперед и с песней (подталкивает ее сзади)

Блядуа: Девочки, не ссорьтесь. Наша сила в единстве. Если мы едины, мы непобедимы. Да, все не так просто, как нам казалось. Но мы должны победить. У нас нет выхода. Я в этом бизнесе много лет. Мужчины без нас долго не продержатся. Они сдадутся рано или поздно на милость победителя. В конце концов, Он на нашей стороне.

Дикторша: Кто?

Блядуа: Тот, кто руководит всеми действиями и мыслями мужчин. И Он на нашей стороне. Он убедит их в нашей правоте.



М


Членидис: Собирайте войско, я хочу сказать речь.

Адъютант: Командир, солдаты заняты.

Членидис: Чем?

Адъютант:... Они пишут...

Членидис: Что?

Адъютант: Они пишут.

Членидис: Что?

Адъютант: Любовные стихи.

Членидис: Нашли время.

Адъютант: Все нуждаются в любви, командир.

За сценой - голоса солдат:

"Когда любовь волнует кровь, встретимся с тобой мы вновь"

"Ты и я - одна семья, ты любимая моя"

"Где же где же встреча на Манежной, почему ты не пришла ко мне как прежде?"

Адъютант: Вот видите, командир, ваш метод не помогает. Им снится...

Членидис: Я знаю. Мне тоже. Ладно, мы бы проиграли войну Спарте. Но проиграть женщинам? Я-то думал, что я герой, а получается, что я всего-навсего комик. Есть идея! Нам нужен агент в стране врага. Женщина.

Адъютант: Идея гениальная. Но где ее взять?

Членидис: Ты.

Адъютант: Не понял.

Членидис: Я возлагаю на тебя важное государственное задание. Ты переоденешься женщиной и проникнешь в стан противника. Родина тебя не забудет. Тебе поставят золотой бюст на родине.

Адъютант: Почему я?

Членидис: Если не ты, то кто? Если не сейчас, то когда? А ты улучишь момент, вытащишь меч из-под туники, и убьешь ее. Эту Лисистрату. На войне нет места жалости!

Адъютант: Я готов, командир.

Членидис: Я представлю тебя к званию героя. Посмертно.

Адъютант: Хотелось бы пожизненно. Ой, что-то я плохо себя чувствую. Печень...

Членидис: Вперед! Ты герой! Спаситель нации! (Толкает его на женскую половину)

Адъютант: Погодите. Я же еще не переоделся. (Уходит)

Членидис: Как тяжело посылать солдат на задание, не зная, вернутся ли они живыми. Но это необходимо во имя Родины.



Ж


Женщины ведут под руки Адъютанта в женском платье. У него завязаны руки сзади. Лисистрата стоит от него вдалеке, лица его не видит.

Лисистрата, шпиона поймали! Он переоделся в женскую тунику.

Лисистрата: А как его обнаружили?

Блядуа: Мочился стоя.

Адъютант: Я не мужчина.

Блядуа: А кто?

Адъютант: Я коксинель.

Лисистрата: Это что?

Блядуа: Мужчина в женской одежде. По сути - женщина в обличье мужчины. Такие бывают. Ошибка богов.

Лисистрата: А что в Спарте с такими делают?

Спартанша: Сбрасывают со скалы.

Лисистрата: А у нас?

Блядуа: А у нас демократия.

Лисистрата: Как же вы мне надоели со своей демократией. Где тут у нас скала?

Адъютант: Не надо! Я хороший. Это я по ошибке родился мужчиной. Всю жизнь мечтал стать женщиной. Да здравствует солидарность! Если мы едины, мы непобедимы.

Спартанша: Не нравится мне все это. Может, сбросить?

Адъютант: И побыстрее. Меня мужчины хотели сбросить, потому что я по сути женщина, а теперь - женщины, за то что я по форме мужчина. Я хочу с этим покончить. Где тут у вас скала? Я сам брошусь.

Лисистрата: Ладно, развяжите его.

Спартанша: Да ты что? Может, он все врет.

Лисистрата: Я актриса. Я вижу, когда человек врет, а когда нет. У этого человека - женская душа. Он мухи не обидит. Развяжите его.

Адъютант: (рыдает) Вы единственная, кто мне поверил. Я вам буду благодарен по гроб жизни.

Лисистрата: Да ладно. (подходит к нему. Немая сцена)

Лисистрата: Ты??

Адъютант: Ты??

Лисистрата: Коксинель??

Адъютант: Где дети?

Лисистрата: У твоей мамы.

Адъютант: (в зал) Извините, вы бы не могли оставить нас наедине? Могу я поговорить спокойно со своей женой?

Все ахают.

Спартанша (в зал) Всем оставаться на своих местах. Никто никуда не уходит. Люди деньги заплатили. (спрашивает у зрителя в первом ряду) В какую цену ваш билет?

Блядуа: "Коксинель". Тьфу. Придурок.

(Адъютант стирает помаду, снимает парик и накладные ресницы)

Дикторша: Уважаемые зрители, только что мы с вами стали невольными свидетелями потрясающей сцены...

Блядуа утаскивает дикторшу за сцену, но та продолжает говорить: Оказывается, засланный шпион оказался мужем нашей героической Лисистраты.

Блядуа: Замолчи уже. Ох уж эти мне журналисты. Без мыла лезут в любую дырку.

Лисистрата и Адъютант долго смотрят друг на друга.

Адъютант: Не могу поверить. Ты же была хорошей женой и матерью. Какие пироги пекла. И тут - на тебе - национальный лидер. Кто бы мог подумать.

Лисистрата: Что, 10 лет совместной жизни - это недостаточно, чтобы узнать друг друга?

Адъютант: Теперь, что бы я ни делал, все будут говорить - это муж Лисистраты. Той самой. Ну, и что мне теперь делать?

Лисистрата: Присоединяться к нашей борьбе.

Адъютант: То есть утратить мужскую честь и пойти под каблук. Под женскую тунику. За это мы боролись?

Лисистрата: Неужели тебе не жалко наших детей?

Адъютант: мы должны победить, чтобы избавить нашу страну от порабощения кровавым агрессором.

Лисистрата: В Спарте говорят то же самое. Вот окончательно друг друга перебьете, тогда наступит победа. Только кто ее будет праздновать?

Альютант: Ты ничего не понимаешь в политике. Вам эта вся забастовка нужна только для того, чтобы уклониться от выполнения супружеского долга. Вечно у тебя то голова болит, то еще что-то, то ты устала, то ты хочешь спать. У нас с тобой эта забастовка со дня свадьбы длится. А если ты и соглашалась, то с таким видом, будто делала мне большое одолжение.

Лисистрата: Конечно, я устаю. Весь дом на мне - дети, хозяйство. Я должна быть идеальной матерью, хозяйкой, актрисой, и к тому же идеальной любовницей? Ты же постоянно занят. Где на все это взять силы и время?

Некоторые могут подумать что следующую сцену с мобильником я выдумал. Никак нет. Это в точности то, что написано у автора.

Звонит мобильник.

Лисистрата: У кого звенит? Никакой культуры у людей. Да выключите его, наконец. Или ответьте. Мы подождем.

Членидис: Пожалуйста, выключите ваши мобильники.

Звонки продолжаются.

Лисистрата: Это только у нас возможно. В культурных странах такого нет.

Дикторша: Жлобье. В театр они ходят.

Лисистрата: Мы вынуждены объявить перерыв до тех пор, пока...

Рабочий сцены выносит звонящий мобильник и дает его Лисистрате: Это вас.

Лисистрата: Ой, извините, у меня сын дома с температурой, я его оставила на бебиситтершу и дала ей мой номер, мало ли чего...

Зайнидис: Мы рассмотрим этот случай завтра на заседании дирекции. Театр- это храм, а не бардак.

Лисистрата: Извините, я же одна, муж ушел (показывает на Адъютанта), тут премьера, а у Миши высокая температура. Вы же не звери, войдите в положение. (В мобильник) Миша, как дела? Я закончу спектакль, возьму такси и мигом домой. Еще недолго осталось.

Диктор (Адъютанту): Так вы что, на самом деле разошлись?

Адъютант: Да ладно, это наше личное дело. Продолжаем спектакль.

Диктор: Просто интересно, вы же так дружно жили.

Адъютант: Когда-то я был у нее на первом месте. А теперь - вначале дети, потом работа, потом уже до меня очередь доходит. Да и то не всегда.

Лисистрата: Вы ему лекарства давали? Какая сейчас температура? Ладно, я заканчиваю спектакль и мигом домой. Будем вызывать скорую и везти его в больницу.

Адъютант: Почему ты мне не сказала, что ребенок болен?

Лисистрата: Можно подумать, тебя это интересует.

Адъютант: Я же отец все-таки. Антибиотики давали?

Лисистрата: Отец! Ты даже не знаешь, что от гриппа антибиотики не помогают. Грипп - это вирус, а антибиотики - против бактерий.

Адъютант: А почему врачи выписывают?

Лисистрата: Для очистки совести. Если ты пришел к врачу, он должен что-то выписать.

Адъютант: Погоди, я в следующей сцене не занят, я могу заскочить домой.

Лисистрата: Вот спасибо. (Выключает мобильник)Тогда можно продолжать. Что там у нас дальше?



М


Членидис (Адъютанту) Ты куда?

Блядуа: Он к ребенку побежал.

Членидис: Я послал его убить предательницу, а он к ребенку побежал. Ну и ну. С таким отношением мы никогда не победим спартанцев. Да, не тот мужик пошел. Вот раньше без всяких разговоров, с криками ура, за родину - и вперед. Раньше думай о родине, а потом о себе. Таких больше нет. Где же найти настоящего мужчину? Мужика! Полцарства за мужика!



Лязг мечей за сценой, крики битвы. Входит Спартач в боевом облачении.

Диктор: Дамы и господа - главнокомандующий армией Спарты его превосходительство господин Спартач!

Спартач: Что это за бардак? Почему действие останавливается, а я должен стоять за кулисами как идиот? Я заслуженный артист России.

Членидис: Это я вас вызвал.

Спартач: А вы кто?

Членидис: Мы с вами коллеги. Я - главнокомандующий армией Афин. Слава Афинам!

Спартач: Слава Спарте!

Членидис: Нам надо поговорить.

Спартач: Это как? Словами?

Членидис: Извините. При других обстоятельствах я бы вас с удовольствием убил.

Спартач: И я вас.

Членидис: Спасибо. Если ты собираешься убить человека, это не повод быть с ним невежливым. Но сейчас другая ситуация.

Спартач: Может, все-таки... (хватается за меч)

Членидис: У нас и у вас проблема. С женщинами.

Спартач: Ой, вы мне будете рассказывать. Женщины Спарты изменяют мужьям и родине! И с кем? С женщинами наших заклятых врагов. Стыд и позор!

Членидис: Куда мы катимся?

Спартач: За что боролись?

Членидис: Втаптывают в грязь наши великие исторические завоевания. Бардак. Солдаты отказываются воевать.

Спартач: У нас то же самое.

Членидис: Вот и поговорите с ней

Спартач: С кем?

Членидис: С вашей женой. Покажите ей, кто здесь хозяин.

Спартач: А что, она здесь?

Членидис: А вы не знали? Да все они здесь. Вымрем на хрен как динозавры. Надо что-то делать. Идите, может, вы ее убедите.

Спартач пятится назад. Идея поговорить с женой его не вдохновляет.

Спартач: Разговаривать - это не по моей части. Вот если убить кого...

Входит Спартанша.

Членидис: Знакомьтесь, господа! Муж. Жена.

(подталкивает их друг к другу. Оба упираются)

Спартач: Это кто?

Членидис: Это ваша жена. Не стесняйтесь. Подойдите друг к другу поближе.

Спартач: Я не знаю эту женщину.

Членидис: Погодите, так это не ваша жена?

Спартач: Неужели я произвожу впечатление женатика?

Членидис: Я, кстати, тоже не женат.

Дикторша: Дорогие зрители, мы с вами стали свидетелями уникального реалити-шоу. Оказывается, Спартанша - никакая не жена спартанского генерала, а просто самозванка. Интересно, как они все сейчас будут выкручиваться из этого положения.

Членидис: Ну что, Лисистратка? Национальный лидер, итить. Тебя обвели вокруг пальца как последнюю лохушку. (Спартачу) Уважаемый коллега! Мне этим заняться или вы сами разберетесь?

Спартач (приближается к Спартанше): Пожалуй, я сам разберусь.

Спартанша: Да ладно тебе, кончай придуриваться.

Спартач: Я ее забираю. Разберусь с ней после.

Спартанша: Вот я щас приведу ребенка, и он заорет на весь зал "Папа!" Он тебя давно не видел. Какие подарки ты привез сыну?

Спартач: Куда ты его дела?

Спартанша: Не волнуйся, дорогой. Он в надежном месте.

Спартач: Бери ребенка и возвращайся домой немедленно!

Спартанша: Щас. Никуда я не пойду. И не смей на меня орать! Кончилось ваше время. Наступил матриархат! (В зал) Вот у них спроси.

Спартач: Ничего, я с тобой дома разберусь, мало не покажется.

Спартанша (в зал): Вы слышали, как он со мной разговаривает? Будете свидетелями. Мы им слишком много позволяем, вот они и наглеют.

Спартач: Вот я тебе сейчас покажу. (Подходит к ней, обнимает) Господи, как я по тебе соскучился.

Спартанша: И я. (Обнимаются)

Спартач: Пойдем домой!

Спартанша: Сейчас. Вот только прекратите войну.

Спартач хочет ее поцеловать, закрывает глаза. Она делает знак женщинам покинуть сцену, все уходят. Она тоже уходит, появляется Членидис, которого Спартач и целует с закрытыми глазами.

Спартач: Что это? Где моя жена?

Членидис: Ушла вместе со всеми. У них пленарное заседание.

Спартач: Когда она одна, я с ней легко справляюсь.

Членидис: Мы им не покоримся!

Спартач: Лучше смерть, чем жить под женским каблуком!

Членидис: Нам нужно объединиться для общей борьбы. Вместе - к единой цели! Да здравствует солидарность! Мужчины всех стран, объединяйтесь. (Пожимают друг другу руки, потом отталкивают друг друга)

Спартач: Так ведь это то, к чему они стремятся! Мы должны быть врагами, иначе выходит, что они нас перехитрили.

Членидис: Происки международной женской мафии!

Спартач: Мы не поддадимся. Мы должны продолжать войну! За победу!

Членидис: За нашу победу!



Марш



Диктор: Здравствуйте, уважаемые зрители! Сегодня мы с вами станем свидетелями исторического события - мирных переговоров между Спартой и Афинами. Мы, как и все люди доброй воли, как все прогрессивное человечество, надеемся, что мир принесет нам отношения дружбы и сотрудничества, откроет новую эру в отношениях между двумя странами. Делегации со всего мира съехались сюда, чтобы присутствовать на этом историческом событии. Переговоры проходят под патронажем объединенной женской делегации под руководством выдающегося борца за мир, социальный прогресс и дружбу между народами - Лисистраты.

Надеемся, что Лисистрата получит в этом году Нобелевскую премию мира.

Торжественная музыка. Делегация мужчин переходит на женскую половину и становится на заранее определенные места. В президиум под аплодисменты проходят Членидис, Спартач, Лисистрата, Блядуа. Все выталкивают вперед Лисистрату, та сопротивляется.

Лисистрата: Отстаньте. Я не умею. У меня нет никакого дипломатического опыта.

Спартач: Давай. Справишься. Вот сколько людей на тебя смотрят.

Блядуа: Да они сами все сделают. Ты им нужна просто для моральной поддержки. Как ребенок, который начинает ходить, держится за карандаш.

Женщины, по очереди:

Ты должна быть твердой

И мягкой.

Жесткой

И покладистой.

Гордой

И скромной.

Блядуа: В общем - ты должна быть женщиной. У тебя получится.

Лисистрата: А с чего вся эта война началась? (в зал) Кто-нибудь помнит?

Блядуа: Да ладно, какая разница? Никто уже не помнит. Давай, начинай уже.

Все выталкивают Лисистрату на авансцену.

Диктор: Наступает историческая минута!

Лисистрата (нерешительно): Ну, это типа... мир! Давайте миритесь.

Подходит к Спартачу и Членидису, делает широкий жест...

Клинтон на лужайке белого дома между Арафатом и Рабином...

Спартач: Ноги у нее неплохие.

Членидис: Давайте о главном. Задницу вы, по-моему, недооцениваете.

Спартач: Грудь тоже неплоха.

Диктор: Высокие договаривающиеся стороны обсуждают последние детали перед подписанием исторического мирного договора.

Лисистрата: Объявляю войну оконченной. Пожмите друг другу руки.

Подталкивает Членидиса и Спартача друг к другу, берет их за руки, соединяет.

Салют, марш, крики ура.

Мири мири навсегда

Кто поссорится, тот свинья.

Я вам по простому скажу, без дипломатии. Неужели кто-то думает, что сегодня, в пятом веке до нашей эры, можно решить какие-то вопросы путем войн? Зачем вам дополнительные территории? Вы и с теми, которые есть, не можете управиться. Хватит уже убивать друг друга ради всеобщего счастья. Сколько народу ради него перебили. Всеобщее счастье -это очень просто. Пусть каждый борется за свое личное счастье и за счастье своих близких, тогда всеобщее наступит само собой. Хватит меряться, у кого больше. Размер не определяет. Я вам скажу то, что все пророки во всех религиях говорили. Любите друг друга. Давайте потренируемся. На счет три обнимите ближнего своего. Раз два три! Тренируйтесь каждый день, начиная с пяти минут. Мы же просвещенная великая страна. Мы дали миру великих писателей, ученых, философов. Зачем нам воевать?

Членидис: Ну и талия, само собой.

Спартач: Вы все-таки забываете о том, зачем мы здесь. Мордашка, кстати, у нее тоже симпатичная.

Лисистрата: А теперь вы, спартанцы. Вы учите ваших детей только одному - воевать. Где ваши художники, философы, поэты? Кто про вас вспомнит?

Членидис: Да, я бы ей вдул.

Спартач: Да и я бы не отказался.

Лисистрата: Имен ваших генералов никто не вспомнит. Зато весь мир будет чтить Аристофана, Аристотеля, Сократа.

Членидис: Если ее на четвереньки поставить...

Спартач: А я бы спереди предпочел.

Лисистрата: За те деньги, которые вы тратите на бесполезные войны, можно построить квартиры, театры, школы, библиотеки. Итак, мир...

Спартач: Хорошо. Но сначала пусть вернут нам все оккупированные территории.

Членидис: Это наши исконные земли! Ни за что!

Лисистрата: Опять вы за свое? Мы же уже договорились. Люди ждут. Давайте быстренько подпишем мир, а потом - танцы до утра.

Членидис: А как же мы подпишем мир без карты?

Лисистрата (в зал): Извините, у кого-нибудь случайно нет с собой карты древней Греции?

Выводит де Блядуа, снимает с нее верхнюю одежду, ставит спиной к залу. Вот вам карта.

Вот вам Афины (показывает), вот вам Спарта.

Членидис: Так как же мы проведем границу? Мы хотим вот так (рисует на спине фломастером)

Спартач: А мы - вот так (рисует свое)

Лисистрата: Нет, так вы никогда не договоритесь.

Берет линейку и фломастер, проводит жирную линию по позвоночнику.

Вот вам граница. Ни вашим. Ни нашим. Вот вам горы, вот вам. (Две половинки задницы) А вот вам ущелье в качестве естественной границы.

Спартач: Думаю, наше правительство согласится на эти условия...

Членидис: Думаю, наше тоже.

Лисистрата: Ну что? мир?

Молчание. Лисистрата наступает на ногу Членидису, Спартачу, показывает губами "Мир!"

Членидис: Ладно. Мир.

Спартач: Мир. Вот ей спасибо скажите.

Все кричат "ура", марш, салют. Начинается групповое фотографирование под вспышку. Женщины, мужчины, женщины с мужчинами, спартанцы с афинянами, зрители с актерами. Фотографии тут же раздают зрителям.

Диктор: После подписания мирного договора, война с перерывами продолжалась еще 73 года. Было убито множество людей - мужчин, женщин, детей. Афины и Спарта были полностью разрушены и стали легкой добычей иностранных захватчиков. Сюда вошли войска Александра Македонского и установили свои порядки. Эпоха древнегреческой демократии закончилась. Мир так и остался несбыточной мечтой.

Продолжаются групповые фотографии. Зрители постепенно расходятся.



    Перевод начат 30.07.13
    Перевод закончен 31 августа 2013 года



Перевод с иврита, контакты по вопросу постановки:
Марьян Беленький (Belenky Marian)
Тел. +7 972 507415301 моб
+7 972 775503034
Skype name: netdeneg
ioffen@yandex.ru




© Марьян Беленький, перевод, 2013-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2017.




 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Ростислав Клубков: Апрель ["Медленнее, медленнее бегите, кони ночи!" – плачет, жалуясь, проклятая человеческая душа. – Каждую ночь той весны, – погруженный в нее, как в воздух голода...] Владислав Кураш: Особо опасный [В Варшаву я приехал поздней осенью, когда уже начались морозы и выпал первый снег. Позади был год мытарств и злоключений, позади были Силезия, Поморье...] Сергей Комлев: Что там у русских? [Что там у русских? У русских - зима. / Солнца под утро им брызни. / Все разошлись по углам, по домам, / все отдыхают от жизни...] Восхваления (Псалмы) [Восхваления - первая книга третьего раздела ТАНАХа Писания - сборник древней еврейской поэзии, значительная часть которой исполнялась под аккомпанемент...] Георгий Георгиевский: Сплав Бессмертья, Любви и Беды [И верую свято и страстно / Всем сердцем, хребтом становым: / Мгновение было прекрасно! / И Я его остановил.] Игорь Куницын: Из книги "Портсигар" [Пришёл из космоса... Прости, / что снова опоздал! / Полночи звёздное такси / бессмысленно прождал...]
Словесность