Словесность

[ Оглавление ]




КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Поэтический фестиваль памяти поэта Алексея Колчева состоялся

Рязань, 9-10 августа 2014 года


Как оказалось, охватить присутствием все мероприятия фестиваля, осознать разумом услышанное и увиденное на нем и сформулировать словами впечатления от фестиваля очень непросто. Особенно, если фестиваль проходит в твоем родном городе, два дня, ты немного помогаешь организаторам и сильно интересуешься современной поэзией. Поэтому я решил использовать компетентный обзорный текст о прошедшем фестивале и дополнить его своими впечатлениями. Так, мне кажется, можно попытаться создать адекватное представление о том, как дело было и чем сердце успокоилось.

Вот отчет с сайта "Новая Литературная карта России", датированный 12 августа 2014 года. Привожу его целиком.

"9-10 августа 2014 года в Рязанской областной научной библиотеке впервые прошёл представительный фестиваль современной русской поэзии, посвящённый памяти поэта Алексея Колчева. Название фестивалю дала последняя книга Колчева, а открытие было приурочено ко дню рождения поэта: 9 августа ему должно было исполниться 39 лет. Идея фестиваля принадлежала петербургскому поэту и литературтрегеру Дарье Суховей - она же и заключила фестивальную программу благодарностью организаторам и пожеланием долгой жизни новому начинанию (от фестиваля ожидают ежегодного продолжения). Организационная работа легла на плечи вдовы Колчева Ольги Самохваловой.

Принять участие в фестивале собрались представители разных городов России, многих из них связывали с Алексеем Колчевым разные формы творческого содружества. Своих посланцев, в частности, прислали три города, в которых у Колчева выходили книги, - Нижний Новгород, Чебоксары и Самара; о самарской серии поэтических сборников, выходящих как приложение к интернет-изданию "Цирк Олимп + ТВ" (именно в этой серии вышла книга Колчева "Лубок к родине"), особо рассказал в ходе фестиваля её соредактор Виталий Лехциер. Значительным оказался и десант столичных поэтов. Авторы, находящиеся от Рязани на более почтительном географическом отдалении, - от Бориса Херсонского (Одесса) до Елены Глазовой (Рига), - прислали свои выступления в видеозаписи, а московский поэт Василий Бородин представил видео иного рода: свои размышления о поэзии Колчева и лаконичный видеоклип на одно из его стихотворений.

Среди гостей фестиваля были такие широко известные авторы, как Мария Галина, Аркадий Штыпель, Данила Давыдов, Геннадий Каневский, выдающийся переводчик немецкой поэзии Алёша Прокопьев, выступивший, что бывает нечасто, с собственными стихами. В то же время Дмитрий Кузьмин вместо своих стихов познакомил слушателей с украинской поэзией в своём переводе, охватив диапазон от классиков середины XX века (Иван Светличный, Юрий Тарнавский) до сегодняшнего младшего поэтического поколения. Российское младшее поэтическое поколение также было обильно представлено на фестивале - причём как поэтами, уже успевшими, несмотря на молодость, привлечь благосклонное внимание специалистов (в частности, лауреат премии "Дебют" Екатерина Соколова, лауреат премии "Литературрентген" Ксения Чарыева), так и совсем новыми именами, среди которых не потерялась младшая в рязанской делегации Кристина Азарскова.

Стилистический диапазон фестивальной программы оказался довольно велик - при том, что все участники так или иначе принадлежали к той области современного русского стиха, за которой закрепилось название "актуальная поэзия". Но и в этой области глубоко эшелонированные метафизические изыскания Евгении Сусловой или хитроумные культурологические этюды на восточную тему Никиты Левитского вполне органично соседствовали с лаконичными заметками на память о повседневном, которыми запомнились Юрий Орлицкий и Алексей Кияница, а симпатии многих авторов к свободному стиху ничуть не мешали, например, рифмованной силлабо-тонике Ольги Мельник или Татьяны Риздвенко пластично и убедительно передавать различные изгибы современного женского характера.

Важную часть фестиваля составили круглые столы, посвящённые трём важным для современной русской поэзии темам: соотношению лирического и социального, новым сдвигам в области ритмики и просодии и положению нестоличного автора, - модератор всех трёх дискуссий Дмитрий Кузьмин открывал каждую из них пояснением того вклада, который может внести в рассмотрение темы творческий опыт Алексея Колчева. Тон первому круглому столу задало развёрнутое выступление Виталия Лехциера, рассказавшего о том, что современное гуманитарное знание понимает социальность не как отдельную проблемно-тематическую зону, а как точку зрения, сфокусированную прежде всего на коммуникативном аспекте, - и в этом плане современная русская поэзия, всё более активно осваивающая диалогичность и полисубъектность, идёт рука об руку с современной мировой философией. В другом ракурсе предложила рассматривать вопрос Евгения Вежлян, размышлявшая о социальной природе бытования поэтического текста (будь то со стороны автора или со стороны читателя) как о ключе к пониманию социальности самого текста. Круглый стол, посвящённый поэту и поэзии в региональном контексте, прошёл под знаком обзорного выступления Евгения Прощина, всесторонне рассмотревшего проблемы и перспективы построения регионального поэтического сообщества на примере Нижнего Новгорода; тему противоречия между региональным и общенациональным контекстом в самоопределении поэта развивала Мария Галина, в выступлении Дмитрия Воробьёва (Чебоксары) ярко прозвучала тема автора-одиночки, не располагающего региональным контекстом. Основной темой третьего круглого стола стали перспективы, открывающиеся перед современной русской поэзией благодаря сочетанию возможностей верлибра и конвенционального стиха, в том числе внутри одного стихотворения. Незапланированным образом ещё одной сквозной темой, так или иначе поднимавшиеся на каждом из круглых столов, стала тема поэзии народов России и вообще младописьменных народов, многим из которых ещё только предстоят увлекательные революционные процессы в национальной культуре и литературе, сулящие русской поэзии возможность интенсивного и интересного диалога; одной из отправных точек этой беседы стал рассказ Дмитрия Воробьёва о чувашскоязычной части наследия Геннадия Айги.

Полноправным элементом фестивальной программы стала и для поэтов, и для слушателей экскурсия по Рязанскому Кремлю, которую провёл историк и публицист Александр Никитин".



9.35-11.00









9 августа вообще получился самым длинным и насыщенным в программе фестиваля. Не буду касаться, того, что происходило в большом и малом конференц-залах библиотеки. Об этом подробно написал автор вышеприведенного отчета. Но фестиваль, можно сказать, проходил параллельно и за пределами чтений и круглых столов. Так, с первых минут открытия библиотеки 9 августа у главного входа в здание остановилась легковушка, из которой вытащили двенадцать картин. Вернее, десять картин и два арт-объекта. Это были живописные работы и ассамбляжи Маргариты Будылёвой, отобранные для выставки, приуроченной к фестивалю, самим художником и организатором фестиваля Ольгой Самохваловой. Вместе с картинами на площадке перед библиотекой появилась и сама Маргарита Будылёва (почему для выставки, приуроченной к фесту, выбрали работы именно этого художника подробно написано в анонсе фестиваля, размещенном здесь на сетевой словесности). Вскоре ловкие руки помощников отнесли картины и ассамбляжи в фойе перед большим конференц-залом. Там работы разместили на специально подготовленные мольберты.



11.00-19.00

Я специально ненароком спрашивал у разных участников поэтического фестиваля - не кажется ли им, что картины лишнее на этом форуме, посвященном поэзии. И неизменно получал отрицательный ответ и дополнение в виде комплементарных отзывов о той или иной картине. Работы Будылёвой заинтересовали участников и гостей фестиваля. "Мимо них нельзя было просто пройти, как в физическом, так и в метафизическом смысле", - скаламбурил один из участников фестиваля.



19.10

После окончания второго круглого стола, который ("посвящённый поэту и поэзии в региональном контексте"), венчал первый день фестиваля, все - участники и зрители высыпали на площадку перед зданием библиотеки и отправились в Рязанский кремль. Там они получили возможность послушать замечательную экскурсию известного историка Рязани, киноведа и публициста Александра Никитина. Эта экскурсия была специально запланирована организаторами, ведь Александр, как никто другой, может доступно и интересно погрузить слушателей в исторический и культурный контекст, который прячут в себе улицы и дома Рязани.

Никитин начал свое выступление с утверждения, что, по его мнению, Рязань - ничем не выдающийся среди других аналогичных провинциальных конгломератов город и именно в этом главное ее очарование. Именно в тривиальности и обычности история бережно и скромно хранит дела людей, не отдавая предпочтений и не скрывая бесследно все проявления бытия наших предшественников. Эта парадоксальная сентенция стала ключом ко всей экскурсии, которая окунула слушателей в водоворот событий и имен, свершений и планов именитых и простых жителей Рязани. Может быть не все оценки и суждения, высказанные Александром, можно было признать единственно верными, но постановка вопроса всегда была занимательной, заставляющей призадуматься. Закончилась экскурсия на краю кремлевского вала (как оказалось, это была лишь официальная ее часть).

Отгремели аплодисменты и собравшиеся решили спускаться вниз к площади Свободы. Возможно, это решение было принято под воздействием воодушевления от проведенной экскурсии, ведь спуск в этом месте заметно крут и извилист. "Будущее современной литературы под угрозой", - пошутил кто-то. Впрочем, в этой шутке, как никогда, была лишь доля шутки. Но помогая друг другу, особенно, барышням в обуви на каблуках, вся процессия без потерь спустилась с вала.



21.30

Когда за полчаса до самого печального часа в работе магазинов (в 21.30) все желающие уже купили все, что хотели, в супермаркете на площади Свободы, фестиваль вновь приобрел многоплановое и параллельное звучание. Александр Никитин вызвался сопроводить большинство участников (некоторые решили провести этот вечер по отдельному плану) к месту проведения общего ужина в усадьбе одного гостеприимного рязанского дома. Соответственно эта прогулка сопровождалась комментариями историка. Прошли они местами хоть и не всегда культурно-историческими, но, безусловно, интересными.

А мы вернемся в 21.30 и в непосредственную близость к Рязанской областной библиотеке имени Горького, где проходил фестиваль. На Лыбедском бульваре в рамках проекта ART-Лужайка на огромном экране (метров пять или шесть высотой) началась трансляция видеофрагментов, как Алексей Колчев читает свои стихи. Полчаса. До 22.00.

Вечером по субботам на ART-Лужайке собирается особенно много людей. Этот проект, включающий в себя проведение в центре города разнообразных концертов-фестивалей-мастер-классов, а также кинотеатр под открытым небом, который уже пару месяцев ежедневно показывает по паре интересных фильмов, пользуется в Рязани большой популярностью. Организаторы ART-Лужайки были знакомы с Алексеем Колчевым, ценили общение с ним и сами предложили в один из фестивальных дней предварить традиционный кинопоказ чтением стихов. "Помогли придать стихам Алексея такое мощное и масштабное звучание", - пошутил один из знакомых Алексея.

Полчаса Алексей Колчев с огромного экрана читал собравшимся свои стихи. Люди слушали. Некоторые, конечно, не взяв на себя труд разобраться-вслушаться, отходили в сторону, но многие слушали.



22.00

Участники фестиваля и сопровождающие их рязанцы пришли на запланированное место. Этот дом с уютной лужайкой оказался не просто удобным местом для пикника большой компании. Организаторы феста рассказали, что Алексей многие годы общался с живущим здесь замечательным художником Владом Ефремовым, ценил его творчество и даже заполучил в свою коллекцию несколько работ Влада. Вообще этот дворик и дом уже более двадцати лет был центром притяжения интересных людей разных поколений. Здесь читали стихи, играли музыку, ставили спектакли, писали картины, проводили выставки, отмечали праздники. Спорили и шутили. Разговаривали. Шумной компанией и "в гордом одиночестве на двоих".

Пылает огонь в жаровне, стол придвинут поближе к огню, выставлено немудренное угощение. И разговор, перескакивая с темы на тему, как заметил Мандельштам "по принципу шахматного коня", все равно нарезает разносторонние квадраты вокруг-через поэзию и место поэта в жизни, хотя задевает все и вся. Впрочем, стол, за которым все сейчас собрались, по форме идентичен "круглому столу" в библиотеке, только меньшего размера. Но всем хватило места и времени поговорить. А "неформальное общение - самое главное на поэтическом фестивале" - отметил один из известных авторов.

К четырем утра первый день фестиваля формально и неформально закончился.



9.00-11.10

10 августа был для многих днем, как говорил один мой знакомый, "не пасмурным, но хмурым". Солнце светило во всю силу, но радовало не всех. На тех, кто предпочитал всем напиткам воду и сок, сказывался недосып, а остальные были вдвойне уставшими, но надеялись на обычное утреннее чудо. Правда, Данила Файзов как-то обронил, что "фестиваль без похмелья не может обойтись", но от этого легче никому не стало. Впрочем, заявленные чтения в библиотеке начались всего лишь с небольшим опозданием. Зато чтения в воскресенье явно выигрывали в атмосфере - в общении участников ощущалось теплое чувство товарищества и приятельства. Теперь мы все - знакомцы.

Открывал второй день поэт Александр Пылькин из Питера. Далее как положено по программе. К сожалению, часть авторов, которые уже провели свои выступления, в воскресенье собрались в обратную дорогу. Но редеющие с каждым часом ряды участников фестиваля не унывали. Каждый запланированный перерыв в фестивальной программе воспринимался как дополнительный праздник. Работницы окрестных кафе, которых в центре Рязани, в районе площади Ленина, достаточно на любой вкус и кошелек, сразу же запеленговали статус новых лиц и осаживали завсегдатаев, корыстно или беспардонно пытающихся набиться в товарищи участникам феста, точными и емкими фразами, типа "Семеныч, не лезь к ребятам, видишь, интеллигентные люди общаются". Впрочем, один из таких прилипал выпросил-таки у Файзова полтинник. Данила с неподдельным аристократизмом выделил купюру и распорядился, чтобы субъект исчез из поля зрения.

В круговерти подобных заседаний Данила Давыдов обогатил атмосферу одного из заведений замечанием "не тормози - лимон не еда, а закуска". Звучит, как загадка. Все составляющие элементы ясны и понятны, но точный смысл целого ускользает, хотя понятно, что он определенно присутствует. Впрочем, последняя фраза, на мой взгляд, наиболее точно отражает ощущения второй половины того дня.



19.00 - почти год

Ровно в семь вечера в фестивале, как пошутил один из участников, "наступил перерыв до следующего года". Его многие начали в уже хорошо знакомом трактирчике с уверений в новой встрече и оценок "фестиваль удался". Постепенно приближалось время отхода поездов и автобусов. Участники разъезжались.

Некоторые, кто отбывал в родные пенаты в понедельник, вновь собрались вокруг костерка во дворе гостеприимного дома. За разговорами снова и снова всплывали темы, связанные с организацией следующего фестиваля. Можно сказать, параллельно окончанию первого поэтического феста памяти Алексея Колчева начался второй. И Том Вейтс грустно пел, добавляя горечи "досвидания-досвиданиям" и дыму от сигарет усталых поэтов и костра - Sand me, blue valentine.



И вместо послесловия маленький эпиграф - известное стихотворение Алексея Колчева "белый шум":


28 русских поэтов
разного пола
и возраста
единственные
оставшиеся в живых
на земле
человеческие существа

после международного
обмена ядерными
ударами

- приходят же в голову
замечательные идеи -
говорит поэт файзов
поэту цветкову -
провести фестиваль
в бомбоубежище

поздравляю
теперь мы все
персонажи книги
поэта сваровского -
произносит поэт горшкова
прикуривая последнюю
сигарету




© Михаил Куницын, 2014-2016.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2016.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Московские буржуажные ночи (записки таксиста) [Нынче иностранцы удивляются, что в российских городах вечерами слишком людно. / Не видали они Москвы девяностых! Безработной, бездетной, ленивой Москвы...] Михаил Соколов (1946 - 2016): Три эссе о творчестве Владимира Алейникова [...Теперь уже всё вокруг Алейникова своё - и дом, и горы, и то, что за горами. Он всё подчинил себе, и всё сделал творческим материалом, сам став живым...] Евгений Черников: Ящерки минут [холодным утром свет рассеян / читаешь книжку натощак / а за окошком воет север / и нет спокойствия в вещах...] Пьетро Дамьяно: Рассказы [Пьетро Дамьяно - современный итальянский писатель. В публикации представлены переводы нескольких рассказов из сборника "Границы" ("Confini") и нанорассказов...] Александр Павлов: Две рецензии [
  • "Толмачество vs язычество" (О книге стихотворений Михаила Квадратова "Тени брошенных вещей" (Серия: "Мантры...] Николай Васильев: Сестра моя голос [чего мы здесь, как ветер, ищем-свищем, - / не правда ли, для счастья своего / нам нужен несчастливец полунищий / и комната излишняя его...] Дана Курская: Люминесцентные лампы будущего (О поэзии Николая Васильева) [Во имя чего существуют и завораживают нас бесприютные строки Николая Васильева?..]
  • Словесность