Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




СОН  В  ЛЕТНЮЮ  НОЧЬ


От жары и духоты зеркало запотело, была теплая летняя ночь, но он все равно любовался собой в зеркале. Вдруг его отражение исчезло.

- "Самый красивый, что ли?", - услышал он голос зеркала.

- "Да, и самый умный!", - немного удивившись, ответил он.

Вдруг в зеркале вместо себя он увидел обезьяну.

- "Ну и шуточки!", - засмеялся он.

- "Ой! Обезьяна!", - заорала его жена, глядя на него.

- "Это зеркало прикалывается!" - объяснил он.

- "Говорящая обезьяна!", - еще громче заорала его жена.

- "Возмутительно!" - сказал он и проснулся...

Солнышко не светило, и он решил опять уснуть.

Вдруг профессору Зафуку неожиданно показалось, что он - шашка.

- "Как ходить?" - подумал профессор Зафук.

- "Ходишь не ты, а тот, кто играет", - подсказал профессору Зафуку внутренний голос.

- "Нет, не буду шашкой!" - сказал профессор Зафук и проснулся.

Солнышко еще не светило, и он решил опять уснуть.

- "Я имею право отличаться от других!" - сказал профессор Зафук и залез на крючок шахматной доски.

Раскачиваясь все сильнее и сильнее, профессор Зафук испытывал чувство гордости и... шлепнулся.

Профессор Зафук уже который раз проснулся, но теперь почему-то под кроватью.

Солнышко еще не светило, и он решил опять уснуть.

Он был современником Пушкина и Ломоносова, у него даже были дальние родственники из хозяйства Екатерины... Все были гуси как гуси, а он... изучал людей. Читал Лермонтова и Некрасова. Однако...

- "Людям вообще не стоит писать!" - считал он... Да, кстати, гуся звали Никифор Петрович...

Никифор Петрович мечтал обсудить этот вопрос в дворянском собрании. А потом - записаться на аудиенцию к его императорскому величеству и, заручившись поддержкой благородного общества, -.... отменить письмо...

- "Вы гусь утонченный, наверняка вам не чужда поэзия", - скажет, сидя в роскошном пушистом кресле, Никифору Петровичу государь.

- "о! Да..., " - ответит Никифор Петрович. - "Но позвольте... перья, которыми вы пишете. Они же, они же..." И тут он многозначительно промолчит... Государь все поймет сам...

Вдруг... Никифор Петрович проснулся... И... опять наступил 21 век. Увы...

- "За что бороться? Зачем жить?" - безысходно вздохнул он...

А солнышка все не было. Пришлось опять засыпать.

- "Разве можно играть в шашки без компаса?" - удивился заблудившийся на шахматной доске профессор Зафук.

Иногда минутная стрелка часов профессора Зафука показывала на юг и часы могли бы сгодиться вместо компаса, но сегодня часы почему-то показывали вес профессора Зафука.

- "За фук!" - вдруг услышал профессор Зафук и... был взят за фук...

Очутившись вне шахматной доски, профессор Зафук заблудился еще сильнее...

- "Буду ждать следующей партии, выбираться лучше по клеточкам!" - принял решение профессор Зафук, но... случайно закатился под стол...

- "Просыпайся!" - подсказал профессору Зафуку внутренний голос.

- "Жизнь - это сон и проснуться нам не дано!" - возразил профессор Зафук и перевернулся на другой бок...

Профессор Зафук никак не мог найти компромисс между шашками и шахматами. Он не понимал, по каким правилам он живет. По ту сторону шахматной доски существовали нарды, в них профессор Зафук играл всего несколько раз, но тоже чувствовал свою причастность.

Иногда профессору Зафуку казалось, что это именно он изобрел игру в поддавки. А игру в уголки Зафук не понимал.

Игр было много, а шахматная доска была всего одна. И надо было понять, в какой он игре. Чтобы лучше это понять, профессор Зафук засунул голову под подушку и уткнулся носом в диван.

Солнечные лучики осознали, что теперь им профессора Зафука не разбудить, и удалились будить других профессоров...

А бык вышел на арену.

- "Это еще не факт, что я бодаюсь! Это вы бодаетесь, а не я!" - сказал тореадору бык. А вокруг становилось все краснее и краснее. Бык боднул солнышко, взял солнце на рога и публика зааплодировала! Тореадор решил, что уже ночь и уснул, а бык открыл глаза и... проснулся.

Солнышко мешало спать, но он, перевернувшись на другой бок, опять уснул.




© Юрий Тубольцев, 2009-2022.
© Сетевая Словесность, 2009-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность