Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность



ПРЯТКИ  ЖИРАФОВ


 


      ПУРГА
      (питерская зимняя колыбельная)

      Белым снегом укройся и окна закрой:
      Это Питер тебя обнимает рекой,
      Стометровым размахом ладоней-мостов,
      Темнотою парадных, хвостами котов,
      Серым небом, в котором так звёзды горьки.
      Нет на свете нежнее и крепче реки.

      Спи и снись наконец своим собственным снам,
      Пока ветер скользит по застывшим волнам
      И о чём-то горят за окном фонари,
      Свято веря в пришествие новой зари.

      Только в финский гранит полуночного сна
      Плещет синей водой за весною весна.

      _^_




      ГЛУПЫЕ  СТИХИ

      Вот так оглянешься назад -
      И ничего кругом.
      Всё так же зеленеет сад,
      А в нём белеет дом.

      А в нём твои друзья сидят,
      Молчат и кофе пьют.
      По крыше яблоки стучат,
      В саду коты снуют.

      Вот так останешься один -
      И не заметишь сам,
      Как некий странный господин
      По старым адресам

      Пустые письма разошлёт,
      Без марок и имён,
      И наугад их разнесёт
      Усталый почтальон.

      Вот так задумаешь побег -
      А солнца нет, как нет.
      И ты, устроясь на ночлег,
      Зажжёшь на кухне свет.

      Заваришь чай, закроешь рот,
      Наточишь карандаш
      И сдашь в потрёпанный блокнот
      Весь свой дневной багаж.

      _^_




      ПЕСНЯ  МЁРТВОГО  КОТА

      Похороните меня под ольхой,
      Чтобы корни ольхи
      Хвост оплели полосатый мой,
      Шею одели в мхи.

      Чтоб каждый, кто в ольшаник придёт,
      Видел издалека:
      Здесь похоронен кристинин кот,
      Лапа его легка.

      Дни его были светлы и тихи,
      Ночи - темны, как сон.
      Кот никогда не писал стихи
      И не ловил ворон.

      Больше всего он любил молоко,
      Сказки и игры в мяч.
      Жил он легко и умер легко.
      Не надо, Кристина, не плачь...

      _^_




      НАПИШИ  МНЕ  ПРО  МОКРУЮ  ПТИЦУ

      Напиши мне про мокрую птицу - сказала сестра.
      А я что? Напишу.
      Как я каждое мокрое пёрышко ей
      На рассвете сушу.

      Как крадётся прилив и туман поднимается
      Ввысь от камней.
      Я сижу у воды, свою птицу сушу,
      Вспоминаю о ней.

      И блестят золотым за спиной моей горы
      При первых лучах
      И уже всё ясней проступают узоры
      На мокрых камнях

      Так люблю я сестрёнку мою, что иначе
      Никак не скажу.
      Так согрею хоть мокрую птицу рассветным теплом.
      И стихи напишу.

      _^_




      * * *

      мы были слишком инь и янь
      как неба синь и утра рань
      и звон трамваев вдалеке
      и отражение в реке
      склонившихся над нею лиц
      дымящих труб, летящих птиц
      и сотен городских мостов
      и снов

      мы были слишком здесь и там
      как ветра песнь и птичий гам
      и поздний завтрак на траве
      и сто билетов в рукаве
      в такие дальние края
      куда ещё ни ты ни я
      не собирали рюкзака
      пока

      мы были слишком тьма и свет
      и вот теперь нас нет

      _^_




      ЭВОЛЮЦИОННОЕ

      Что там думала первая рыба, ползком выбираясь на сушу?
      Вряд ли ждала чьего-то спасибо, скорее - мол, трушу,
      Говорила себе, но ползу, плавником попирая простор неуютный
      Слишком давящий, плоский, чужой и для глаза подводного мутный.

      Я - праправнук той рыбы, наследник затеи сомнительной крайне,
      Наблюдающий воду в основном в протекающем кране
      Раз поверив в мечту о реальности альтернативной свободной,
      Зажил жизнью двойной, с точки зрения рыбы - весьма земноводной.

      Вот, свалив из стихии родной в чёрт-те-что добровольно,
      Я ползу, обдирая колени. Мучительно больно
      И мучительно стыдно. Зачем вообще, непонятно.
      Впереди не бельмеса не видно, но уже не вернуться обратно.

      _^_




      ЕВРОМАЙДАН

      Зимнему городу ночью не спится -
      Гвардией пёстрой не сдан,
      В сердце укутанной снегом столицы
      Глаз не смыкает Майдан.

      Ярмаркой днём отшумел сорочинской,
      Песнями, танцем, едой -
      Всем, чем привыкли в земле украинской
      С каждой бороться бедой.

      Ленточки, флаги, весёлые взгляды,
      Дети, палатки, костры...
      Где-то в машины грузились отряды
      В рамках всё той же игры.

      Ныне всё тише. В сумерках белых
      По сторонам баррикад
      Только шеренги замёрзших и смелых
      Друг против друга стоят.

      Ночь простоять бы, сжимая дубинки,
      Взглядом уставясь в метель.
      Ну, а наутро - до дому, до жинки,
      Чай, телевизор, постель.

      Всё успокоится к Новому году -
      Только поди угадай,
      Что за подарки готовит народу
      Святочный дид Миколай.

      _^_




      МОСКВА - КИЕВ

      Октябрь, вечер. Киевский вокзал.
      Я список поездов перечитал
      До середины,

      Нашёл там свой и бросился к нему,
      Не слишком разбирая свет и тьму,
      Ларьки, витрины,

      Людей, их чемоданы и детей,
      Багаж разлук, рождений и смертей,
      Глаза и спины.

      Так выбежав за дверь, попал туда
      Где собранные на ночь поезда
      Стоят в загоне.

      Раз оглянулся, память теребя,
      Прошёл сто метров и пришёл в себя
      Уже в вагоне.

      Я вышел на перрон - "Слышь, дверь закрой!", -
      По телефону поболтал с сестрой
      Про "Дом, который",

      Без пафоса в последний раз с Москвой,
      Простился и в вагон вернулся свой
      Глядеть за шторой,

      Как проплывает мимо окон ряд,
      В них жёлтым светом лампочки горят,
      Живут там люди,

      Что смотрят каждый день на поезда,
      Не зная, кто в них едет и куда.
      Вокзал рассудит

      Всех тех, кто ждёт, и кто не может ждать,
      И кто привык в окошко наблюдать
      За танцем судеб.

      _^_



© Олег Соколенко, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Тридцать минут до центра Чикаго [Он прилежно желал родителям спокойной ночи, плотно закрывал дверь в зрительный зал, тушил свет и располагался у окна. Летом распахивал его и забирался...] Сергей Славнов: Шуба-дуба блюз [чтоб отгонять ворон от твоих черешней, / чтоб разгонять тоску о любви вчерашней / и дребезжать в окошке в ночи кромешной / для тебя: шуба-дуба-ду...] Юрий Толочко: Будто Будда [Моя любовь перетекает / из строчки в строчку, / как по трубочкам - / водопровод чувств...] Владимир Матиевский (1952-1985): Зоологический сад [Едва ли возможно определить сущность человека одной фразой. Однако, если личность очерчена резко и ярко, появляется хотя бы вероятность существования...] Владимир Алейников: Пять петербургских историй ["Петербург и питерские люди: Сергей Довлатов, Витя Кривулин, Костя Кузьминский, Андрей Битов, Володя Эрль, Саша Миронов, Миша Шемякин, Иосиф Бродский...]
Словесность