Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Обратная связь

   
П
О
И
С
К

Словесность



АЗЫ  И  ПРИАЗОВЬЯ




      МАРТ,  В  ГОРНОМ  КРЫМУ

      Ты других нежнее и жженней -
      вечерея, слова горьки.
      Нараспев, как неверным женам -
      камни, мне себя обреки.

      Клонит башенки белоцветник,
      скалы вчерчены в зодиак.
      Я клянусь, что никто на свете
      не был вечен тобой вот так.

      _^_




      ВРЕМЯ  СПИСКОВ

      1

      надтреснутой пастелью - лай собак,
      толпа - бугристым гипсовым экраном.
      и одиноко. не поверишь, как;
      я даже подбирать слова не стану.

      2

      вновь холодало; на закате сад был
      запекшейся на воске тушью яблонь;
      крошась, румяный лед плодил синиц;
      на склоне санок поплавки мотало...
      но время списков лишено масштаба,
      и прочь из сада лыжники брели
      ступенчатым на срезе следом в лимб,
      где кофе, сигареты, старопрамен
      и нет больной от суеты земли.

      3

      как выцветем и станем шелухой,
      нас будет больше в дугах цвета вдоль
      одной чешуйки, чем где-либо прежде.
      ты заиграешь рдинкой зимних ольх
      и терпкой зеленью рыбацких вершей.
      и будешь чья-то - не моя, конечно.

      4

      как медленно распарывают горсть,
      пуская птицу, так теперь читай:
      мне этот человек необходим.

      с ним невозможна связь: она - пробел.
      я с ним одно. я - снимок дна его,
      шершавость пены наивысших волн,
      я ощупь, земь, искось, я стежь, распев -
      он суть моя, вне слов. читай теперь:
      мне этот человек невозвратим.
      читай, читай, читай...

      _^_




      СТВОРКИ

      1

      двучерепичной ржавчине дрейссен
      знакома кровь ребенка и слепца,
      и был итакой ранен одиссей,
      гулящий царь,
      невинной раной ранен.
      идем со мной, отлив, смеясь, плясал.
      качался берег почему-то, сам,
      беспочвенно расплывчатый местами.
           прости меня, патрокл, прости, ахилл,
           что я рассек ступню почти у дома,
           что яд его и кровь моя знакомы,
           а в греции вам не нашлось могил.
      отлив плясал, плясал и уходил.

      2

      мертвый лишен наготы. снят.
      отдан похоронить.
      ... нить ариадны - не мойр прядь,
      но и в аду - нить.
      вот я ввожу ее в челнок,
      рваную козью серь.
      плох гобелен мой. вдова, бог;
      спор их - моих - вер.
      с царского ложа встает тень.
      ляг, пенелопа, спи.
      мы с тобой жгли вчера холм тел,
      не пожалев спин.
      не от вина охмелев, сын
      не от вины трезвел.
      нет, шепчу. муж мой мертв. стыл.
      ты не мой одиссей.

      3

      нем цикорий, мерцающе, редкостно нем
      над пустым разнотравием поздним,

      над сухим, фиолетовым басом шоссе,
      потерявшим накал направлений,

      остывает пространство, лишенное тем,
      и цикорий - осенне белесый...

      _^_




      БЕГ  ОТРАЖЕНИЯ..

      1

      мы владеем азами, приазовьями, пустотой языка
      и промер болевого шока считаем словом.
      и сто строк исчезающе коротки нам, если одна кратка
      и как сумрак степной бордова,
      стирая прочие.
      породниться бы с ночью, предела ее достичь кривокрылым
      криком, на кровящий срез ее лечь ожогом -
      и на склоне ковыльном
      попискивать слепушонкой,
      местью сонной совы осязая чужой закат.
      изнывающую молнию языка.

      2

      трудней, когда слова не тех честей,
      не тех мастей - пошлы, точны, жестоки,
      усталой правды непристойных тем,
      одновременно правды о высоком.

      трудней, когда слова не тех людей,
      не тех идей - но ты за них в ответе.
      пока тебя имеет твой предел,
      там кто-то ждет в беде, не зная, где ты.

      трудней, когда слова не тех частей,
      не тех костей - почти неуловимы.
      трудней, когда ты сам - всего лишь тень
      того, что видишь.
      и зовешь любимым.

      3

      речь это камень, бреющий рябь речную -
      бег отражения вдоль отторжений;
      речь это ревность -
      я говорю, ревнуя вас к человечеству (оптом дешевле);
      речь это все пустое и все вранье, часто не видно смысла, а чаще сути;
      но - я люблю вас, видимо, больше слов:
      с кем бы вы ни были счастливы, будьте.
      будьте.

      4

      ...идти, молчать, вникая постепенно
      в качель. в невидные громады ив.
      в истертость речи о речитатив,
      о переход от элемента к схеме.

      запнуться и забыть, оставив лишь
      как я иду к тебе.
      как ты молчишь.

      _^_



© Александра Шевченко, 2014-2016.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2016.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Дмитрий Близнюк: Осень как восемь [Все эти легкие чувства - шестые седьмые, восьмые - / твои, Господи, невесомые шаги. / А все мои слова - трехтонные одноразовые якоря; / я бросаю...] Айдар Сахибзадинов: Война [Мы познакомились, кое-что по-немецки я знал. Немец по-русски - десяток слов. Я выведал, что он живет на берегу моря, там хорошо, и когда бьет волна, прохладная...] Владимир Алейников: Отец [Личность - вот что сразу чувствовали все, без исключения, от простых людей, с улицы, до людей искусства. И ещё - сберегающий тайну. Хранитель традиции...] Сергей Комлев: Банальности маленький друг [Был мне ветер. Жилось мне приветно и споро. / Где б ни падал, являлася всякая чудь. / И казалось всегда мне - что скоро, что скоро, что скоро. / ...]
Читайте также: Владимир Алейников: Большой концерт | Андрей Анипко (1976-2012): Призрак арктической нелюбви | Людмила Иванова: Колыбельная Мурманску (О поэзии Андрея Анипко) | Семён Каминский: Учебное пособие по строительству замков из песка | Виктория Кольцевая: Несмыкание связок | Татьяна Литвинова: Два высоких окна | Айдар Сахибзадинов: О братьях моих меньших (дачная хроника) | Олег Соколенко: Вторая тетрадь | Ирина Фещенко-Скворцова: Попытка размышления о критериях истины в поэзии | Мария Закрученко: Чувство соприсутствия (О книге: Уйти. Остаться. Жить. Антология литературных чтений "Они ушли. Они остались" (2012 – 2016). Сост. Б.О. Кутенков, Е.В. Семёнова, И.Б. Медведева, В.В. Коркунов. – М.: ЛитГост, 2016) | Владислав Кураш: Айда в Америку: и Навеки с Парижем | Алексей Ланцов: Сейм в Порвоо, или как присоединяли Финляндию к России | Владислав Пеньков: Снежный век | Иван Стариков: Послание с другого берега (О книге Яна Каплинского "Белые бабочки ночи" - Таллинн: Kite, 2014) | Николай Васильев: Сестра моя голос
Словесность