Словесность

[ Оглавление ]




КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность



КОРОТКИЕ  СТИХОТВОРЕНИЯ  О  ЛЮБВИ


Искре  



 



      отражения

      1

      человек всматривается в окно,
      за окном темно, начинается дождь,
      человек думает: что за блажь, всё равно не придешь, почему же дрожь,
      почему же дрожь, отболело, и всё равно
      почему же дрожь, отболело, и всё равно
      человек думает: что за блажь, всё равно не придешь, почему же дрожь...
      за окном темно, начинается дождь,
      человек всматривается в окно...


      2

      напиши на открытке, на чеке из булочной, напиши
      хотя бы слово, одно какое-нибудь, например, "привет",
      пока не отняли карандаши, не отключили свет
      последний белый, пока мерцает еще в глуши
      последний, белый пока мерцает еще в глуши,
      пока не отняли карандаши, не отключили свет,
      хотя бы слово одно, какое-нибудь, например, "привет",
      напиши на открытке, на чеке из булочной напиши...


      3

      снег засыпает улицы все, засыпает снег, засыпает сам
      все тротуары, поребрики, всех обещаний хлам, встреч и прощаний хлам,
      только и есть на свете, что тайный снег
      снов этих синих, зелёных и карих всех
      снов этих, синих, зелёных и карих, всех,
      только и есть на свете, что тайный снег,
      все тротуары, поребрики, всех обещаний хлам, встреч и прощаний хлам
      снег засыпает, улицы все засыпает снег, засыпает сам...

      _^_




      nida

      1

      жить в маленькой стране среди песков и сосен,
      бегоний и касмей, и ставен голубых,
      здесь волны зелены, а воздух синь и сочен,
      и прошлое бледней, чем пыльный половик,
      здесь чайки по утрам шумней любого сейма,
      а дрозд в камзоле спит, что вольфганг-амадей,
      и слышно, как в земле ворочается семя,
      когда твоя ладонь касается моей...


      2

      белый песок усыпан дарами сплошь
      после ночного шторма, и ты, хмелея,
      воздух густой, как воду живую пьешь,
      неженка, лежебока, дичок, медея,
      солнце на сосны льется из дымных сит,
      столько сокровищ выброшено прибоем,
      над голубым руном стрекоза висит,
      чайка парит, и время стоит конвоем...


      3

      дюны, сосны, дожди и ветра, черепичные крыши,
      кирха спит на высоком холме, а господь еще выше,
      солнце, синие ставни, герани, песок и вода,
      время здесь опочило, как в бочке дубовой звезда,
      запах рыбы, коптильни, рыбацкие лодки, герани,
      солнце, синие ставни, здесь осы и те ? лютеране,
      после мессы неспешно слетают на теплый песок,
      дюны, сосны, закат, целование в лоб и висок...


      4

      синева прорвется с балтийским ветром
      через все прорехи скупой зари,
      и зима изумленным наполнит светом
      полусонные карие янтари,
      и хмельною вспыхнув тогда волною,
      отразят ожившие зеркала
      это море, которое было мною,
      эти дюны, которыми ты была...


      5

      время смотрит зелеными, синими,
      ловит серыми, черными льнет,
      и вороны садятся разинями
      на мерлушковый мартовский лед,
      время любит весенними, карими,
      ничего, что тебе невдомек,
      окарина свистит на окраине,
      и парит над пекарней дымок...


      6

      скажешь: весна, - и станет весна, смотри:
      это листва над нами звенит легка,
      это в зрачках воздушные янтари,
      синие реки, белые облака,
      это веселый ясень, высокий дуб,
      дальние кущи рая, его углы,
      это с твоих горячих слетают губ
      сирины, алконосты, скворцы, щеглы...


      7

      ночью кожа пахнет хлопком и молоком,
      замечаешь мельком, янтарной волной влеком
      в те пространства мира, которые иногда
      выбирают нас и втягивают, как вода,
      и пока мы неким целым, а не вдвоем,
      погружаемся в долгий медленный водоем,
      резеды в саду зацветает сухая плоть,
      словно в эти воды и вправду смотрел господь...

      _^_




      20 коротких стихотворений о любви

      1

      она произносит: лес, - и он превращается в лес
      с травой по колено, с деревьями до небес,
      и входит она в свеченье зелёных крон,
      и лес обступает её с четырёх сторон,
      она произносит: свет, - и он превращается в свет,
      и нет никого на свете, и слова нет,
      и облако белой глиной сворачивается в клубок
      пока еле слышно она произносит: бог...


      2

      поздняя осень в венах шуршит, она
      время сжимает, не разожмёшь без той,
      что не спросясь входила в разрывах сна,
      свет приводила солнечный на постой,
      где вы теперь, весенние хохолки,
      воды дрожат и ёжатся в родниках,
      сердце глодают огненные хорьки,
      красные листья не упадут никак...


      3

      господи, сделай так, чтобы она не снилась,
      не брала за руку, не проводила пальцем по коже,
      обрати меня в четвероокий, в четверорукий стилус,
      только освободи, только не приводи ее больше, боже,
      солнце остановилось где-то меж двух америк,
      зябко расколотому надвое небосводу,
      рыбы в рыбьей тоске выбрасываются на берег,
      человек в человечьей медленно погружается в воду...


      4

      пока она произносит в трубку: не помню, уже давно,
      человек на том конце провода становится декабрём, и, почуяв стужу,
      его соседка в квартире слева захлопывает окно,
      распускает волосы, приглушает свет, безмятежно мужу
      говорит: какая ранняя в этом году зима...
      пока не сойдут снега, они будут любить друг друга,
      изредка вслушиваясь, как за стеною в квартире справа бормочет тьма,
      или в очередь воет вьюга...


      5

      что остается от синих глаз, от зеленых глаз -
      небо июльское, тихий весенний луг,
      в изгороди высокой секретный лаз,
      в тайное подземелье запретный люк,
      что остается от чёрных - степная пыль,
      холод под ложечкой, пряжа, веретено,
      низкий туман по утрам, ввечеру теплынь,
      и в пустоту распахнутое окно...


      6
              Павлу Жагуну

      припухлые губы, солёные сны, ледоход,
      почти безнадежна зимы одичалой гримаса,
      в бидоне молочника солнце, он думает - масло,
      и нежный салат на углу зеленщик раздаёт,
      как будто не с нами всё это, как будто не здесь,
      где воздух венозен и щурятся вербы желтками,
      белёсая мгла оседает, как мутная взвесь,
      и пусто, и ясно, что это не здесь и не с нами...


      7

      левая половинка лица от матери, правая от отца,
      по линии, где они сходятся, разламываются сердца,
      стою, держу своего осколки над головой
      и думаю: ну и влип, японский городовой,
      а ты берёшь их, склеиваешь, склоняешься надо мной
      и шепчешь: вернётся светом, что было тьмой,
      и вновь загремят на стыках скорые поезда,
      и правая половинка станет твоей тогда...


      8

      спрашиваю: ты дух?- отвечает: дождь,
      спрашиваю: ты дождь? - отвечает: камень, -
      в белом саду, обещает, меня найдешь
      у голубятни синей за облаками,
      видишь, с семи холмов над равниной свет,
      там и сойдемся мы на последней тризне...
      что остается от жизни? - ответа нет,
      что остается от смерти? - спроси у жизни...


      9

      света белое двоенье,
      белый гул воздушных рек,
      ты впорхнула на мгновенье,
      а почудилось - навек,
      не восстать от наважденья,
      не очнуться, не уйти,
      белый снег стихотворенья
      заметает все пути...


      10

      мария, - шепнул он, - всё замерло в спячке,
      смотри, сколько снега ? не видно жилья,
      как будто всем цехом небесные прачки
      затеяли стирку и глажку белья,
      я знаю, - шепнула мария, - сегодня
      мне ангел явился под утро, и я
      проснулась от счастья, что дева господня...
      а снег всё летел и летел на поля...


      11

      вычитающая из будущего, складывающая со смертью,
      умножающая на завтра, делящая на вчера,
      хорошо нам вместе ловить сетью
      огоньки живого влажного серебра,
      опусти меня в воду, схорони в иле,
      поверни к востоку прошлое лицо,
      чтобы только рыбы надо мною плыли
      в воздухе зелёном, что твое кольцо...


      12

      это дерево называют гинкго билоба,
      каждый лист на нем перепонкой дрожит резной,
      я смотрю на тебя всем телом, куда там в оба,
      как, быть может, смотрел еще в мезозой
      птерозавром, увальнем теплокровным,
      выкликая в птичьей своей тоске
      эту песнь под тем же зеленым кровом
      на понятном каждому языке...


      13

      ломкий весенний свет и прозрачный лес,
      словно кувшин с разводами по краям,
      словно от всех подарков, от всех чудес
      дивных толика нынче дана и нам,
      в небе прогалы, и половодьем снов
      ночь омывает землю, пока взахлёб
      губы, сияя, вшептываются без слов
      в плечи, предплечья, локти, ладони, лоб...


      14

      приходит с деревянным яблоком, протягивает ладонь,
      шепчет: не бойся, ешь, оно уже хлеб...
      лицо темноокое озеро балатон,
      степная кожа, дикие пушты губ,
      не боюсь, отвечаю, видишь, ведь я не слеп,
      видишь, сердце моё скроено по тебе точь-в-точь,
      ты мой приют, дуная хмельная глубь,
      долгая нынче будет в карпатах ночь...


      15

      почки набухшие, мыльные пузыри,
      охра и кобальт, сурик да киноварь,
      сколько беспримесной радости у зари,
      словно внутри уютного слова "встарь",
      в синие очи распахнута тишина,
      снег одряхлел, но ещё не сошёл с лугов,
      солнечным двоякодышащим у окна
      сладко во сне посапывает любовь...


      16
              Олегу Левитану

      нет никакого неба да и земли,
      явь обрывается, свет забивается в щели,
      губы остыли, звуки в себя ушли,
      в порах пространства мы обитаем еле,
      речь отшептала, отщебетал словарь,
      время утюжит медленная трехтонка,
      только два тела вспыхивают, как встарь,
      певчими половинками для дифтонга...


      17

      сюда забредавшая осень казалась кромешной,
      и не было сил отвести цепенеющий взор
      от маленькой вестницы, зеркало взявшей с усмешкой,
      чтоб гостью среди запустенья увидеть в упор,
      заколку долой, и, как бабочки, пряди забьются,
      и времени медленный мёд отблестит, загустев,
      пока зачарованный вол улыбается с блюдца
      и с детской картинки поёт апельсиновый лев.


      18

      она рисует белого льва и сирень на дверце,
      ладони ее подобны ливням, слова сетям,
      а он человек с отвесной осенью в сердце,
      и в каждом его зрачке молодой сентябрь,
      он смотрит в неё как в воду и входит в неё как в воду,
      она вдыхает его как воздух, и он обращается в воздух,
      и руки их прозревают, и реки пересыхают, и тают льды,
      и сон их белые оберегают львы...


      19

      прошлое умирает исподтишка,
      все мамелюки его, жалейки, дурные вести,
      и неважно, чья легла на плечо рука,
      лишь бы чья-то была, лишь бы только вместе,
      то черёмуховым, то яблоневым крылом
      над цветами белыми повилики
      машет, машет в воздухе заводном
      зверь летучий, дивный, двояколикий...


      20

      кто берёт белила, кто грифель, кто школьный мел,
      бренчит на гитаре, матом орёт благим,
      звёзды достает с неба левой, потом правой рукой,
      переставляет горы, путь указывает кораблю,
      я прочирикал бы это в рифму, если б умел,
      я бы это верлибром или дольником там каким,
      прозой протяжной, такой вот проозой или другой,
      но я не умею, просто шепчу люблю...

      _^_



© Сергей Шестаков, 2010-2016.
© Сетевая Словесность, 2010-2016.





 
 

У нас дешевле - горящие туры - очень заманчивое предложение!

tur42.ru

ОБЪЯВЛЕНИЯ
Позволь купить серебряное кольцо на память.
ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Московские буржуажные ночи (записки таксиста) [Нынче иностранцы удивляются, что в российских городах вечерами слишком людно. / Не видали они Москвы девяностых! Безработной, бездетной, ленивой Москвы...] Михаил Соколов (1946 - 2016): Три эссе о творчестве Владимира Алейникова [...Теперь уже всё вокруг Алейникова своё - и дом, и горы, и то, что за горами. Он всё подчинил себе, и всё сделал творческим материалом, сам став живым...] Евгений Черников: Ящерки минут [холодным утром свет рассеян / читаешь книжку натощак / а за окошком воет север / и нет спокойствия в вещах...] Пьетро Дамьяно: Рассказы [Пьетро Дамьяно - современный итальянский писатель. В публикации представлены переводы нескольких рассказов из сборника "Границы" ("Confini") и нанорассказов...] Александр Павлов: Две рецензии [
  • "Толмачество vs язычество" (О книге стихотворений Михаила Квадратова "Тени брошенных вещей" (Серия: "Мантры...] Николай Васильев: Сестра моя голос [чего мы здесь, как ветер, ищем-свищем, - / не правда ли, для счастья своего / нам нужен несчастливец полунищий / и комната излишняя его...] Дана Курская: Люминесцентные лампы будущего (О поэзии Николая Васильева) [Во имя чего существуют и завораживают нас бесприютные строки Николая Васильева?..]
  • Словесность