Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Обратная связь

   
П
О
И
С
К

Словесность



ПЕСЕНКА  ПОРОСЁНКА  ПЕТРА


 



      * * *

      тюнингованная тачка
      чёрный верх зелёный низ
      по делам или на дачу
      не судьба не добрались

      перекрёсток скрежет всмятку
      мерс паджеро бээмвэ
      в клочья чёрную девятку
      в бриллиантовой траве

      лужа из артериальной
      люди скорая менты
      труповозка всё нормально
      всё нормально там не ты

      остановка зебра (топай!)
      сквер картонный бок ларька
      двор автомобили тополь
      небо птицы облака

      _^_




      * * *

      Могила или крематорий,
      Какая разница, скажи?
      Когда артерия в моторе
      Рванет, и перестанет жить

      Кусок изношенного мяса,
      Что был вчера еще тобой.
      И вот ты на столе распластан,
      Чувак с трубой сыграл отбой,

      Лежишь не в самом лучшем виде.
      Прости мой ёрнический слог.
      Надеюсь - свидимся в Аиде,
      Даст бог. Пусть это будет бог.

      Дай бог, чтоб там хоть что-то было -
      Пространство, свет, любовь, печаль...
      А крематорий ли, могила -
      Без разницы. Прощай. Прощай.

      _^_




      * * *

      ложь суета интриги
      темное между строк
      из телефонной книги
      вычеркни номерок

      нет абонента вышел
      перекурить во двор
      дым из трубы над крышей
      суетный разговор

      с ночи хмельных соседей
      скорая у ворот
      дети галдят уедет
      автомобиль вот-вот

      нет абонента слышишь
      вынесли всё пора
      дым из трубы над крышей
      тянется к небу ра-

      стает и станет пусто
      в небе как будто срок
      вышел (дрянное чувство)
      вычеркни номерок

      _^_




      * * *
          Сегодня воскресенье:
          Девочкам печенье,
          А мальчишкам-дуракам
          Толстой палкой по бокам!
          Детсадовская дразнилка

      Раскрошили девочки печенье.
      Расплескали мальчики портвейн.
      Вот и обесценилось значенье
      Важных дел, эпических страстей.

      Всё ушло в былое понемногу, -
      Незачем уже переживать.
      Мальчики отправились в дорогу,
      Девочки остались доживать.

      Перегаром водочным ли винным
      Чудится сквозит со всех щелей.
      Где вы, Сани, Жени, Коли, Димы? -
      Тени в тусклой памяти моей.

      Кружит сиротливо лист осенний
      Над продрогшей сонной мостовой.
      Раскрошили девочки печенье.
      Мальчики поникли головой,

      Еле различимые в тумане,
      В зыбком наважденье полусна.
      До свиданья, Оли, Юли, Тани -
      Свидимся за гранью. Тишина,

      Слабо уловимое свеченье,
      На стене мерцание ветвей.
      Раскрошили девочки печенье.
      Расплескали мальчики портвейн.

      _^_




      * * *
          ...И вероятнее, и хуже Ада.
          ИБ

      солнце уйдёт за небо,
      глазные за веки - вот:
      два медяка и хлеба
      краюху на рюмку. год

      от рождества христова
      паскудный - прощай, прощай.
      свидеться (вряд ли) снова,
      бог с ним, не обещай.

      я не приду, прости мне.
      ты для меня - живой,
      в памяти... все мы сгинем,
      всем снарядят конвой

      до переправы в сонный,
      сумрачный мир теней.
      где тяжело и стрёмно,
      где пустота верней.

      солнце уйдёт за небо,
      свет обернётся тьмой.
      господи, как нелепо.
      господи, боже мой.

      _^_




      * * *

      Одна из семи которой, допустим, вдуть.
      Или влюбиться, как это раньше было.
      Всё что угодно, но не на скользкий путь -
      Стремянка, верёвка, мыло.

      Всё что угодно. Скажем - открыть окно.
      Пурпур заката, тусклая рябь залива.
      В сумрачном небе: пряжа, веретено,
      конская грива.

      Одна из семи... Положим, ты оптимист.
      Из двадцати, а то и процент, не больше.
      Узкий карниз - глянь аккуратно вниз -
      Пустая площадь.

      Помнишь, как ты мечтал о другой судьбе?
      Двигать науку, чтобы нобелиатом.
      Слава, поклонники, ну не "свезло" тебе,
      Да и не надо.

      Пусть несуразно всё - это теперь твоё:
      дрель, мастерок, рубанок и прочий шпатель.
      Тщедушный джамшут что-то в себя поёт.
      Не дрейфь, приятель.

      Всё ненадолго, кончится суета.
      Выйдешь в тираж, станешь овальным снимком.
      Ветер полощет кроны. Чадит звезда
      В небе вечернем с тучкой златой в обнимку.

      _^_




      * * *

      огромной лирической силы
      запишешь стишок и сотрёшь
      зачем если ты из могилы
      его не прочтёшь

      к чему если всё уже было
      бессильны любые слова
      поднять твою плоть из могилы
      ты слишком мертва

      _^_




      * * *

      это доброе утро такое что просто постой
      паровоз не стучите колеса кондуктор нажми
      на заветный рычаг чтобы поезд чугунной звездой
      враз упёрся в палёное небо в щебёнку людьми

      это тёмное время настолько что даже не жди
      меня мама хорошего сына твой сын не такой
      чтобы сдюжить и выжить на этом казённом пути
      ибо с детства отравлен экзистенциальной тоской

      это низкое небо тяжелое будто плита
      из гранитного сумрака вечный плацкартный вагон
      чу! колёса на стыках выводят своё тра-та-та
      словно вторят тебе в унисон в унисон в унисон

      _^_




      ПЕСЕНКА  ПОРОСЁНКА  ПЕТРА

      Тебе здесь делать нечего,
      вставай и уходи.
      Воняет человечиной,
      и тёмное в груди

      ворочается, валится
      различное из рук.
      Кривляется овал лица -
      то ярость, то испуг.

      Тебе здесь не завещано
      ни веры, ни тепла.
      Любая плоскость - в трещинах.
      Любая жизнь - была.

      Любые сны - отравлены.
      Эпоха перемен
      сошла на нет. - Развалины,
      тотальный Карфаген.

      Сплошные инновации -
      откат, распил, соскок.
      Победные реляции.
      Клинический лубок.

      В пространство не вмещается,
      с башкою не в ладу,
      идёт бычок качается
      по бритвенному льду.

      В промозглый сумрак вечера.
      Руины на пути.
      Пора! Здесь делать нечего, -
      вставай и уходи.

      _^_




      * * *

      на жаре упадёшь
      и накроют тебя простынёй
      в ожидании скорой

      всё что прожито ложь
      всё что нажито станет хернёй
      только рокот мотора

      увозящей тебя в никуда
      запылённой газели
      только тонко звенят провода
      только сонные ели

      вдоль последней дороги стоят
      что твои часовые
      только следом по небу летят
      облака кучевые

      _^_




      * * *
          мы ехали шагом, мы мчались в боях (с)
          и мой сурок со мною (с)

      летели качели звенела печаль
      звучали походные песни
      нам боязно было и прошлого жаль
      а вдруг никогда не воскреснем
      и чей-то свистел заунывно зверёк
      сурок или вовсе хорёк

      мне грустно товарищ мне тягостно всё
      устали шагать мои ноги
      куда нас ещё навсегда занесёт
      впотьмах и почти без дороги
      тут чей-то зверёк приумолк на чуть-чуть
      и снова мы двинулись в путь

      так шли мы и вышли в итоге к реке
      к её берегам невысоким
      кто скарбом нагружен а кто налегке
      стоим в остролистой осоке
      шныряют над нами по виду вьюрки
      и сыростью тянет с реки

      мне муторно слышишь как плещет вода
      весло раздвигает осоку
      а вдруг мы умрём в этот раз навсегда
      и будет во мгле одиноко
      свистеть заунывно какой-то зверёк
      хорёк или все же сурок

      тут кто-то заметил паром или брод
      возможность форсировать лету
      и сразу победную песню поёт
      и верит зачем-то в победу
      но кто одолел этот мутный поток
      себя на забвенье обрёк

      летели качели звенела печаль
      походные выдохлись песни
      скрипели уключины в темную даль
      в ладье не просторной не тесной
      лишь вторит уключинам в сонной ночи
      сурок или кто там молчи

      _^_




      * * *

      сплошной туман и никакой конкретики.
      река течёт, спокойна и легка.
      плывут в воде размокшие билетики,
      опавший лист, макушка поплавка,

      останки от бумажного кораблика,
      воронья тушка, тоже чей-то враг,
      какой-то хмырь, зачем-то машет с ялика,
      топор, бутылка, мячик, рваный флаг.

      вот так сидел бы и глядел задумчиво
      на берегу забвения-реки,
      и слушал, как скрипят вдали уключины,
      аукаются где-то грибники.

      _^_




      * * *

      только и знаешь, что куришь,
      воду холодную пьёшь.
      кажешь хронический кукиш,
      песенки злые поёшь.

      выйдешь один на дорогу
      в лютый январский мороз.
      глянешь печально и строго,
      словно пытаясь вопрос

      в сумерках зимних озвучить,
      но промолчишь как всегда.
      лучше молчи уже, лучше
      не выходи никуда.

      _^_




      * * *

      какой-то ты пингвин придурочный
      всё время норовишь туда
      где проржавевший крендель булочной
      и хлещут водку господа

      где плачут господа вальяжные
      слезами пьяными навзрыд
      где журавли летят бумажные
      где пыль от топота копыт

      над синим полем низко стелется
      кровавый щерится закат
      и ни во что уже не верится
      ни в белый рай ни в чёрный ад

      где стан шелками туго схваченный
      плывёт сквозь чад как сквозь туман
      звон колокольный между дачами
      плывёт как будто тоже пьян

      где смутные воспоминания
      истаивают без следа
      и морок зыбкого сознания
      вот-вот исчезнет навсегда

      _^_



© Борис Панкин, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность