Словесность

[ Оглавление ]




КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




КНИГА  ВЕТРА


Вместо эпиграфа:
...Ветер снуёт повсюду, проникая в дома через открытые форточки, окна и двери.
Подслушивает самые заветные мысли, волшебные сны, украдкой запоминает слова песен.
И уносится прочь.
А следующей ночью он уже нашёптывает твои тайны кому-то другому.
Так и случается, что очень часто два незнакомых человека на разных концах Земли
вдруг думают об одном и том же. И каждый считает себя сочинителем...
"Сказка о ветре")


Книга Ветра - собрание маленьких историй. Без имён и главных героев, подслушанные, подсмотренные и рассказанные ветром, цепочки следов на песке.



СВЕТ ИЗ ОКНА

    Ты пришёл в мой пустой дом и зажёг свечи.
    Свет из окон стал виден с близлежащей дороги сквозь ветви деревьев,
    и в дом потянулись другие путники.
    Теперь здесь каждый вечер весело, шумно, накурено и разлито вино.
    Но тебя уже нет, а жаль...
    Жаль, что ни одна свеча не горит до рассвета.

ПИСЬМА ОСЕНИ

    - Что же случилось потом?
    - Осень, - ответил художник. И ушёл мыть кисти.
    Портрет обнажённой девушки был повёрнут лицом к стене.
    Осенние листья - это тысячи неотправленных писем.

ОТСУТСТВИЕ

    Мир похож на замок, где мы гости, читающие записку хозяина:
    "Располагайтесь, будьте как дома в моё отсутствие".
    Бродим по комнатам, вслушиваясь в перезвон старого хрусталя.
    Ни одной комнаты в замке не удастся заполнить своим присутствием,
    потому что никто не обещал оставить нас здесь навсегда.
    Мы и не селимся, не живём, даже вещи не распаковываем.

О БОГЕ

    Он был со всеми, но ни с кем. Для всех, но не для себя.
    Любимым, но одиноким. Тщеславным, но незаметным.
    Щедрым на подарки и чудеса, но жадным до жертв и подношений.
    Его имя знали все, но писали по-разному. Поэтому и не отвечал.

ТАЙНА

    Поэзия - это масонская ложа. Без Тайны жить скучно.
    Незачем. Не будет ни поиска, ни открытий.
    Пришлось сочинить миф о Мире, сотворённом Словом.
    Теперь все знают, зачем Эмпедокл бросился в жерло вулкана.
    Но никто - почему на Этне живут божьи коровки.

КОЛЬЦО СОЛОМОНА

    Кто-то верит, что река времени течёт навстречу,
    из истока будущего в исход прошлого.
    Кто-то бежит вперёд по волнам лет в утлой лодочке.
    Но куда ни поверни - время утекает сквозь пальцы.

    Берегите брызги мгновений,
    чтобы река не превратилась в Лету.

КАК РОЖДАЕТСЯ ВДОХНОВЕНИЕ

    Молодо - голодно. До новых встреч, впечатлений. Легки на подъём.
    Шагнём на край и за край вслед за незнакомцем.
    Пустой сосуд жаждет наполниться.
    Вода испаряется скоро и - снова по кругу страстей.

    Созревая - тяжелеем. Опыт оседает на дно.
    Смотрит из окна поезда: она одна на перроне или единственная в его жизни?
    Жизнь сложилась, но без неё. Отлаженную жизнь не откладывают.
    Поезд тронется с места, коньяк выплеснется из бокала.
    Повторить! Её нежный профиль - карандашом в блокноте.
    Если картину отметят - отметит.
    Вдохновение - сублимация непрожитой встречи, круговорот коньяка в природе.

ПАСТОРАЛЬ

    В сотый раз мы разглядываем знакомый пейзаж из окна,
    и обоим начинает казаться:
    мы не встретились когда-то давно, а родились вместе.
    Наверное, так выглядит вечность.
    Солнце садится, свет уходит.
    Окна в посёлке загораются и гаснут одно за другим,
    пока свет не остаётся только у нас.
    Мы - бессмертны в нашем окне.

ВИНОВНИКИ ТУМАНОВ

    Люди уходят, оставляя после себя пустоту.
    И это не чувство голода - вакуум, который ничем не наполнить.
    Ты далеко - и рядом, достаточно протянуть руку.
    Но ты ушёл из меня.
    Вся недосказанность между людьми собирается
    в тяжёлые облака туманов - и накрывает целые города,
    топит землю в белой мгле.

КОНЕЦ МЕЖСЕЗОНЬЯ

    В городке у моря никто никуда не спешил - и не опаздывал.
    Волна за волной накатывали на берег.
    Время незаметно утекало меж стрелок,
    потому что все часы были сломаны.
    Смешивались запахи: фиалок и магнолий, кофе и медового молока.
    Встречи назначались в тени, а свидания - на перекрёстке двух лун.
    И вдруг... Всегда наступает необратимое вдруг.
    - Приехал!
    - Теперь начнётся новая жизнь...
    - Катастрофа!
    - Будем жить как люди.
    - Он - гений.
    - Нет, сущее зло!
    - Оказать ему лучший приём!
    - Гоните его в шею!
    - Мы все умрём!
    - Скажите же, наконец! Кто приехал?
    - Часовых дел мастер.

НЕЗРИМЫЕ МАЯКИ

    В жизни нет ничего невозможного.
    Но из всех возможных дана только эта жизнь.
    Мы - как литературные персонажи, чья жизнь очерчена рукописью.
    Смотрители маяков, чей маленький остров в океане - весь мир,
    ибо невозможно объять океан светом одного маяка.

    Благодари за жизнь, видимую в прибрежной полосе света,
    - и пусть тьма за горизонтом слепо молчит без тебя.
    В темноте не бывает ничего такого, чего не существовало бы при свете.

ДЕРЕВО ЖЕЛАНИЙ

    По дороге шёл путник. Солнце палило, усталость давила на плечи.
    Увидел дерево на обочине и присел отдохнуть в его тени.
    - Мне бы глоток воды, - подумал путник.
    И под деревом возник кувшин с водой.
    Утолив жажду, он посетовал на голод.
    Перед ним тут же была расстелена скатерть
    со свежим хлебом, козьим сыром и вином.
    - Наверное, в кроне дерева обитает нечистая сила,
    и сейчас я у неё в гостях, - решил путник.
    И его окружили демоны.
    - Какие они страшные! Они могут меня убить.
    И демоны убили его.

    Наш мир - то, во что мы верим.
    Верьте в ангелов!

НА МОСТУ

    Много воды утекло с тех пор, как стоял он на этом мосту.
    Многое изменилось: был беден, стал богат,
    был одинок, а теперь у него жена и двое детей,
    был в отчаянии, а сейчас почти счастлив.

    Один вопрос не давал покоя: отчего всё так изменилось?
    Тёмные воды молчали в ответ.
    Он ждал. Долго. Пока над крышами не занялась заря.

    Река, отразив её, засветилась и засверкала.
    Ночь темней всего перед рассветом.

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ИСТОРИЯ

    "ДУХИ" гласит вывеска магазинчика,
    а внутри в маленьких ярких коробочках продают духов:
    на счастье и на беду, в дом и в дорогу,
    для детей и взрослых, для друзей и врагов,
    дневных и ночных, добрых и злых...
    Разных.
    И хорошо бы, чтобы дух сам выбрал хозяина,
    это приносит удачу.

    Если правильно ставить ударения - возможно всё.

ИСТОРИЯ ЛЮБВИ

    Борхес пишет, историй бытия всего четыре:
    об укреплённом городе, о возвращении,
    о поиске, о самопожертвовании.
    Бог молчит о том, что история только одна.
    О Мужчине и Женщине.
    Мужчина есть путь и поиск.
    Но путь его - это поиск Женщины, возвращение к ней.
    Ибо Женщина - это дом и крепость.
    Рядом с Женщиной Мужчина обретает себя.
    Рядом с Мужчиной Женщина теряет себя.
    Все жертвы мира совершаются во имя Любви.
    Все истории мира написаны о Любви.

О СУДЬБЕ

    Уличный фонарь влюблён в Луну.
    Она высоко, а его люди создали освещать землю.
    Она прячется за облаками, он тянется к небу лучами.

    Но лучи падают вниз - и достаются городу и мне.
    Я всё думаю, когда же он перегорит наконец
    и перестанет пытаться невозможное сделать возможным.

ЛУЧНИК И ВИНОЧЕРПИЙ

    Лучник заряжает каждому по стреле.
    Виночерпий наливает всем на пиру из одного кувшина.
    Лучник бьёт точно в цель.
    Виночерпий расплёскивает капли вина мимо бокалов.

    И стрелы, и вино убивают.
    Но правду не пускают дальше стен замка,
    а лесть всегда приглашают к столу.




© Маргарита Пальшина, 2014-2016.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2016.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Константин Стешик: Рассказы [Умоляю вас, никогда не забывайте закрывать входную дверь в квартиру! Слышите? Никогда! Я знаю, о чём говорю, потому что это именно я тот, кто однажды...] Семён Каминский: Пицца-гёрл [Сначала вместе с негромкой музыкой появлялась она - в чёрном трико, очаровательная, тоненькая, с большими накладными ресницами...] Борис Кутенков: На критическом ипподроме [Полемика со статьей Инны Булкиной "Критика.ru" ("Знамя", 2016, N5) о состоянии жанра литературной критики в настоящее время.] Владимир Алейников: Лето 65 [Собиратели пляшут калеча / кругозор предназначен другим / нас волнует значение речи / и торжественный паводок зим] Алексей Морозов (1973-2005): Стихотворения [Не покидая некоторых мест, / кормиться тем, что вьюга не доест. / Сидеть в кустах, которыми она кустится. / И оборвать её цветок. / И отнести...] Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Конечно, расскажи я об этом в обществе, надо мной посмеются. Есть у меня странности, от которых не могу избавиться. Это, наверное, душа болит и получается...] Владимир Гольдштейн: Душевная история [Неужели в аду есть дурдом?! Или в раю?.. У Моуди об этом ничего нет... Не-а, наверное, это я сама тронулась... От пережитого...] Максим Алпатов: Мгновения едкий свист (О книге Александра Бугрова "Стихотворения") [Пока поэт не прищурится, музыки не будет. Его задача - сфокусировать оптику на неслышимых, неосязаемых явлениях и буквально заставить их существовать...] Любовь Колесник: Тебе не может больно быть. Ты слово... [Проходя по земле, каблуками целуя асфальт, / из которого лезет случайно посеянный тополь, / понимаю - мне не о ком плакать и некого звать / на отдельно...] Андрей Баранов: Тринадцать стихотворений [Здесь жизни прожитой страницы. / Когда-то думалось - сгодится / всё это, как крыло для птицы, / но не сгодилось никуда...]
Словесность