Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Обратная связь

   
П
О
И
С
К

Словесность




РАБА  ЛЮБВИ

Медицинские вопросы жизни и смерти императрицы Анны Иоанновны


Нет суда истории - есть суд историков.
Марк Алданов



ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ

Что мы знаем о российской императрице Анне Иоанновне? Большинство (это ещё сильно сказано) граждан современной России ответило бы на этот вопрос следующим образом: довела страну, которой "управляла", до крайнего разорения и обнищания; была любовницей курляндского дворянина Бирона, который вместо неё управлял Россией; устроила свадьбу своих шутов в ледяном доме, и заставила их провести в нём первую супружескую ночь; жестоко казнила Артемия Волынского, крупнейшего государственного деятеля и дипломата.

Именно такой ответ верен лишь на двадцать пять процентов (в отношении ледяного дома): до обнищания страну довёл своими реформами Пётр Великий, а Анна Иоанновна с помощью его же министров пыталась, и не без успеха, исправить экономическое положение страны; Бирон никаких государственных постов при Анне Иоанновне не занимал, и его влияние на политику её правительства ограничивалось пределами императорского дворца с его интригами и подковёрной борьбой за место у трона; Артемий Волынский, человек талантливый, но... необузданного нрава, сребролюбец и казнокрад, приближенный к престолу Анной Иоанновной, строил планы по её устранению от власти, считая императрицу ограниченной и неспособной к управлению, что и стало причиной его падения и казни...

Эпохе Анны Иоанновны, как и других российских самодержцев, посвящено немало литературы. В ней она предстаёт в непривлекательном виде, причём, как внешне, так и внутренне. Интересно, чем ближе оказывался историк, как субъект, к нашему времени, тем жёстче были его оценки личности императрицы и её правления; современники Анны Иоанновны были к ней более объективны....

Мой очерк, однако, не о внутренней и внешней политике императрицы Анны, войнах, которые она вела с соседними странами, - о женщине Анне, чья кончина была неожиданной как для неё самой, так и для её окружения, драматической, и даже роковой.

Эрнст Миних19: "[Сама] императрица о смерти совсем слышать не хотела ещё. Между тем, час от часу в худшее приходила состояние своего здоровья; но, не смотря на сие.., всеми вопросами и разговорами доказывала, что она имела ещё полное употребление своего рассудка". Казимир Валишевский10: "Анна Иоанновна не сознавала приближения смерти". Евгений Анисимов5: "Здоровье Анны было отменным (здесь и далее выделено мной - В. П.) и, как незадолго до смертельной болезни императрицы писал прусский посланник Аксель Мардефельд, ‘все льстят себя надеждой, что она достигнет глубокой старости’". И. Ф. Заянчковский12: "...внезапное нездоровье Анны Иоанновны вначале было признано врачами лёгким недомоганием и не представляло, по их мнению, ни малейшей опасности". Б. А. Нахапетов21: "Анна Иоанновна умерла внезапно".



НЕКОТОРЫЕ СТРАНИЦЫ ИЗ ЖИЗНИ АННЫ

И вновь - порывы юных лет,
И взрывы сил, и крайность мнений...
Но счастья не было - и нет.
Хоть в этом больше нет сомнений!
А. Блок


Ей не было ещё и сорока восьми лет, и она не хотела умирать, не хотела лишиться той жизни, о которой мечтала многие годы вдали от Москвы и Петербурга, и в обретение которой верила ещё с юных лет. "Анна хорошо помнила предсказание юродивого матери Тимофея Архипыча, который ей, тогда ещё девочке, напророчил корону и трон. К таинственным и тёмным словам всяких юродивых суеверная Анна... всегда жадно прислушивалась" (Е. В. Анисимов5)...

Средняя дочь царя Ивана V (1682 - 1696), соправителя Петра I, Анна лишилась отца, когда ей было всего три года.

В возрасте семнадцати лет по воле своего дяди, великого Петра I, и по выбору матери, царицы Прасковьи, она, вопреки традиции первой отправлять под венец старшую дочь, была выдана замуж за своего одногодка, герцога Курляндского Фридриха Вильгельма, племянника прусского короля Фридриха I. Спустя два месяца после свадьбы (8 января 1711 года) новоиспеченные супруги отправились домой, в Митаву (ныне Елгава, в то время столица маленького герцогства Курляндия, что располагалось в приморской части современной Латвии). Но доехали они только до первой почтовой станции - Дудергофа. Там Фридрих Вильгельм внезапно умер (по некоторым сведениям, от лихорадки неясной природы, по другим - от алкогольного отравления). Тело герцога повезли в родовую усыпальницу. Несчастная юная герцогиня, ставшая на третьем месяце своего супружества вдовой, вернулась к матери, в обстановку неприязни, насмешек и непредсказуемости своей дальнейшей судьбы. Через полтора года Пётр I приказал Анне вернуться в Митаву, туда, где и должна находиться герцогиня Курляндии. Это означало оказаться во враждебном немецкоязычном окружении, в ещё большей зависимости от воли и материальной помощи дядюшки, в реальном одиночестве. Так начиналась её самостоятельная жизнь...



"ОТВРАТНОЕ ЛИЦО ИМЕЛА..."

Есть лица - подобия жалких лачуг,
Где варится печень и мокнет сычуг.
Н. Заболоцкий


Вопреки сложившимся представлениям об уродливой внешности Анны (В. Ключевский17: "Рослая и тучная, с лицом более мужским, чем женским..."), в юные и более старшие годы, по описанию современников, она выглядела довольно привлекательной.


Анна Иоанновна
Гравюра, 1817
(с миниатюры на эмали художника Анри Беннера)


Анна Иоанновна, герцогиня курляндская
Художник неизвестен


Анна Первая, Русская Императрица
Художник неизвестен


Анна Иоанновна
Гравюра. Германия. XVIII в.

"Как отмечают очевидцы.., среди трёх сестёр царевна Анна была самой приятной и отличалась особой миловидностью. В пятнадцать лет она благодаря своим не по возрасту развитым формам уже не казалась подростком... Высокого роста, смуглая, с красивыми глазами и полной величественной фигурой - такой она выглядела в митавский период"4.

Камер-юнкер голштинского герцога Берхгольц8 рассказывает: "Герцогиня - женщина живая и приятная, хорошо сложена, не дурна собой и держит себя так, что чувствуешь к ней уважение". Это описание относится к 1724 году.

Леди Джейн Рондо24, супруга английского посланника при российском дворе, так описала Анну Иоанновну в 1733 году: "Она почти моего роста, но несколько толще, со стройным станом, смуглым, веселым и приятным лицом, черными волосами и голубыми глазами. В телодвижениях показывает какую-то торжественность, которая вас поразит при первом взгляде, но когда она говорит, на устах играет улыбка, которая чрезвычайно приятна".

Из "Записок графа Эрнста Миниха"19: "Станом она была велика (высокого роста - В. П.) и взрачна (крупная - В. П.). Имела большие голубые глаза и тёмные волосы, продолговатый нос, приятные уста и хорошие зубы; лицо рябоватое, голос сильный. Благородство и общая привлекательность скрашивали недостаток красоты". Замечу, эти записки писались спустя много лет после смерти императрицы (в 1758 г.), и у автора не было оснований кривить душой и пером.

Спустя какое-то время в облике Анны появилась мужиковатость, исчезла та приятность, которую отмечали в ней ранее современники, голос приобрёл грубость и "пугал даже гвардейцев"14. Де Лириа11 писал, что у неё "лицо более мужское, нежели женское".

Семнадцатилетняя графиня Наталья Шереметева25, дочь знаменитого фельдмаршала графа Бориса Шереметева и невеста опального князя Ивана Долгорукого, увидав императрицу в феврале 1730 года, т. е. через месяц после восхождения Анны на престол, так описала её: "Пристрашнова была взору, отвратное лицо имела, так была велика, когда между кавалеров идет - всех головою выше, и чрезвычайно толста".

Кончина императора Петр II накануне свадьбы Натальи Шереметевой и Ивана Долгорукого означала гибель надежд на благополучие и счастье молодой пары. "Ах, пропала, пропала!" - повторяла тогда в ужасе Наталья. И этот ужас воплощён и в описании её впечатления от первого знакомства с Анной...

Почему я столько внимания уделил наружности Анны Иоанновны? При сравнении её изображений, например, камер-юнкером Берхгольцем (1924 г)8, с одной стороны, и историком В. Ключевским17 (или той же Натальей Шереметевой25, 1730 г), с другой, обращает на себя внимание невероятная разница представленных портретов. Но может ли здоровая женщина в возрасте 31 года так резко измениться через шесть лет без каких бы то ни было серьёзных на то причин? Такую метаморфозу нельзя списать на морально-психологическое состояние Шереметевой. Есть одно объяснение этому: болезнь. Скорее всего, речь может идти об акромегалии. При данном (крайне редко встречающемся) заболевании гипофиза (опухоль) наблюдается повышенная выработка гормона роста. Это приводит к огрублению черт лица, увеличению размеров кистей и стоп, усилению потливости, утолщению кожи. Появляются боли в суставах, что можно ошибочно принять за подагру. У женщин, страдающих акромегалией, снижается половая активность, наблюдаются нарушения менструального цикла. Мифы о погоне Анны Иоанновны за мужчинами опровергаются как историей её жизни, так и воспоминаниями современников (Князь Щербатов28: "...Бирон и явно любимцем её был; но при старости (!? - В. П.) своих лет является, что она его более яко нужного друга себе имела, нежели как любовника"). На ранних этапах развития акромегалии больные демонстрируют значительную физическую силу. Дворянка Настасья Шестакова27, вспоминала: "Изволила меня к ручке пожаловать и тешилась: взяла меня за плечо так крепко, что даже с телом захватила, ажно больно мне стало".

Анна Иоанновна не могла не замечать происходивших с нею изменений. Не случайно, как отмечает в своих записках Христофор-Герман Манштейн18, "В последние годы своего царствования сама на публичных приёмах не появлялась".

Упомянутая выше Настасья Филатовна Шестакова27, жена управляющего дворцовым селом Дединовым на Оке, была лично знакома с Анной Иоанновной. Последняя их встреча произошла в 1738 году в Петербурге. Об этой встрече сохранилась её собственноручная запись, обнаруженная после смерти императрицы и доставленная в Петербург. Привожу часть этой записи:

"Императрица поинтересовалась:

"Стара я стала, Филатовна?"

- Шестакова:

"Никак, матушка, ни капельки старинки в вашем величестве нет!"

- Анна Иоанновна:

"Какова же я толщиною? С Авдотью Ивановну?" [Имелась в виду статс-дама Чернышева (1693-1747), урожденная Ржевская.]

- Шестакова:

"Нельзя, матушка, сравнить ваше величество с нею: она вдвое толще..."

Императрица только вздохнула на это:

"Вот, вот, видишь ли!"".

Очень интересный диалог. Поведение и реплики Шестаковой понятны - польстить хотела императрице. И Анна прекрасно это видела. Но её реакция на эту ложь во спасение не оставляет сомнений в том, что её тревожили произошедшие с ней изменения. Вряд ли бы полнота её так беспокоила.

Валентин Пикуль23 в романе "Слово и дело" красочно излагает версию врачей, толкующих причины указанных изменений в состоянии здоровья Анны Иоанновны: "Скажи мне, дохтур, чем вызвана болесть моя? - ...сейчас ваше величество изволит вступать в период жизни, который для каждой женщины является опасным. Вы прощаетесь с женской жизнью, отчего органы вашего величества, самые нежные, склонны перерождаться, - ответил Рибейро Саншес". Английский резидент Финч сообщал в Лондон: "То, что медики приписывали нарыву в почках, было не что иное, как вступление царицы в критическую эпоху в жизни женского пола; но оно сопровождается такими сильными истерическими припадками, что это очень опасно...". Б. А. Нахапетов21: "В конце сентября 1740 г... причиной недомогания [императрицы] сочли... присущую критическому возрасту женскую болезнь". Врачи, таким образом, были близки к пониманию "эндокринной" природы нездоровья императрицы, но списывали это на естественные процессы старения организма, а не на патологические. Пишу об этом с оговоркой, т. к. эндокринология как дисциплина сложилась лишь к середине XIX века.

При прогрессировании акромегалии могут развиться признаки поражения сердца, лёгких, почек, в частности, мочекаменной болезни.

При неблагоприятном течении и отсутствии необходимого лечения (откуда оно могло явиться в то время, необходимое) продолжительность жизни больных составляет 3-4 года.




ГЛАВНАЯ БОЛЕЗНЬ АННЫ

Во мне одна вода и камни в почках.
Наиля Ямакова
(Сетевая словесность. 28.12.2006)


В большинстве источников, которыми я пользовался, начало болезни Анны Иоанновны относят к середине 1939 -1940 гг 10, 12, 21, 26 и др.. Скорее же всего, названные авторы описывали заключительную фазу болезни, ибо в их задачу не входило изучение медицинских сторон жизни императрицы. В то же время, в других работах удаётся найти упоминания о том, что ухудшение самочувствия и общего состояния Анны наблюдалось задолго до её кончины.

Так, английский посланник Клавдий Рондо (1728-1739 гг) сообщал в Лондон (ориентировочно 1735 г.) о том, что Анна "не совсем здорова... Несколько дней тому назад ей... пускали кровь". У Е. В. Анисимова5 встречаем: "Анна давно страдала каменно-почечной болезнью". Виталий Киселёв16: "Анна Иоанновна часто болела". В. Н. Балязин7: "...императрица была... сильно озабочена вопросами престолонаследия из-за того, что часто болела... Она страдала болезнью почек уже несколько лет". И. Ф. Заянчковский12 рассказывает: "Русская императрица Анна Иоанновна в последние годы жизни страдала от болезни, вызванной камнями в почках и мочевом пузыре. "Камчюг" называли в то время эту болезнь". Манштейн18 в своих записках о России указывает: "В конце сентября (1740) императрицы заболела, но... речь шла об очередном припадке летучей подагры" (обращаю внимание на слово "очередном" - В. П.). В записках графа Эрнста Миниха читаем19: "Она (Анна - В. П.) с лишком за 15 лет ощущала боль от каменной болезни, которые припадки по сие время ещё сносны были".

Итак, лишь один Эрнст Миних называет продолжительность болезни Анны - свыше пятнадцати лет, остальные авторы используют неопределённые формулировки: "давно страдала", "часто болела". Если ориентироваться на сведения Э. Миниха (сын фельдмаршала Миниха, с 1733 года камер-юнкер, с 1737 - камергер, с 1740 года - обер-гофмейстер и генерал-поручик при дворе Анны Иоанновны), которым нельзя не доверять в силу его близости к императрице, примерно, с тридцатилетнего возраста, ещё в годы жизни в Курляндии, у Анны появились симптомы мочекаменной болезни, периодически беспокоившие её.

Мочекаменную болезнь, как первопричину всех недомоганий Анны и даже её кончины, называют практически все, кто писал о ней. Забегая вперёд, укажу, что при вскрытии тела покойной императрицы "...из мочевого пузыря извлечён коралл тёмно-красного цвета, ветвистый, с очень острыми зубцами по краям, величиною с указательный палец взрослого человека" (В. Пикуль23). "В почках императрицы образовались целые кораллы из отложений, которые и привели к смерти... Возможно от увлечения верховой ездой, камни в почках сдвинулись, началось омертвение почек" (Е. В. Анисимов5)...

Мочевыделительная система в семействе Романовых была "местом наименьшего сопротивления" (врачи обычно используют адекватное латинское выражение "locus minoris resistentiae") - от заболеваний почек скончались царь Михаил Фёдорович, Пётр Великий, родная сестра императрицы Екатерина Иоанновна, Александр III. Не случайно, Э. Миних19 указывает в своих записках, что "наследственные скорби прекратили дни её".

Наряду с акромегалией (?) есть ещё одна причина, которая могла бы способствовать столь драматическому развитию мочекаменной болезни у императрицы. Речь идёт об увеличении её массы тела, которое нарастало особенно активно после восхождения Анны на престол.

Многие современники отмечали избыточную полноту Анны Иоанновны. "Лето 1740 г. прошло спокойно, Анна вела привычный для неё образ жизни: шуты и артисты веселили её, а повара готовили тяжелые и обильные блюда, что тучной женщине в 47 лет было не безвредно" (Е. В. Анисимов5). В её распоряжении оказалась казна огромной страны, и экономить на любимых блюдах ради нарядов, как это приходилось делать в Митаве, слава Богу, ей уже не нужно было...

Современники, однако, в своих воспоминаниях утверждают, что Анна вела, как сегодня сказали бы, "здоровый образ жизни". "Она кушала немного и самую простую пищу; обыкновенный её напиток - пиво; за столом пила одну-две рюмки старого венгерского вина. Садилась принимать пищу не позже 12 час по полудни и в 9 час вечера. В 10 час вечера она ложилась опочивать, а вставала около 6-7 час утра"19. Из Записок Манштейна18: "Образ жизни императрицы был чрезвычайно правилен. Она всегда вставала в восьмом часу... В полдень кушала в своём покое с фамилией Бирона. Лишь в торжественные дни она устраивала публичные приёмы, когда обильно накрывались столы. Летом выходила на прогулки, в зимнее время любила играть на бильярде". С. Н. Шубинский30: "Попойки, которыми прежде непременно оканчивались всякие торжества и собрания, теперь были совершенно изгнаны из придворных обычаев, потому что Анна Иоанновна не могла видеть и боялась пьяных... Ужинала скромно, ложилась почивать в половине двенадцатого ночи. Большую часть лета двор проводил в Петергофе, остаток лета - в летнем Дворце (район Летнего сада, С-Петербург - В. П.)".

Кажется, откуда полноте быть. Но вот свидетельство В. О. Михневича20: "Не терпя лично ни вина, ни его действия, Анна Ивановна очень любила простой русский квас. Большой охотницей была эта государыня до буженины и блинов". Попутно замечу, не вдаваясь в медицинские тонкости, что активное потребление пива и кваса также способствует ожирению по той причине, что их углеводы легко и быстро используются как энергетический материал, а пищевые жиры, за ненадобностью, откладываются в подкожно-жировой клетчатке.

"Уже став императрицей, полюбила Анна Иоанновна послеобеденное время. Обычно она ложилась на кровать в свободном и широком платье, с повязанным на голове по-крестьянски красным платком, и после часового отдыха, открыв дверь в соседнюю комнату, кричала фрейлинам из знатных, титулованных фамилий: "Ну, девки, пойте!""14. "...полдни она проводила в разговорах, или слушала шутов и дураков"19, сидя, или полулёжа в постели.

Вот вам и "здоровый образ жизни". В. Пикуль23, утверждавший, что "в каждой отрицательной личности он всегда пытается найти черты, близкие к положительным", назвал Анну Иоанновну "прожорливой и жадной скотиной" (неудобно даже цитировать такое). Не вызывает сомнения, что лишь злоупотребление богатой жирами и углеводами пищей, использование для питья пива и кваса (вместо воды) явились причиной её полноты - ни мочекаменная болезнь, ни акромегалия не являются причиной развития тучности.

Наоборот, установлено, что тучность вдвое увеличивает риск формирования камней в почках. Ученые пока затрудняются определённо объяснить, каким образом ожирение способствует образованию почечных камней. Возможно, свою роль тут играют гормоны, уровень которых меняется при избыточном весе, нарушение обмена веществ. Не следует сбрасывать со счетов и частое развитие у полных людей воспалительных процессов в почках и мочевых путях (цистит, пиелоцистит, пиелонефрит).

Валентин Пикуль23: "Одно беспокоило по утрам императрицу - тягость болезненная в низу чрева её. Урину царскую выносили в хрустальной посудине на осмотр лейб-медикам - Фишеру, Кондоиди, Каав-Буергаве, Лерхе, де Тейльсу... Показали её как-то и Лестоку, который от лечения Анны Иоанновны был отстранен, как прихвостень Елизаветы Петровны. Лесток ничего не сказал в консилиуме, но при свидании с цесаревной Елизаветой шепнул ей на ушко: Урина-то загнивает в пузыре у царицы. И оттого жития ей осталось немного". "Умерла племянница императора Петра І от воспаления почек поздней осенью 1740 года в тяжких страданиях", - читаем в одной из статей4. Б. А. Нахапетов21 указывает, что сильные боли в поясничной области, возникшие у императрицы в конце сентября, связали с "нарывом в почках". Он же пишет и о "гнойном виде мочи" императрицы, отмечавшемся её лечащими врачами. Все выделенные мною формулировки ("урина загнивает в пузыре", "гнойный вид мочи", "нарыв в почках", "воспаление почек") - означают одно и то же: мочекаменная болезнь осложнилась гнойно-воспалительным процессом мочевыделительной системы, что, в свою очередь, благоприятствовало камнеобразованию в почках и мочевом пузыре, а также поражению тонких структур почки, ответственных за фильтрацию в ней крови.

Подведём предварительные итоги вышесказанному: в течение многих лет Анна страдала мочекаменной болезнью, протекавшей с нечастыми и умеренно выраженными обострениями. Если согласиться с моей гипотезой о присоединении к данному заболеванию за 3-4 года до её кончины акромегалии, а также учесть наличие у императрицы ожирения, то станет понятным и ухудшение течения данного заболевания. Это выразилось в образовании значительной величины камней, как в почках, так и в мочевом пузыре (мелкие камни почек, способные пройти по мочеточнику до мочевого пузыря, могут в дальнейшем превращаться в камни мочевого пузыря), а также развитии гнойно-воспалительного заболевания почек и мочевого пузыря.



ПОДАГРА

Подагру б в сорок лет имел,
Пил, ел, скучал, толстел, хирел...
А. С. Пушкин, "Евгений Онегин"


Во многих источниках утверждается, что причиной смерти Анны Иоанновны явилась подагра. Так, Иоахим Жак Тротти маркиз де Шетарди29, в 1739-43 гг. посол французского короля Людовика XV при Российском императорском дворе, сообщал в Париж, что у Анна Иоанновны "в конце сентября (1740 г - В. П.) явились припадки подагры". Из "Записок Манштейна о России"18: "В конце сентября (1740) императрица заболела, но т. к. речь шла об очередном припадке летучей подагры, то она не слегла в постель, и никто об этом недуге её не беспокоился" (цитирую повторно - В. П.). Из "Записок графа Эрнста Миниха"19: "Сложением тела была крепка - могла бы долговременною и здоровою наслаждаться жизнью, если бы не каменная болезнь, подагра и хирагра (подагрические изменения мелких суставов рук - искривление пальцев, образование подагрических узлов - В. П.)".

"На подагру жаловалась императрица Анна Иоанновна", - пишут Максим Орышак и Сергей Осипов22. "В конце сентября 1740 года у неё случился приступ подагры", - замечает В. Киселёв16. В. Н. Балязин7: "...она страдала сразу от воспаления костей, цинги (? - В. П.), подагры и почечно-каменной болезни". "...врачи причиною смерти объявили подагру в соединении с каменною болезнию" (С. М. Соловьёв26 и др.).

Итак, наряду с мочекаменной болезнью причиной смерти называлась и подагра. То обстоятельство, что в ряде работ, посвящённых Анне, подагра и мочекаменная болезнь фигурируют вместе, не вызывает удивления, т. к. мочекаменная болезнь может являться одним из проявлений подагры. Главным же признаком последней являются приступы затяжных болей в области мелких суставов стоп. Причина болей: развитие воспаления в области этих суставов. Боли, нередко, настолько интенсивны, что больной не в состоянии передвигаться. Не случайно, слово "подагра" переводится с греческого как "капкан для ног".

Это заболевание, описанное ещё Гиппократом, было хорошо известно врачам, пользовавшим Анну Иоанновну, и по этой причине усомниться в данном диагнозе, вроде бы, и не этично. И всё же, я позволю себе это сделать. Основание: в литературе по теме данного, назову, исследования мне ни разу не встретилось упоминания о том, что Анну Иоанновну беспокоили именно приступы болей (слово "боли" отсутствует) в области мелких суставов кистей рук и стоп. Известно также, что при длительном и прогрессирующем течении подагры даже в межприступный период могут наблюдаться боли в суставах, отмечается ограничение их подвижности, деформация. Однако Анна Иоанновна до 1740 г. увлекалась верховой ездой, обожала охоту - стреляла метко, могла попасть в птицу на лету. Страдая подагрой и хирагрой в течение многих лет могла ли она оставаться лихой наездницей и мастером стрельбы по мишеням? Видимо, не случайно В. Пикуль23 в одну из глав романа "Слово и дело" вводит следующий текст: "Анна Иоанновна: Сейчас лейб-архиятер Фишер (главный придворный врач Анны - В. П.) мне рецепт от подагры пишет, а Саншес твердит одно, будто не подагра у меня, а камни в брюхе... Рибейро Саншес подошел к Бирону: Что бы ни говорил архиятер Фишер с тугоухим Каав-Буергаве, но они лечат не то, что болит". Полагаю, что Пикулю, в отличие от меня, были доступны какие-то документы, на основании которых он и вложил в уста этих персонажей приведенные выше слова.

Конечно, спекулятивно решать диагностические вопросы, ориентируясь исключительно на воспоминания современников. И всё же, рискну утверждать, что у врачей императрицы не было объективных оснований говорить о подагре, тем более, рассматривать это заболевание как основную причину её кончины. Не случайно, нарушения её общего состояния, привычно объясняемые подагрой, незадолго до кончины стали трактовать как проявления климакса.



ЭТО ЕЩЁ НЕ ВСЁ

От яиц крутых в желудке
Образуется янтарь!
А. К. Толстой

Как хорошо, что дырочку для клизмы
Имеют все живые организмы.
Николай Заболоцкий


Суммируя всё вышесказанное о болезнях императрицы, можно было бы вздохнуть с облегчением: теперь всё понятно, причины её кончины ясны. Однако нет, точку ставить ещё рано.

Возвращаемся к воспоминаниям современников, к работам историков.

Резкое ухудшение общего состояния Анны Иоанновны наступило вечером в воскресенье 5 (16) октября 1740 г. По заведенной традиции она трапезовала вместе с семьёй Бирона. Неожиданно появилась острая боль в поясничной области и позывы к мочеиспусканию. Анну проводили в её спальню и усадили на горшок. По сообщению Эдварда Финча (чрезвычайный посол Англии, 1739-1742 гг), при этом боли усилились и открылась кровавая рвота. Некоторые пишут не о рвоте, а о "кровохарканье" (В. Киселёв16), что, замечу, не одно и тоже. О "сильным истечением крови горлом и жестокой боли в пояснице" у Анны Иоанновны пишет в своих воспоминаниях Манштейн18.

У меня возникло сомнение в отношении "кровавой рвоты", и вот по каким причинам. Среди лекарственных средств, которые принимала Анна в этот критический период, был и красный порошок прусского врача Шталя (порошок из высушенных дождевых червей). Возможно, что он и окрасил желудочное содержимое в красный цвет, а ближайшее окружение императрицы, в присутствии которых произошла рвота, приняли окрашенные в красный цвет рвотные массы за кровь. И ещё: при патологоанатомическом вскрытии тела покойной в желудке обнаружили "много вина" (В. Пикуль23). Мне не удалось найти в литературе, какое вино предпочитала Анна Иоанновна - белое или красное. Если красное, то и в этом случае могла произойти ошибка при оценке цвета рвотных масс. Наконец, что особенно важно, тогда же, при посмертном исследовании тела императрицы, не отмечено линейных трещин, эрозий и язв слизистой оболочки желудка, с которыми можно было бы связать наличие крови в рвотных массах. Не отмечено и соответствующих этим дефектам рубцовых изменений (за две недели, с момента появления "рвоты с кровью" до кончины, в области указанных дефектов слизистой оболочки желудка могли образоваться рубцовая ткань). Удивляет также однократность эпизода "желудочного кровотечения", прекращение его самопроизвольно - без всякого лечения.

В то же время, могу предположить, что Анна Иоанновна страдала хроническим колитом и хроническим гепатохолециститом (т. е. воспалительными заболеваниями толстой кишки, а также печени и жёлчного пузыря). О наличии у императрицы хронического колита косвенно свидетельствуют показания арестованного Бирона (находился под следствием после прихода к власти Анны Леопольдовны), согласно которым врачи настоятельно рекомендовали ей обильные клизмы ("А больше всего принуждён был в том докучать [её Императорскому Величеству], чтоб она клистир себе ставить допустила"), а также данные вскрытия ("ободочная кишка сильно растянута"). В пользу хронического гепатохолецистита свидетельствуют те же результаты патологоанатомического вскрытия: печень оказалась значительно увеличенной, в желчном пузыре скопилась желчь "грязного цвета"23.



ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ

Пропал и ум, и слог, и жар,
Как будто с бедным приключился
Апоплексический удар!
Николай А. Некрасов

Коль умру невзначай,
Разнеси свою песнь над моей могилой,
О, кузнечик милый!
Кобаяси Исса (Япония)


Так что же явилось непосредственной причиной кончины императрицы Анны Иоанновны, той последней точкой, которую поставила судьба в книге её жизни?

Перечислю её болезни в том же порядке, в каком они описаны выше: мочекаменная болезнь (с расположением камней в почках и мочевом пузыре); хронический пиелонефрит, цистит; акромегалия?; ожирение; хронический гепатохолецистит; хронический колит.

Нельзя не согласиться с врачами, лечившими и наблюдавшими Анну Иоанновну, а также с врачами-современниками в том вопросе, что основой (не непосредственной причиной, подчеркну) для её смерти явилась запущенная, не леченная должным образом мочекаменная болезнь...

Большинство авторов отмечает, что резкое ухудшение общего состояния императрицы наблюдалось в последний год её жизни. Она стала замкнутой, нелюдимой, подавленной, редко появлялась в свете. Из "Записок графа Эрнста Миниха"19: "...жизненные её силы начали день ото дня умаляться и ослабевать". В. Пикуль23: "Облик царицы в этом году (1740 - В. П.) сделался страшен... Анна Иоанновна хрипло дышала на лестницах дворцовых. Глаза ее (без единой ресницы) побелели; зрачки, когда-то вишнёвые, теперь купались в студенистой мути". В этом описании, несомненно, присутствует некоторая авторская фантазия. Но Пикуль, внимательно работавший с архивами и первоисточниками, полагаю, не взял всё это с потолка.

Чем объяснить произошедшие с Анной Иоанновной изменения?

Здесь следует сказать несколько слов о тех осложнениях, которые развиваются при длительном нахождении камня, камней в почках. Как отмечено выше, извлечённые из почек императрицы камни были не только большого размера, но и ветвистыми, с острыми шипами, окрашенными кровью (т. н. оксалатные камни, образуются из кальциевых солей щавелевой кислоты). Именно такого рода камни обладают максимально повреждающим слизистую оболочку лоханок почек и мочевого пузыря действием. Из "Записок графа Э. Миниха"19: "По вскрытии тела императрицы нашли в чреслах камень такой величины, что он обнимал всю внутренность утробы и совершенно обезобразил устроение её".

Почечная колика вызывается обычно оксалатными камнями. "5 октября Анну Иоанновну скрючило во время обеда. Кровь была в урине её" (В. Пикуль23). "...от каменной болезни... припадки по сие время ещё сносны были. Но тут... стала претерпевать ужаснейшие мучения" (Э. Миних19). О "жестокой боли в пояснице" пишет в своих записках Манштейн18. Наблюдавшиеся у Анны Иоанновны при этом тошнота и рвота, вздутие живота, боли внизу живота можно объяснить рефлекторной реакцией со стороны желудочно-кишечного тракта при почечной колике.

Но не почечная колика явилась непосредственной причиной её смерти. Сочетание

мочекаменной болезни и пиелонефрита при длительном течении патологического процесса может стать причиной частичного нарушения оттока мочи из почки (гидронефроз) с прогрессирующим отмиранием специфических тканей почки. От этих тканей зависит очищение крови от шлаков и токсических веществ. Речь идёт о развитии хронической почечной недостаточности (ХПН), которая приводит к отравлению организма теми продуктами обмена веществ, которые можно назвать ядами. Можно полагать, что описанные в начале этой главы изменения в общем состоянии Анны Иоанновны были проявлением нарастающей ХПН.

"Вскрытие показало, что... в почках образовались камни, один из которых запер мочевой пузырь", - пишет Б. А. Нахапетов21. Эта фраза может натолкнуть на мысль о возможности полного нарушения оттока мочи (анурия) в финале жизни императрицы, и, как следствие, об усилении почечной недостаточности. Попутно замечу, что ещё Авиценна (XI век н. э.) разработал технику операции по удалению камней и катетеризации мочевого пузыря. Убеждён, что врачи, наблюдавшие Анну Иоанновну, владели этой техникой, но императрица с предубеждением относилась к медицине вообще, а к своему монаршему телу допускала их с большими ограничениями и оговорками.

Я ранее не упоминал (не было необходимости), что у тридцати процентов больных с акромегалией выявляется повышение артериального давления. Артериальная гипертония развивается и при мочекаменной болезни. При ожирении, которым страдала Анна Иоанновна, риск развития артериальной гипертонии увеличен втрое по сравнению с людьми, имеющими нормальную массу тела. Вряд ли, в связи с этим, можно усомниться в необходимости расширить список недугов императрицы за счёт гипертонической болезни. Последняя же, в свою очередь, является основной причиной таких смертельно опасных состояний как инфаркты и инсульты.

И здесь мы подошли к основной причине смерти Анны Иоанновны.

Помимо изложенной выше, существует другая версия клинической картины, разыгравшейся во время рокового для Анны Иоанновны "семейного обеда": ей стало "дурно и она лишилась чувств", и лишь потом началась рвота (Е. В. Анисимов6). Из "Записок графа Эрнста Миниха"19: "5 октября, в полдень, императрица, севши за обед с герцогом курляндским и его супругой, и скушав несколько ложек супа, вдруг почувствовала тошноту и упала в обморок; без памяти отнесли её в постель". Обратите внимание, ни о какой "кровавой рвоте" Э. Миних не упоминает.

Мной отмечалось выше, что официальной причиной смерти Анны Иоанновны врачами были названы мочекаменная болезнь и подагра. Но есть и иное мнение: она умерла "от апоплексического удара"2. "Анна Иоанновна скончалась на 48-м году жизни от ‘удара’"1. В пользу этого свидетельствуют те же "Записки графа Эрнста Миниха"19: "17 октября по полудни почувствовала она, что у неё левая нога отнялась. В 9 час [вечера] получила конвульсивные припадки".

Налицо то, что врачи называют гипертоническим кризом с неврологическими симптомами (рвотой, судорогами, нарушением сознания, параличом). По современным данным, при неконтролируемой и не леченной артериальной гипертонии гипертонический криз в тринадцати процентах случаев является причиной смерти в результате кровоизлияния в мозг...

Анна Иоанновна скончалась в 9 часов вечера 17 (28) октября 1740 года в своём любимом Летнем дворце. Незадолго до смерти она пришла в себя, и попрощалась с каждым из собравшихся у её постели. Плачущему Бирону она сказала провидческие слова "Никогда не бойся!" (провидческие потому, что через три недели, в ночь на 9 ноября 1740 года, Бирон был арестован в своей спальне гвардейцами, посланными с этой целью фельдмаршалом Минихом). По фатальной случайности последним её слов удостоился именно Миних: "Прощай, фельдмаршал"...

Посмертный диагноз Анны Иоанновны может выглядеть следующим образом:

Основной: мочекаменная болезнь, хронический пиелонефрит, цистит, ХПН II ст.

Сопутствующий: ожирение средней ст. тяжести; акромегалия?; хронический гепатохолецистит, колит.

Осложнения: артериальная гипертония; гипертонический криз; инсульт...

Погребена Анна Иоанновна в Петропавловском соборе Петербурга рядом со своим дядей Петром Великим, его супругой Екатериной Первой и их внуком Петром Вторым.



ПОЧЕМУ "РАБА ЛЮБВИ"?

Уверенно пишу: любовь - синоним рабства...
Маргарита Мыслякова


Мать Анны, Прасковья Фёдоровна, из боярского рода Салтыковых, не любила дочь. И отсутствие этой любви, ущербность, ненужность свою с раннего возраста будущая императрица ощущала многие годы, и это не могло не отразиться на её психике, характере, даже здоровье. Педиатры прекрасно знают: многие проблемы взрослых корнями уходят в детский возраст. Какими бы прекрасными ни были подмосковное село Измайлово и загородный дворец тишайшего царя Алексея Михайловича, деда Анны, райский уголок, в котором прошли её детские и подростковые годы, выскажу убеждение, что страх и отсутствие семейного тепла стали существенными составляющими её жизни навсегда.

Анна жаждала любви матери, любви своего великого дяди Петра I и его жены Екатерины, любви сподвижника Петра, князя Александра Меншикова и даже детей Меншикова, выражая в письмах своё почтение, унижаясь и раболепствуя перед ними. Но эта жажда утолена не была.

Взяв под свою опеку дочь рано умершей старшей сестры Екатерины (1733), Анну, она воспитывала её, как собственную дочь, а её сына сделала своим наследником. Но любви и благодарности от племянницы так и не дождалась.

Она мечтала быть матерью для народа российского. Приняв страну с огромным, как сегодня сказали бы, бюджетным дефицитом, Анна пошла на частичное списание долгов с крестьян, проживавших в царских сёлах. В 1735 г. издала указ, обязывающий помещиков кормить своих крестьян в неурожайные годы, ссужать крепостных семенами. Подписывая приговоры, выносимые Тайной канцелярией "врагам отечества и императорского дома", она, случалось, искренне плакала, стараясь смягчить наказание. Легко при этом обвинить её в лицемерии. Но не в её характере было лицемерить. Примеров народной любви к ней, однако, мне не встретилось.

Князь М. М. Голицын, выступая на заседании Верховного тайного совета после неожиданной кончины императора Петра II с обоснованием своего предложения передать престол Анне Иоанновне, говорил о ней: "...мы знаем доброту её сердца и прочие её прекрасные достоинства". Современница императрицы, близко знавшая государыню, писала: "Её сердце одарено такими хорошими качествами, каких мне не удавалось видеть у кого бы то ни было, и это - принимая во внимание власть, которая ей принадлежит..."3. Леди Джейн Рондо24, супруга английского посланника при российском дворе, так описала Анну Иоанновну в 1733 году: "Она говорит много со всеми и с такою ласковостью, что кажется, будто вы говорите с кем-то равным. Впрочем, она ни на одну минуту не теряет достоинства монархини; кажется, что она очень милостива и думаю, что её бы назвали приятною и тонкою женщиною, если б она была частным лицом". В литературе, замечу, преобладают утверждений о ней и противоположного характера. Но, оказывается, есть и доброжелательные свидетельства.

"Всю свою жизнь она мечтала о надежной защите, поддержке, которую мог дать ей мужчина, хозяин дома, господин её судьбы. Просьбами о защите, ‘протекции’, готовностью ‘отдать себя во власть покровителю, защитнику’ пронизаны письма Анны к Петру I, Екатерине, Петру II, сановникам, родным. Именно поэтому она так рвалась замуж. Но жизнь упорно препятствовала исполнению ее желаний" (Андрей Игнатов13).

Её женские стремления не простирались так далеко, как у Елизаветы Петровны или Екатерины II. К мужчине, который проявлял интерес к ней, она привязывалась всем сердцем. Такова история её взаимоотношений с русским представителем в Курляндии, графом, обер-гофмейстером Пётром Михайловичем Бестужевым-Рюминым. Она знала о его любовных похождениях, но прощала их единственно из страха потерять его. Когда Бестужев был отозван в Петербург (1726 г.) по целому ряду причин, в том числе, и в связи со злоупотреблениями с курляндской казной, Анна слёзно умоляла Петра I вернуть его в Митаву.

В 1726 году курляндские чины решили выбрать в герцоги Морица, графа Саксонского, сына польского короля Августа II, храброго полководца, крас авца и сердцееда, женив его на Анне Иоанновне. Мориц понравился герцогине при первом же их свидании, и она желала этого брака.

Когда Мориц охладел к Анне Иоанновне и стал проявлять повышенный интерес к Елизавете Петровне, влюбленная Анна посылала ему записки, писала слёзные письма в Петербург, прося разрешить ей поскорее выйти замуж за милого её сердцу избранника. На все свои просьбы она получала решительный отказ. Анна ещё не знала, что Екатерина I, вступившая на престол после смерти Петра I, решила утвердить Курляндское герцогство за А. Д. Меншиковым.

Её последней любовью и привязанностью до гроба стал курляндский дворянин Эрнст-Иоганн Бирон. Когда она познакомилась с ним, ей было двадцать пять лет. В нём Анна нашла мужчину, который постоянно демонстрировал ей свою верность, и она, будучи императрицей, платила ему за это вдвойне, а может, и втройне. Его интересы и желания были для неё законом, порой, вопреки здравому смыслу и интересам императорского дома...

Анна Иоанновна была рабой своего сана, традиций и нравов своего времени, своего желания быть любимой. Но, вопреки устоявшемуся в советской историографии мнению о ней, как о тупице, не видевшей ничего дальше постели, тарелки, нарядов и развлечений, была умна и ответственна, прекрасно сознавая, какую великую миссию возложила на неё судьба. Современник Анны Иоанновны историк М. М. Щербатов28 писал о ней: "...никакого образования, но ясность во взглядах и верность в суждениях; постоянное искание правды; никакой любви к похвале, никакого высшего честолюбия..; но известный методический ум, большая любовь к порядку, постоянная забота никогда ничего не делать поспешно и не посоветовавшись со знающими людьми, принимать всегда разумные и мотивированные решения; достаточная для женщины деловитость, довольно сильная любовь к представительству, но без преувеличения". С. М.Соловьев26: Анна была "свободна и одарена всеми способностями, нужными для трона". Об этом свидетельствуют и последние её слова: "Простите все".



ЛИТЕРАТУРА

1. Анна Иоанновна Романова (www.vidania.ru/personnel/p_anna_ioannovna_romanova.html).
2. Анна Иоанновна. История С-Петербурга. Личности в истории С-петербурга (www.ilovepetersburg.ru/index.php?q=content/anna-ioannovna).
3. Анна Иоанновна и Бирон. ENOTH DESIGN TEAM (enoth.narod.ru/enc/2/2_18.html)
4. Анна Иоанновна. Архивариум.ру (www.archivarium.ru/zheni/121-anna-ioanovna.html).
5. Е. В. Анисимов. Женщины на российском престоле. Питер. 2008
6. Е. В. Анисимов. История России от Рюрика до Путина. Люди. События. Даты. СПб, Питер, 2010.
7. В. Н. Балязин. Неофициальная история России (www.labirint.ru/books/358389/).
8. Фридрих- Вильгельм Берхгольц. Дневник камер-юнкера Берхгольца, веденный им в России в царствование Петра Великого, с 1721 по 1725 год. Пер. с нем. И. Аммона. М.: Тип. Лазаревского ин-та восточных языков, 1860. 242 с.
9. Э. Герман. Царствование Анны Иоанновны. 1730-1740.Перевод с немецкого. Русский архив. 1866 (www.bibliotekar.ru/reprint-60/60.htm).
10. Казимир Валишевский. Царство женщин (rulibs.com/ru_zar/sci_history/valishevskiy/6/).
11. Записки дюка Лирийскаго и Бервикскаго во время пребывания его при российском дворе в звании посла короля испанскаго. СПб. 1845
12. И. Ф. Заянчковский. Животные, приметы и предрассудки. М. Знание 1991. 256 с.
13. Андрей Игнатов. Императрица Анна Иоанновна и её время (his.1september.ru/2002/30/2.htm).
14. Императрица Анна Иоанновна Кровавая (www.kolpashewo.ru/page814).
15. Исторические портреты. Романовы. Часть II Под редакцией А. Н. Сахарова. Анна Иоанновна (wordweb.ru/portrety2/index.htm).
16. Виталий Киселёв. Анна Иоанновна: несколько картинок из времён её царствования (www.abhoc.com/arc_vr/2007_12/452/).
17. Василий Ключевский. Курс русской истории. Лекция LXXI (www.hrono.ru/libris/lib_k/klyuch71.php).
18. Записки Христофора-Германа Манштейна о России 1724-1744 годов. СПб: Типография В. С. Балашова. 1875. С. 397 (imwerden.de/pdf/manstein_zapiski_o_rossii_1810.pdf).
19. "Записки графа Эрнста Миниха, сына фельдмаршала, писанныя им для детей своих в Вологде в 1758 г". Спб., 1817 (www.runivers.ru/bookreader/book10057/#page/137/mode/1up).
20. В. О. Михневич. Гастрономические пристрастия императрицы Анны Иоанновны. Из книги Исторические этюды русской жизни: Т. 1-3. СПб, 1879-1886
21. Борис А. Нахапетов. Врачебные тайны дома Романовых (www.e-reading.mobi/book.php?book=1014393).
22. Максим Орышак, Сергей Осипов. Чем болели цари и генсеки (gazeta.aif.ru/_/online/aif/1125/15_02).
23. Валентин Пикуль. Слово и дело. Кн. 1 и 2 (knigosite.org/library/read/64118).
24. Леди Джейн Рондо. Письма леди Рондо, супруги английского министра при российском дворе, в царствование императрицы Анны Иоанновны - Санкт-Петербург, 1836: Письмо от 14-е от 1733 года
25. Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой, дочери генерал-фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева. Санкт-Петербург, 1913 (www.vostlit.info/Texts/rus8/Dolgorukaja/text.phtml?id=468).
26. С.М. Соловьев. История России с древнейших времен. Кн. 10, Том 19-20. Царствование Екатерины I Алексеевны, Петра II Алексеевича, Анны Иоанновны. М, Голос; Колокол - Пресс, 1999. 781 с.
27. А. Ф. Шестакова. Черты домашней жизни императрицы Анны Иоанновны. [Примеч. П. И. Бартенева]. - Русская старина, 1904, кн. 1, вып. 3, с. 523-526.
28. Князь Щербатов. "О повреждении нравов в России". "Русская Старина", изд. 1870, т. II.
29. Маркиз де-ла Шетарди в России 1740-1742 годов. Записки, письма, депеши (elcocheingles.com/Memories/Texts/Shetardie/Shetardie.htm).
30. С. Н. Шубинский. Императрица Анна Иоанновна, придворный быт и забавы. 1730-1740 // Русская старина, 1873. - Т. 7. - № 3. - С. 336-353.


– Российские императоры: истории жизни и смерти. Оглавление –



© Валерий Пайков, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность