Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность




"Бз..."


Коля домой пришел. Он стоит у двери в дом. На двери кодовый замок. Железная коробочка, дырчатая морда... Коля смотрит на замок свысока. Он высокий парень, худой, щеки впалые. Руки в карманах. Слегка покачивается вперед и назад... назад - и вперед...

Эй, ты, бз... да... двай, валяй!..

Это он жене, она на девятом этаже в теплой квартирке. А Коля на ветру стоит. Октябрь, но студеный случился.

Коля забыл код. Но не в этом дело. У него с замком сложные отношения. Взаимное презрение, можно сказать. Он и трезвый-то замок старается не замечать, а сейчас полное пренебрежение на лице. Он сквозь замок, через дырочки на железной морде обращается к жене:

- Эй, ты, бз... двай, пускай...

Если набрать код и хорошенько попросить через мелкие дырочки, то можно и допроситься. Куда она денется, откроет...

Но Коля забыл. А если бы вспомнил, все равно не ответил бы этому чудищу на заветный вопрос, не снизошел бы...

Он стоит и ждет, вдруг кто войдет или выйдет. И он молча протиснется в тепло. Лестница это живой мир. Если очень устал, не нужно ни квартиры, ни жены. Ноги... они устали... У батареи на первом есть заветный уголок. За мусоропроводом. Труба наелась за день, так что тихо. И тепло. Мечта.

Но воскресный вечер, темно, и ветер с мурмана, ледяной, и никто не идет, и надежды никакой нет.

На горизонте слабая полоса, над ней нависли сине-черные тучи, сгрудились над притихшей землей. Живое ждет зиму с недоверием, опаской. Разные они бывают, зимы, добрые и злые, никогда не знаешь, которая явится...

Коле не до будущего, он захвачен настоящим в плен.

- Эй.... открой...

Замок железная скотина, внимания к просьбам никакого. И как назло, все по домам попрятались, по теплым квартиркам...

Над Колей огромное небо, усеянное черными дырами. Коля вырвался из одной дыры, в другую падает. Миг перелета, жизнь. А на дороге встретилось препятствие - замок, он не впускает. Хочет какие-то слова... просьбы, обещания... Как дальше лететь... Запнулось движение из никуда в никуда.

- Ух, бз... да... двай, валяй!..

Остановилось время. Сгусток невероятно сжатого вещества, средоточие безжизненности и полного порядка - прошлое, Коля его не помнит. Распущенность, самоволие, расточительность тепла и света, миг мельтешения и надежд - настоящее, Коля его чувствует, но не понимает, разве такое можно понять?.. А будущее?.. Снова полный порядок, отрицающий пространство и время, презирающий разнообразие, небольшое тепло, мягкий свет... Что он может о будущем знать... Он не может, ты не можешь, они не могут... Полный порядок и хаос кромешный, оба для жизни не полезны, где жить?.. Краткий миг, летим из одной дыры в другую. Краткий миг. А тут дверь, а тут замок, дырчатое рыло...

Коля стоит без движения, без памяти о прошлом, без мысли о настоящем, без страха перед будущим...

Он забыл код, а по ту сторону заветного слова - тепло.

А по эту - ледяной и темный мир.

Он рыгает, матерится, вытирает рот покрасневшей от ветра клешней.

Мир без начала и конца вытолкнул его и оставил без присмотра, лететь, лететь, промелькнуть меж двумя безднами...

А на пути замок!..

Мир теплых мелочей, с началом и концом, не хочет его знать.

Он стоит, уперся взглядом в ухмыляющуюся рожу с мелкими оспинами.

Ух!..

Коля бьет наотмашь по надменной роже.

Замок испуганно пискнул, дверь медленно отворилась. Человек скрывается за дверью. Полет продолжается.

Бз...




© Дан Маркович, 2003-2017.
© Сетевая Словесность, 2003-2017.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность