Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Стихи

        1976-1987


        * Плыви, мой стол...
        * Лилась дневная позолота...
        * Погасла тонкая свеча...
        * Любовь имеет ипостаси...
        * Покрыла желтая листва...
        * БЕЗВРЕМЕНЬЕ
        * Ты назови и оглянись...
        * Плавучие краски небес...
        * В саду облетающем...
        * 1984 (1)
        * 1984 (2)
        * Под ногами земли шуршит клавиатура...
         
        * Как ощутительна прохлада уединенья...
        * Свежа моя любовь. Утраты горьки...
        * Весна все ярче, все невнятней...
        * Праздник пройден - пахнуло...
        * походка осени печальна...
        * Когда сливает одиночество...
        * АВТО-НОН-СТОП
        * слежу по карте как тает в марте...
        * ДЕВЯТЬ СТРОФ
        * Весна распалась. Выпали кристаллы...
        * Безумствуй, стихия...



          * * *

          Плыви, мой стол,
          вареник жареный,
          бухой осел
          с кометой спаренный,

          плыви туда,
          где нет сидений -
          одна вода
          для вдохновений,

          вода - и к ней
          весомый признак
          счастливых дней -
          над гладью призрак.

          1976

          _^_




          * * *

          Лилась дневная позолота
          На эфемерные дома,
          Под пиджаками струйки пота
          Сводили жителей с ума.

          Бежали желтые собаки
          На праздник кости и ребра,
          Вослед неслись призраки драки
          И дети с воплями "ура!".

          Хозяйки, полные покупок,
          За магазином магазин
          Меняли, словно проституток
          Меняет некий сорт мужчин.

          Отскакивая от небесной сферы
          Летели люди в кабаки,
          И умные милицьонеры
          Кричали людям: "Дураки!".

          Катились под гору поэты,
          Шли в гору бабы и шуты,
          А я смеясь глядел на это,
          Поскольку все это - не ты.

          1976

          _^_




          * * *

          Погасла тонкая свеча.
          Из глаз твоих катившиеся слезы
          Вдруг стали мне невидимы. Стучал
          В груди безумный дятел. Розы,
          Светившие нам прежде, отошли.
          Настал черед таинственных регалий -
          Нам стены их безмолвно предлагали
          За преданные пеплу корабли.
          Ты вышла из меня. Твой нежный след
          Еще дышал, он был подобен раке,
          Но знал я - скоро светские собаки
          Бесцеремонно его вытащат на свет.
          Поэтому - пока вокруг темно,
          И хаос вновь над миром властен,
          Мы грусти предадимся, словно страсти,
          А там - пусть будет свет - нам все равно.

          1980

          _^_




          * * *

          Любовь имеет ипостаси.
          Окрошка хороша на квасе.
          Имеет женщина минет.
          Таких, кто не имеет, нет.

          Кобылу украшает хвост.
          Хорош мужчина в полный рост.
          У прочих голова не хуже,
          Но вянет банный лист на стуже.

          Растет морковка в огороде -
          Об этом говорят в народе,
          Но почему народ молчит,
          Когда его урод дрочит?

          Не стоит истину пытать.
          В нощи окрошку ищет тать.
          И женщин хватит на мужчин.
          А если нет - живи один.

          1980

          _^_




          * * *

          Покрыла желтая листва
          Останки малосольных истин,
          Деревья голые повисли -
          Не разберешь где голова.

          Листает ветер этажи,
          Кричат о светлом прошлом птицы,
          Оратор потный не проспится
          От обуявшей его лжи.

          Ничто не грезит ни о чем,
          Никто никем не озадачен,
          Да и не может быть иначе:
          На том стоим, к тому идем.

          1980

          _^_




          БЕЗВРЕМЕНЬЕ
          Из опыта отошедших настроений

          Кругом туман, под ним цветут отходы,
          Бредут в пустыню сточные солдаты,
          Сквозь ситечко прокуренные годы
          Сочатся: аты-баты, аты-баты.

          Мы были пьяны, веселы, женаты,
          От нас проистекали в прорву роды,
          И вот - подогнаны доходы под затраты,
          Мы выбились - кто в пни, а кто - в колоды.

          О горечи обсосанный кусок!
          Мы все тузы - побитые шестеркой.
          Из нас досрочно сыплется песок.

          Запремся. Ждать вестей из Орка
          Начнем - и кончим тихо-тихо:
          Любое эхо обернется в лихо.

          1981

          _^_




          * * *

          Ты назови и оглянись -
          Какая тишь стоит в низинах:
          Там слово крохотное "жизнь"
          На бархатных восходит зимах.

          Бесплотен вяжущий на вкус
          Росток, но близится мгновенье,
          Когда медоточивой "вэнью"
          Цветок расправит нежный груз.

          Не торопись избыть часы -
          Ведь ожиданья облик светел,
          Пусть многократ нанижет петел
          Свой крик на времени азы.

          И даже если перехода
          В небытие возжаждешь ты,
          Все ж оглянись: для красоты
          Вот-вот настанет время года.

          1982

          _^_




          * * *

          Плавучие краски небес,
          Отсутствие линий - намеком,
          И лишь окоем ненароком
          Подставит под головы лес.

          Немотная озера гладь,
          Кругом недовольные горы,
          И если вступать в разговоры,
          То так, чтобы всем - исполать.

          Приветствую вас, малыши,
          И жду от вас нового блага,
          Иначе зачем мне бумага -
          Она ведь пеленки души.

          1982

          _^_




          * * *

          В саду облетающем
          Свет осторожный разлит,

          Из трав холодеющих
          Сырость блестящая дышит,

          И контур деревьев
          На шелке небесных ланит

          Твоими руками,
          Любимая вышит.

          Брожу одинокий
          Меж дерзких и цепких кустов,

          То вспомню Ду Фу,
          То сердцем прильну к Тао Цюю,

          Сколь радостно мне
          Лицезренье осенних пустот,

          Идущий степенно,
          В душе я пою и танцую.

          1982

          _^_




          1984 (1)

          Новый год уходит во мрак.
          Тучи гонят стаю собак.
          Луна скрывает волчьи секреты,
          Не отражаясь в теченье Леты.

          Кем мы были, о том нет речи,
          За нами грядет залп картечи,
          И чем прямее стоят наши души,
          Тем память в потомках темней и глуше.

          Мы плачем - куда наши слезы канут
          О том расскажут, когда завянут
          Цветы на стеблях вечнозеленых,
          Сияя честно в лучах крапленых.

          Таков итог, коль исходных данных
          Куда как больше, чем покаянных
          Писем в редакции повременные…
          И кому писать, коли все мы такие?

          1983

          _^_




          1984 (2)

          Пространство тянется с беспечной неизмененностью,
          Повсюду низменность, помеченная бренностью,
          Крутые дали, напророченные загодя,
          Открытый доступ обратил в поля и заводи.

          Мир истончается в закатной круговерти,
          Все жаждут славы - не при жизни, так по смерти,
          А кто не ищет покорить рубеж известности,
          Тот ловит бабочек глазами в некой местности.

          Уйдут прохожие, закроются парадные,
          Потухнут в окнах тени многорядные,
          Нахлынут думы - и замечутся по городу
          В тщете напрасной отыскать пустую голову.


          Шеломы ломи сила, а бессилье,
          Освоившись, ждет прежнего Мессию,
          И как гласит любая конституция,
          Нет чести выше, чем погибнуть за Конфуция.

          Досель наличие иного измерения -
          Изрядный повод обнаружить разночтения
          В одном и том же, чтобы сжить со свету.

          Кому б принять за чистую монету
          Порой еще всплывающее мнение,
          Что мы - Единое, и исключений - нету.

          1983

          _^_




          * * *

          Под ногами земли шуршит клавиатура
          вчерашней осени залитой снегом
          тишайший заморозок ясным бегом
          шепнул природе: "Привет, культура!"

          У снов заимствуются реалии и взгляды
          на тулупах всплывают пиктограммы и арабески
          и можно снивелировать при помощи лески
          язвы и пролежни слывшие за преграды.

          Загадки касаются одних графоманов
          Оборачиваясь эхом перелескам и пущам
          И всякая видимость глохнет пред сущим
          Ибо последнее попугав лишь обманет.

          1983

          _^_




          * * *

          Как ощутительна прохлада уединенья,
          Когда кругом ее ограда освобожденья -
          Легко намеченный, но стойкий абрис,
          И неизвестен чужим глазам твой адрес.

          Я навсегда решил вопрос соотношенья
          Выращиванья диких роз и разрушенья,
          В одном сомненье - где обречь призвание
          На возвышающее сердце прозябание.

          Гляжу сквозь сон на детский сад своих амбиций -
          Их ледяные голоса зовут влюбиться
          В забавы истинных творцов, их тяжкий жребий
          Роптать на недостаток букв в самом Эребе.

          Век Водолея, век подвздошных ламентаций
          Надежд благих, посылок ложных, павших акций
          Несведущих в искусстве Мохандаса
          И жадных духом до людского мяса,

          Во что он выльется - о том гадалка скажет,
          Ей совесть врать, конечно, не прикажет,
          А я немного подожду - и мирно сгину,
          Незащищенною ногой ступив на мину.

          Так свет выходит погулять, так плачет лето,
          Так дева юная кружится, коль раздета,
          Так я, сличая строки и причины,
          Люблю вас, женщины, и верю вам, мужчины.

          1983

          _^_




          * * *

          Свежа моя любовь. Утраты горьки. Я безумен.
          Спокойствием своим на муки обречен.
          Я кем-то проклят, им же обольщен,
          Все принимая, неутешен в сумме.

          Я медленно гоню мятежный сон.
          Я пью истоки и не верю сунне.
          Прошу прощения, но оскорбляю всуе,
          Мне Мадисон претит, по нраву лишь Вийон.

          Поэзия моя еще не спета,
          Еще не закруглилась та планета,
          Которую мне суждено назвать собой.

          Я внемлю вам, я, как и вы, любой
          Из нас, я против тьмы и света,
          Лишь за границу между ними - за любовь.

          1984

          _^_




          * * *

          Весна все ярче, все невнятней
          Воспоминания об осени,
          И ты, обобществленец ратный,
          Свой взор приковываешь к озими.

          Куда спешил, забыл как птица,
          К себе вернувшаяся в плавни,
          Тебя приветствует пшеница,
          Где каждый колос - самый главный.

          Тебя все ожидает к ужину
          Жена, хлопочущая нежно
          В уютном домике, безбрежном,
          Как наша родина недужная.

          1984

          _^_




          * * *

          Праздник пройден - пахнуло
          бесконечной уборкой,
          бесконечностью дула
          пред погибелью зоркой,
          расстановкой по полкам
          всех разводов и браков
          и приданьем осколкам
          завершенности знаков.
          Что же дале? Что светит
          сквозь ладони зачина?
          Сколько строчек в ответе
          продиктует кручина?
          Чтоб зависимость плода
          ограничить, мы в древо
          впишем слово "свобода"
          Справа и - не налево.

          1984

          _^_




          * * *

          походка осени печальна
          случайны встречи в небесах
          ты скажешь нет и лик качая
          на бедных рифмою руках
          растаешь под предлогом лета
          отдав имущество в ломбард
          и получив одной монетой
          бог весть чего-то миллиард

          весна настанет расставанья
          займут не более ее
          мы сменим переодеванья
          на обнаженное жилье
          мы разменяем у менялы
          монету поровну на всех
          и купим в лавке идеалы
          от вешних вод до смены вех

          1984

          _^_




          * * *

          Когда сливает одиночество
          В меня помои неутешности
          И отливают кровохарканьем
          Обои ординарной внешности,
          Я запираюсь в храме склонности
          К настоянной на травах бренности -
          Так, чтоб безвыходно опомниться
          Сиротством закулисной бедности.
          Зачем мне верить в относительность
          Привязанности к абсолютному? -
          Моя потребность невзыскательна:
          Предаться отрезвленью лютому
          И вынести из храма верное,
          Неизменяющее с чувствами,
          Расположенье к одинакости
          На одиночестве прокрустовом.

          1984

          _^_




          АВТО-НОН-СТОП

          Наш флэт вершит стихий творенье -
          Вписался пипл найтовать,
          И чаем потчуя варенье,
          Вживается в ковер-кровать.

          Врубается гирла в King Crimson,
          Чувак приходит от травы
          И новостей о папе римском
          По турмалайскому TV.

          Украшен совмещенный дабл
          Помывкой хайеров и лон:
          В него заходит как бы дьявол,
          Выходит где-то Аполлон.

          Беседы длятся до рассвета,
          Рождая истину в вине
          Олдовую, как та планета,
          Что входит стопом в дом ко мне!


          1984

          _^_




          * * *

          слежу по карте как тает в марте апрельский снег
          и майским днем я каждый век тужу о нем
          не сознавая но говоря: погода мая - от января
          от января ее уют мне отворят а я стою
          за каждый шаг плачу другим
          под вечный шах попав но гимн шагам других
          как мантру йог шепчу чтоб рок
          забыв о них меня дразнил скрипящим взмахом
          свинцовых крыл и крепким прахом покрыл мой след
          за мой обет окончить крахом

          1985

          _^_




          ДЕВЯТЬ  СТРОФ

          Последний любовник
          из племени нивхов
          я съел ополовник
          и выблевал ниву.

          За разум, в котором
          я весь уместился,
          любая оторва
          была мне подстилкой.

          Но минули годы
          крутых аномалий -
          мне стелят народы
          постель из фекалий.

          Оттуда я правлю
          кометой Галлея,
          под мерную травлю
          себя вожделея.

          И слева и справа
          Я вижу рассветы -
          вот будет забава
          узрят коль поэты.

          Им рыба - не рыба,
          а воды - не воды,
          и надпись "закрыто"
          лишь повод для оды.

          А я шит не лыком
          и крыт я не лаком
          и родственен рыком
          бездомным собакам.

          Я вылупил зенки
          на мир, но от мира
          я жду пересменки,
          как пунктик - пунктира.

          1985

          _^_




          * * *

          Весна распалась. Выпали кристаллы
          На сумрачные лица прихожан
          Бог весть куда. Агитками ристалищ
          Набухли провода. Застыл ажан
          В отечественной форме, изъявляя
          Тем самым волю вышнюю небес.
          Стук топоров от края и до края
          Был знак: где рубят лес, там правит бес,
          Но это
          Была вполне обычная примета -
          Народ вниманья ей не придавал.
          Смеркалось. Шел последний самосвал,
          Ведомый цепкими ухватками скелета,
          В глазницах фар свивался желтый дым
          И отлетал отсель. Прошла ватага,
          Потом раздался крик - бедняга
          Какой-то не нашел в кармане мзды
          За поздние прогулки без кинжала.
          "Увы ему за это!" - прошуршало
          из окон окопавшихся домов.
          Настала ночь. Взметнулись опахала
          Невольников любви. Запахло калом
          Страстей разумных и играющих скотов.
          Потом уснуло все - и тьма глухая
          Сокрыла даже неба вертухая.

          1985

          _^_




          * * *

          Безумствуй, стихия,
          безумствуй, родная,
          мы оба плохие
          и что нам до рая.

          Сжигая мосты,
          взвей воздушные замки -
          плевать нам на стиль,
          на границы и рамки.

          Наш праздник - минута,
          но выйдя навеки,
          промчим без маршрута
          варягами - в греки.

          Не надо обоза,
          не нужно доктрины,
          в стремнине наркоза
          и так мы невинны.

          Чужая забота -
          разучивать гимны,
          нам важно хоть что-то
          пропеть, чтобы сгинуть.

          Веселое дело -
          соратнику вторя
          услышать, как пела
          душа на просторе!

          1987

          _^_



          © Андрей Мадисон, 1976-2022.
          © Сетевая Словесность, 2002-2022.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
"Полёт разборов", серия 70 / Часть 1. Софья Дубровская [Литературно-критический проект "Полёт разборов". Стихи Софьи Дубровской рецензируют Ирина Машинская, Юлия Подлубнова, Валерий Шубинский, Данила Давыдов...] Савелий Немцев: Поэтическое королевство Сиам: от манифеста до "Четвёртой стражи" [К выходу второго сборника краснодарских (и не только) поэтов, именующих себя рубежниками, "Четвёртая стража" (Ridero, 2021).] Елена Севрюгина: Лететь за потерянной стаей наверх (о некоторых стихотворениях Кристины Крюковой) [Многие ли современные поэты стремятся не идти в ногу со временем, чтобы быть этим временем востребованным, а сохранить оригинальность звучания собственного...] Юрий Макашёв: Доминанта [вот тебе матерь - источник добра, / пыльная улица детства, / вот тебе дом, братовья и сестра, / гладь дождевая - смотреться...] Юрий Тубольцев: Все повторяется [Вася с подружкой ещё никогда не целовался. Вася ждал начала близости. Не знал, как к ней подступиться. Они сфотографировались на фоне расписанных художником...] Юрий Гладкевич (Юрий Беридзе): К идущим мимо [...но отчего же так дышится мне, / словно я с осенью сроден вполне, / словно настолько похожи мы с нею, / что я невольно и сам осенею...] Кристина Крюкова: Прогулки с Вертумном [Мой опыт - тиран мой - хранилище, ларчик, капкан, / В нём собрано всё, чем Создатель питал меня прежде. / И я поневоле теперь продавец-шарлатан, / ...] Роман Иноземцев: Асимптоты [Что ты там делаешь в вашей сплошной грязи? / Властным безумием втопчут - и кто заметит? / Умные люди уходят из-под грозы, / Я поднимаю Россию, и...]
Словесность