Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Dictionary of Creativity

   
П
О
И
С
К

Словесность



ТРИ  ТЕМЫ


  • ИСПАНСКИЙ  ВАРИАНТ
  • ЛИНИЯ  ЛУНЫ
  • ХОСЕ  ТОМАСУ...




    • ИСПАНСКИЙ  ВАРИАНТ

      * * *

      Твой графический образ, Espaňa, -
      Он со мною везде и всегда.
      На заветное наше свиданье
      Не опаздывал я никогда

      Ну какие там, к черту, обиды!?
      Взрыд фламенко и дробь каблука,
      И короткая драма корриды
      В кровью кропленом круге песка.

      Строгий сумрак старинных строений,
      Жестких струн сопряженная дрожь -
      Чередою своих откровений
      Снова в плен мое сердце берешь.

      И мантильей узорчато-звездной
      Скрыв полночных огней окоем,
      Ты мне шепчешь: "Не поздно, не поздно..."
      О, неравное счастье вдвоем...



      * * *

      Голубоватых гор условленный предел
      И розовый закат над ними, все такой же...
      Свершилось - встретил я все то, что и хотел,
      А если честным быть, то - много, много больше.

      Хвои полдневный зной, блеск солнца на сосне
      И горлицы в листве в три фразы воркованье -
      Должно быть, этот мир явился мне во сне,
      А после, наяву, пришло его признанье.

      Всегда есть то, о чем возможен разговор,
      Пусть с временем никак не выбрать общей темы...
      Гляжу я за предел голубоватый гор
      И больше не томлюсь вопросом: кто мы, где мы?



      * * *

      Тень сосны в шестьдесят шесть шагов
      Или в семьдесят семь по окружью.
      Я со всем примириться готов,
      Я давно не бряцаю оружьем.

      Я уже принимаю свой срок,
      Не оспариваю результата,
      Да и так ли уж важен итог
      Запланированного когда-то?

      Мне сегодня гораздо важней
      Это воздух, настоянный в хвое,
      Этот трепет полночных огней,
      Этих дней плеск любви и покоя,

      Этот гул металлических птиц
      С отдаленного аэродрома,
      Пересекших десятки границ,
      Чтоб сказал я: "Ну вот я и дома..."



      * * *

      Здесь птицы по-испански говорят...
      И, выражений опознав с десяток,
      Спускаешься в нагретый солнцем сад
      Собрать со дна бассейна дней остаток.

      Вчера был ветер, а сегодня - тишь,
      Лишь отовсюду голоса пернатых...
      И исподволь мгновение творишь
      Из птичьих слов, непроизвольно взятых.

      И кто-то вдруг по-русски пропоет,
      Да громко так - не то чтобы на ушко -
      Прохладою дохнет с родных широт...
      Ну, что ты смолкла? Повтори, пичужка!



      * * *

      А под конец расцвел гранат
      Нежнейшими цветками,
      И я, пожалуй, был бы рад
      Вернуться за плодами...
      В мутовках маленьких огней
      Отыскиваю завязь
      И замираю у ветвей,
      Грядущих дней касаясь...



      * * *

      Потому так и громко они говорят,
      Что в своей проживают стране,
      Потому так и звонок гитары разряд,
      Чтоб его сохранить в тишине,
      Потому так и резок фламенко призыв,
      И струна - словно женская стать,
      Что живут, эту землю издревле открыв,
      Где родиться им и умирать.



      * * *

      В превратностях судьбы непросто смысл найти,
      Но пятна на стене таят в себе картину...
      До мудрости порой десятки лет пути -
      Попробуй сократить его наполовину.

      Претензий и обид неправомерен счет,
      Поверь, не для того даются испытанья...
      Смотри же, как река меж берегов течет -
      Попробуй воплотить в нее свое сознанье.

      _^_




      ЛИНИЯ  ЛУНЫ

      * * *

      Высокая луна в предстении небес,
      Полночной тишины таинственные звуки...
      Я так привычно жил, что чуть ли не исчез,
      Пройдя почти весь курс назначенной науки.
      Искусству умирать я закрываю дверь -
      Со мной опять любви молчание и трепет,
      Пускай, пускай она из всех моих потерь
      Единственно тебя мне на прощанье лепит.



      * * *

      Негаданного знанья кокон,
      Еще не играный клавир
      И радужные крылья окон,
      В иной распахнутые мир.
      И ты, с улыбкой молодою,
      Ты рядом, за моим плечом,
      Как будто я чего-то стою,
      Не попросивший ни о чем.



      * * *

      Так сошлось и совпало, что ночью и днем
      В мыслях там, где присутствуешь ты.
      Я себе не позволил бы игры с огнем,
      Если б не огонек с высоты...
      Я бы вряд ли решился на этот ожог,
      На затянутый ниткою шрам,
      Если б всем, чем дышу, поделиться не мог,
      Преломив свою жизнь пополам.



      * * *

      Вижу катер, взлетающий вновь на волну,
      Веер брызг от высокой скулы,
      И тебя, без которой проснусь и засну,
      Море, ветер и тень от скалы...
      Все равно, все равно мы с одной высоты,
      С нами все, что вокруг, заодно -
      Зачерпни для меня этой быстрой воды,
      Отразившей и небо, и дно.



      * * *

      В эту краткую пору мы снова в гостях,
      На виду у текущих времен,
      Пусть почти что не помним ни о временах,
      Ни самих своих прежних имен.
      Знать, кому-то угоден подобный расклад,
      Имена? - да и что нам до них...
      Хочешь? - птицы забвенья и не прилетят
      На лазурь незабудок твоих.



      * * *

      Ну а здесь даже небо другое,
      И другое теченье времен.
      Шлю жемчужную нитку покоя
      И луны золотой медальон.



      * * *

      О, время, юное, хмельное,
      Волны воинственный оскал...
      Потом узнаешь остальное,
      О чем я так и не сказал.

      _^_









           ХОСЕ  ТОМАСУ,
    великому матадору Испании


    1

    Бедро затянуто в парчу,
    Мулета возле рога -
    Так, смерть похлопав по плечу,
    Он выйдет на дорогу.
    Какой здесь для нее простор,
    Когда его позвали, -
    На левую стопу упор,
    Клинок толедской стали...
    Рог проплывает у бедра,
    Дымится кровью холка...
    И кажется, что жизнь - игра
    Безумия и долга.


    2

    А потом в третий раз он попал на рога,
    Скрыв, что ранен, и очень серьезно,
    А потом он убил, как и должно, быка,
    Что был другом его самым грозным,
    А потом совершил он почетный проход,
    Сжав в ладонях по бычьему уху,
    И восторгом встречал на Лас Вентас народ
    Воплощение дерзкого духа,
    А потом, за оградой, на руки друзей
    Он упал, но остался в сознанье,
    И заплещут каналы ночных новостей
    Восхищенной волной порицанья:
    Геометрией боя опять пренебрег,
    Вел себя против всяческих правил,
    И никто не спросил - так зачем его Бог
    Среди нас, просто смертных, оставил?

    _^_



    14 июня -3 июля 2008,
    Испания



    © Игорь Куберский, 2008-2017.
    © Сетевая Словесность, 2008-2017.





     
     


    НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
    Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
    Словесность