Словесность

[ Оглавление ]




КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



МЕДОВЫЙ  МЕСЯЦ




      * * *

      Заполночь. Мертво и глухо.
      Редкий пульс стреляет в ухо -
      Черная за дверью тишь.
      Выше этажом - старуха,
      А за дальней стенкой - мышь.

      Призраком на полке кружка.
      Раскаленная подушка
      Льнет отчаянно к щекам.
      Спит на шторах тень-лягушка,
      Ляжешь - места нет рукам.

      И молитвой гонишь черта
      В ночь с разбившегося борта
      Всех бессонниц и болей.
      Дня разорвана аорта,
      Утро - вечера белей!..

      Час, другой... Лежишь бездумно -
      И гудит почти безумно
      В отдалении мотор.
      А по стенке - зло, бесшумно,
      Как слезинка - метеор...

      Но уже за гранью срыва -
      Там, где громко, торопливо
      Бьют тяжелые часы, -
      Слышишь едкое "Счастливо!"
      В снежном кружеве росы.

      И, забывшись от бессилья,
      Мчишь в долину изобилья -
      Ускоряешься к утру.
      Как бы обретаешь крылья
      На пронзительном ветру...

      Это - чувство снеговое,
      Это - время слоговое,
      Мелких метких мыслей вязь.
      Для себя ли, для кого я
      Всех страстей порушил связь?

      ...Лишь лицо саксофониста
      На Дворцовой - пусто, чисто...
      Завораживает-злит!..
      Откровенье эгоиста -
      Мировых движенье плит...

      За дворцами и мостами:
      "Как живется?" - "Так... местами...".
      К небу вздернуты мосты,
      А за мачтами-мечтами -
      Тонны топкой маеты.

      Невесомое виденье...
      Звуков дальних наважденье...
      ...Мускус - музыки виток...
      Сон - сонорное владенье...
      ...Тик...
        тик-так...
          так-так..
            ток-ток...

      _^_




      * * *

      Уйму дел задумал в полудреме,
      Но никак тревогу не уйму.
      Жутко одному в продрогшем доме -
      Зябко и дыханью, и уму.

      А слова плывут из ниоткуда,
      Тонут, тянут - в пыль, в пыльцу, в песок...
      Ждавший чуда, я дождался чуда:
      Мне достался лакомый кусок!..

      Так летит на свет от эмбриона,
      Сжавшись в напряженную спираль,
      Музыка, что знала время оно,
      И афрелем полнится февраль.

      Где моя прародина-Пангея,
      Африка забытая моя?..
      Время, достигая апогея,
      По пятам крадется - как змея.

      Был такой? - Такого не бывало...
      Та была? - И где она теперь?..
      Прячет всех седое покрывало
      В черную пещеру, в ночь, за дверь.

      То порхает снег в стеклянной сфере,
      То шумит безумная листва.
      Одиночки, это мы в пещере -
      Нашего не выявить родства.

      Всё так близко! - Радость ли, тревога...
      Жить хочу, пусть даже на краю!..
      К ночи молчаливый голос Бога
      Слышен в этом северном раю.

      И уставясь в небо ледяное,
      Ледяная очередь стоит,
      Будто есть еще одно - иное, -
      Где окончен Суд и умер стыд.

      Верю я: среди молчанья злого
      Вьется жизни неизбывной нить.
      Только поэтическое слово
      Нынче может нас объединить.

      Всё уходит - время и пространство,
      Даже имя наше - зыбкий след.
      Лишь одних созвучий постоянство
      Остается до скончанья лет!

      _^_




      МЕДОВЫЙ  МЕСЯЦ

      Ах, что нам останется кроме
      Сладчайшей и терпкой любви!
      ...А сад по соседству - в истоме:
      Захочется - яблок нарви.

      Босая, ты с яблоком этим
      К веранде бежишь по песку.
      Я чувствую, мы не заметим
      Бесхозного сада тоску.

      А яблоко - туго и сочно
      В упругой своей кожуре.
      Взаимное счастье непрочно -
      Как память о зле и добре.

      Подобно Адаму и Еве,
      Пьянящий мы трогаем плод.
      У спящего мира во чреве
      Наш древний колышется род.

      Мы тянемся к райскому лету
      И пробуем радость на вкус,
      Еще не готовы к ответу
      За этот внезапный искус,

      За это звучащее пламя,
      Которому равного нет,
      За всё, что легло между нами
      Скопленьем беспамятных лет...

      О, только бы эту летучесть
      До самого снега сберечь!
      А там – новогодняя участь
      И нового времени речь.

      Срывается легкое слово,
      И жалит печаль - как пчела.
      Что было когда-то медово -
      Пыльцою слетело с крыла!

      _^_




      * * *

      Мне кажется часто: предметы вокруг
      На мой откликаются шепот, а звук -
      Не просто волна в атмосфере.

      И есть между мною и будущим связь,
      И множится музыка, в душу струясь,
      К моей обращенная вере.

      Меня увлекают скопления тел,
      Энергии спящих галактик.
      Здесь вроде бы выберет всё, что хотел,
      Мечтатель, и странник, и практик.

      И каждый наш выдох Вселенной в ответ
      В пространство ночных откровений
      Внезапно рождает космический свет
      В летящем потоке мгновений.

      А свет, попадая в спираль ДНК,
      Где каждая буква предельно тонка,
      Читает великие шифры,
      Презрев одномерные цифры.

      Богатство деревьев, кустарников, трав
      Мы взяли на память, почти что украв
      Небесного голоса свиток,
      Воздушного чувства избыток.

      Но что, если эта Земля - не для нас,
      Шагнешь - а повсюду безвременья наст?
      Мы жить поневоле привыкли
      В словесном и солнечном цикле...

      О, замыслов книга, сплетенье имен,
      Открытый словарь бесконечных времен,
      Врожденная к слову привычка,
      Созвездий и душ перекличка!

      _^_




      * * *

      К нам теперь на балкон прилетают птицы,
      К нам стучатся высокие гостьи с неба.
      Ты несешь им пшено, и скрипят половицы.
      Ты несешь им любовь и остатки хлеба.

      И они на лету привыкают к пище,
      Хоть и пища наша, скорей, эфемерность.
      Но они к нам спешат, как в свое жилище, -
      И легки на подъем, и щедры на верность.

      Так они нам приносят важные вести
      О счастливейших днях: что счастливей - не будем,
      И о том еще, что мы все-таки вместе...
      И хоть машешь птенцам, а выходит - людям.

      И кого только нет в этой птичьей схватке
      За вниманье твое! И у каждой стайки -
      Свой добытчик-вожак и свои повадки.
      Ты же делишь и хлеб, и зерно без утайки.

      И они навещают тебя всё чаще
      В эту полувесну, в эту недосырость...
      Не поверить вблизи, что они - настоящи,
      Но они нас целуют за легкую сытость!..

      _^_



© Григорий Князев, 2014-2016.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2016.





 
 

Продажа семян и саженцев почтой www.kedr-sad.ru.

kedr-sad.ru

ОБЪЯВЛЕНИЯ

Ответы стоит покупать сейчас недорогой участок земли в Подмосковье.

zemlea.ru

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Константин Стешик: Рассказы [Умоляю вас, никогда не забывайте закрывать входную дверь в квартиру! Слышите? Никогда! Я знаю, о чём говорю, потому что это именно я тот, кто однажды...] Семён Каминский: Пицца-гёрл [Сначала вместе с негромкой музыкой появлялась она - в чёрном трико, очаровательная, тоненькая, с большими накладными ресницами...] Борис Кутенков: На критическом ипподроме [Полемика со статьей Инны Булкиной "Критика.ru" ("Знамя", 2016, N5) о состоянии жанра литературной критики в настоящее время.] Владимир Алейников: Лето 65 [Собиратели пляшут калеча / кругозор предназначен другим / нас волнует значение речи / и торжественный паводок зим] Алексей Морозов (1973-2005): Стихотворения [Не покидая некоторых мест, / кормиться тем, что вьюга не доест. / Сидеть в кустах, которыми она кустится. / И оборвать её цветок. / И отнести...] Айдар Сахибзадинов: Три рассказа [Конечно, расскажи я об этом в обществе, надо мной посмеются. Есть у меня странности, от которых не могу избавиться. Это, наверное, душа болит и получается...] Владимир Гольдштейн: Душевная история [Неужели в аду есть дурдом?! Или в раю?.. У Моуди об этом ничего нет... Не-а, наверное, это я сама тронулась... От пережитого...] Максим Алпатов: Мгновения едкий свист (О книге Александра Бугрова "Стихотворения") [Пока поэт не прищурится, музыки не будет. Его задача - сфокусировать оптику на неслышимых, неосязаемых явлениях и буквально заставить их существовать...] Любовь Колесник: Тебе не может больно быть. Ты слово... [Проходя по земле, каблуками целуя асфальт, / из которого лезет случайно посеянный тополь, / понимаю - мне не о ком плакать и некого звать / на отдельно...] Андрей Баранов: Тринадцать стихотворений [Здесь жизни прожитой страницы. / Когда-то думалось - сгодится / всё это, как крыло для птицы, / но не сгодилось никуда...]
Словесность