Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность



УРОНИЛИ  МИШКУ...


 



      ЭДУАРД  АСАДОВ

      Когда ты уронишь вдруг мишку из плюша -
      Всякое может быть -
      Советчиков разных недобрых не слушай,
      Что скажут, мол, лучше забыть.

      Ты вспомни, как верен он был вашей дружбе
      И в дождь, и в снег, и в жару,
      Как мало ему от тебя было нужно,
      Как он повторял: "За тебя я умру!"

      Сурово и горько скажи себе: "Надо!
      Мой друг пропадает в беде.
      И чтоб от сограждан не прятать взгляда
      Я должен с ним быть везде".

      Оторванной лапой тебя призывает
      И верит - поможешь, спасёшь.
      Он любит тебя и поэтому знает,
      Что другу на помощь придёшь.

      И пусть насмехаются злые невежды,
      Игрушки свои не любя,
      Я верю, что ты оправдаешь надежды,
      Ведь смотрит страна на тебя.

      _^_




      БЕЛЛА  АХМАДУЛИНА

      Не Ванга, но провидчески слепа
      Я так была божественно глупа,
      На цыпочках взлетая в сны о детстве,
      Что не заметила, как не во сне, а вьяве,
      К судьбе припала, как Сократ к отраве,
      О том не ведая в опаснейшем соседстве

      С летящими предметами. И вот
      Они вершат таинственный полёт.
      И среди них, как с крыши камнем книжка,
      В которой кто-то мишку уронил,
      Задумавшись иль просто был дебил -
      Но вот уже без лапы бедный мишка.

      Ясней, чем наяву, себе я снюсь.
      Я одиночества пронзительно боюсь.
      Упал и подозрительно затих
      Товарищ мой. А я в тоске и страхе
      Рыдаю о несчастном замарахе -
      Ведь я люблю товарищей своих.

      И чтоб моя не дрогнула рука,
      Армянского приму я коньяка,
      Спущусь под стол, где круг девятый ада,
      Спасу его, пришью ему конечность,
      И наша дружба будет длиться вечность.
      Хороший мишка. Мне других не надо.

      _^_




      АННА  АХМАТОВА

      И девочка, что мишку уронила,
      И мальчик, что поднять его не смог,
      И их любви таинственная сила,
      И с приворотным зельем пузырёк...

      Я помню всё. Оторванная лапка
      И в пуговицах глаз стоит слеза.
      Не находя потерянного тапка,
      На тёмные крещусь я образа.

      Не надо мне ни почестей, ни славы.
      О, был бы мишка - друг хороший мой.
      Но херувим шепнул в ночи лукаво,
      Что никогда не будет он со мной.

      _^_




      ЭДУАРД  БАГРИЦКИЙ

      Весна зеленеет
      Лягушьей икрою,
      Как платье природы -
      Игрою покроя,
      И майской грозы
      Полыхает шутиха.
      Но тут приключается
      Страшное лихо.
      Мой мишка с кровати
      Летит, как с откоса
      Несчастная Анна
      Летит под колёса,
      И падает смаху -
      До смеха ли? - на пол.
      Ему отрывает
      Переднюю лапу.
      Такому кошмару
      Во сне не присниться.
      Мне мишку спасти
      Непременно хотится.
      Лежит под кроватью,
      Бедняга, страдает
      И лапу другою
      К себе прижимает.
      Слезаю с кровати,
      От страха шалея,
      Поскольку я мишку
      Ужасно жалею.
      То в холод бросает,
      То бешено жарко.
      Я мишку спасу,
      Как в бою санитарка.
      Его никогда
      Ни за что я не брошу.
      Играть с ним хотится.
      Он очень хороший.

      _^_




      КОНСТАНТИН  БАЛЬМОНТ

      Я разлучён с тобою, мишка,
          Мне без тебя Париж не мил,
      Стихов моих пожухла книжка
      И жалко хохлится афишка,
      Свалялся бант, в слезах манишка,
          Кто тебя на пол уронил!?

      Твоя оторванная лапка,
          Как девья золотая прядь,
      Но скрылась за туманом шляпка,
      Без ножки стынет в спальне тапка,
      Цветов ненужная охапка
          Осталась в вазе умирать.

      Взяла тебя судьба-злодейка,
          Любовь отъята навсегда,
      Мне без тебя вся жизнь - копейка,
      Мне помнится твоя шубейка,
      С тобой я пел, как канарейка,
      Да не припомню уж - когда.

      _^_




      АЛЕКСАНДР  БЛОК

      Кушетка, шкаф, комод, два стула,
      На письменном столе пенал.
      Где мишка? Будто ветром сдуло -
      Упал, свалился, запропал.

      А смерть захлопнет жизни книжку,
      Увидите - поэт был прав:
      Опять роняет кто-то мишку,
      Комод, кушетка, старый шкаф.

      _^_




      АЛЕКСАНДР  ВЕРТИНСКИЙ

      Это всё, что от мишки осталось:
      Шерсти клок и лапа в руке.
      Уронили - какая жалость
      Серебром холодит в виске.

      Одиноко и так печально
      Он лежит щекой на ковре -
      Так естественно и натурально,
      Как чулок на вашем бедре.

      Я куплю себе туфли к панаме.
      Лягу с мишкой грустить визави.
      Вы сказали: не будет меж нами
      Ослепительно нежной любви.

      _^_




      ЕВГЕНИЙ  ВИНОКУРОВ

      Моя любимая хранила
      Меня от бытовых забот,
      Но мишку на пол уронила,
      Он завалился за комод.

      Она и так, и сяк, и эдак,
      Но не достать его никак.
      Комод тяжёл. Позвать соседок?
      Ведь засмеют: какой пустяк!

      Моя любимая не знала,
      Что делать? Шваброй зацепить?
      Но только лапу оторвала
      И не к чему её пришить.

      Со лба стирала пот солёный
      И снова пробовала, но
      Не получалось. Я, влюблённый
      В неё, следил за ней давно.

      В царапинах родные руки,
      В глазах печаль, морщинок сеть,
      В груди клокочущие звуки...
      Ну как такое не воспеть?!

      _^_




      ВЛАДИМИР  ВЫСОЦКИЙ

      Свалился мишка за диван.
      Не затолкали, не уронили.
      Свалился сам. А был не пьян.
      А что мы пили? Ну, что мы пили?

      Ну, пригубили по семьсот.
      А тут, гляди, какой компот!
      Сидели мирно и - привет,
      И мишки нет, и мишки нет.

      А кто-то пробурчит, что, мол,
      Нашёл местечко, нашёл местечко!
      Свалился лучше бы на пол
      Или на печку, или на печку.

      Ответит он: О чём базар?
      А что - остался Солнцедар?
      Мы сами знаем, что почём.
      А вы при чём, а вы при чём?

      Ему б глоток - медикамент,
      Так, для нахрапу, так, для нахрапу.
      Пусть что угодно, хоть абсент
      Пришейте лапу, пришейте лапу.

      Он всех кого куда послал,
      Всем козью морду показал.
      Он лапой сделал всем привет.
      Но лапы нет, но лапы нет.

      Я б к трём вокзалам мигом, враз -
      Чего филонить по-философски? -
      И мишке точно б лапу спас,
      Как Склифосовский, как Склифосовский.

      Он кореш мне, он мой братан.
      А, может, к мишке за диван,
      Чем здесь несолоно хлебать?
      И там лежать, и там лежать.

      _^_




      НИКОЛАЙ  ГУМИЛЕВ

      Мишку на пол уронили, лапа мишкина больна,
      Чёрный лебедь, ворон белый, выпил литра два вина,
      Но вино не заглушало плача сердца моего:
      "Мир лишь блик от лика мишки, всё иное тень его!".

      Я в отчаяньи смотался в близлежащий гастроном
      И до ночи утешался окровавленным вином,
      Но вино не утешало, и рыдало естество:
      "Мир лишь блик от лика мишки, всё иное тень его!".

      Обошёл я всю квартиру - надо ж мишку отыскать.
      Заглянул под шкаф, за фикус, в чемодан и под кровать -
      Соловей без батарейки, пыль, а больше ничего.
      Мир лишь блик от лика мишки, всё иное тень его!

      Всё равно его найду я. Но уж больно ночь темна,
      И пока светлей не станет, я ещё приму вина.
      Пьяный дервиш мне приснится: "Никакого qui pro quo!
      Мир лишь блик от лика мишки, всё иное тень его!"

      _^_




      ЕВГЕНИЙ  ЕВТУШЕНКО

      А мишка за диван завалится
      И будет там лежать в тиши,
      Пока в мозгу моём заладятся
      О мишке грустные стиши.

      Оторванная лапа стружкою
      Сочится на пол из плеча.
      А он беспомощною тушкою
      Лежит, и надо звать врача.

      Но мне покажется, покажется,
      Что можно малость подождать
      И всё само собой уляжется,
      Пока я буду сочинять.

      Слова потянутся, потянутся
      Целебным чудом из грехов,
      И раны мишкины затянутся
      Под пластырем моих стихов.

      Поэзия не терпит бантиков.
      Ищу я высшей простоты.
      Мне мишка улыбнётся с фантика
      И скажет: "Женя, гений ты!"

      _^_




      МИХАИЛ  ИСАКОВСКИЙ

      Как мы с мишкою дружили,
      Просто - не разлей вода.
      Мишку на пол уронили.
      С мишкой страшная беда.

      Отделённая от тела
      Лапа мишкина лежит,
      И, как звёздочка, несмело
      На щеке слеза дрожит.

      Мишка спал со мной в постели,
      Он хороший, он - как я.
      Без него осиротели
      Я и вся моя семья.

      С кем теперь делить мне ужин?
      С кем теперь я стану спать?
      Он мне очень-очень нужен.
      Надо что-то предпринять.

      _^_




      СЕМЁН  КИРСАНОВ

      О душе пора - не о хлебе.
      Забываем о самом главном.
      Не хочу журавля в небе,
      А синицу в руках - подавно.

      Я хочу своего мишку,
      Что валяется где-то без лапы.
      Напишу я о нём книжку,
      Получу за неё - и в Анапу.

      _^_




      ИГОРЬ  КОБЗЕВ

      Нет, не тот настоящий мужчина,
      Кто в хмельном и дурном кураже,
      Потрясаючи местом причинным,
      Прётся в дверь, где написано "Ж".

      Видишь, мишку враги уронили,
      Покусившись на Родину-мать?
      Коль мужчина ты, должен быть в силе,
      Всех обиженных мишек спасать,

      Пришивать им и руки, и ноги,
      Возвращать, как положено, в строй.
      Мишки ждут твоей верной подмоги.
      Ты ж мужчина, спаситель, герой!

      Чем в подъезде, того, целоваться
      И дуреть от заморских идей,
      Должен ты на спасенье бросаться
      Всех упавших на пол медведeй.

      Хоть по отчеству ты не Никитич,
      Будь Добрыней и Муромцем будь,
      Чтоб враги, а их тысячи тысяч,
      Нас с пути не сумели свернуть.

      _^_




      АЛЕКСАНДР  КУШНЕР

      Свалился мишка. Боже мой!
      Несчастье кто предугадает?
      Я не хочу идти домой,
      Где он без лапы так страдает.

      В слезах я мокну под дождём,
      Со мной рыдает вместе осень.
      Любовь, как чемодан - что в нём?
      И ручки нет, а жалко бросить.

      Какое счастье - так любить,
      Чтобы от горя задыхаться,
      С ума по лесенке сходить
      К Неве и там навек остаться.

      Какая мука - жить без мук,
      Какая благодать - несчастье,
      Когда страдает милый друг
      И ты страдаешь с ним отчасти.

      Кто нам наврал, что рай земной
      Ничуть не отличим от ада?
      Придти домой и, Боже мой,
      Поднять тебя. Не плачь. Не надо.

      _^_




      ВАСИЛИЙ  ЛЕБЕДЕВ-КУМАЧ

      Жил он, жил себе, забот не зная,
      Мягким плюшем согревал меня.
      И была ему, как мать родная,
      Родина и вся моя родня.

      Но однажды он свалился на пол
      И лежал, как раненый солдат,
      С правою оторванною лапой,
      Помутив от боли чистый взгляд.

      Вы бы знали, как боюсь я крови.
      Но друзей негоже предавать.
      И сурово я насупил брови.
      И пошёл я мишке помогать.

      На себе я мишку с поля боя
      Вынес, говоря ему: "Не плачь!"
      Нам сияет небо голубое
      И поёт нам Лебедев-Кумач.

      _^_




      ОСИП  МАНДЕЛЬШТАМ

      Обрóненный мой Мишка,
      Мне без него не жить.
      Тут вот какая фишка -
      Ведь нового не сшить.
      А и сошьёшь, обнова -
      Федот, да вот не тот.
      Не та совсем основа,
      Не тот совсем компот.

      Оторванная лапа,
      Опилки на полу.
      Испуганная лампа,
      Застывшая в углу.
      Мне так без Мишки страшно,
      Что и не описать.
      От страха бесшабашно
      Иду его спасать.

      Цыганка нагадает
      Удачу по пути.
      А он ещё не знает,
      Что мне его спасти,
      К нему щекой прижаться,
      Касаньем не спугнуть,
      В глаза взглянуть, как в святцы,
      И вместе с ним уснуть.

      _^_




      ЛЕОНИД  МАРТЫНОВ

      А ты?
      Когда медведь свалился,
      Когда без лапы очутился,
      Когда валялся на полу
      В тоской затянутом углу,
      К его прислушиваясь плачу,
      Когда от горя меркнет свет,
      Скажи:
      Ты будешь на удачу
      Надеяться
      Или
      В ответ
      Ты круто развернёшь сюжет
      И для медведя лазарет,
      Наложишь парочку лонгет,
      Чтоб жил с тобой он много лет?

      _^_




      БУЛАТ  ОКУДЖАВА

      Я с мишкой много лет дружил.
      Хоть он не нов, не в том же дело.
      Пусть его шёрстка поредела,
      Но он по-прежнему мне мил.

      Как был прекрасен наш союз.
      Ты мишку на пол уронила.
      Я думал, просто пошутила.
      Как бы не так. И я боюсь.

      Мне говорят, мол, не беда,
      Вот мы его уже врачуем,
      Заштопаем, перелицуем...
      Ах, не волнуйтесь, господа.

      Я лапу мишке сам пришью.
      А ты меня ревнуешь к зверю,
      Как будто снова я поверю,
      Чудачка ты, в любовь твою.

      _^_




      БОРИС  ПАСТЕРНАК

      Чернила вышли в феврале.
      Я тихо плакал.
      Пурга мела по всей земле.
      И мишку - на пол.

      Свеча горела. Воск стекал,
      Слезами капал.
      А мишка под столом искал -
      Ну, где же лапа?

      Сплетенье душ, сплетенье лап -
      Как было славно!
      Где Айболит, где Эскулап
      И Склиф подавно?

      Я мишку подниму: "Ну что?
      Что, милый мишка?".
      Закутаю в кашне, в пальто
      И вставлю в книжку.

      Пусть бьётся в форточку пурга,
      Метёт порошей.
      Мне с мишкой дружба дорога.
      Ведь он хороший.

      _^_




      ОМАР  ХАЙЯМ

      Пусть у тех, чей медведь, будто грязь, на полу
      И с оторванной лапой в далёком углу,
      Не к Аллаху душа устремится посмертно,
      А рассыплется в прах, превратится в золу.

      _^_




      МАРИНА  ЦВЕТАЕВА

      О, прелесть плюшевого мишки,
      Как Бог, хранящего мой сон.
      Любви прекрасные излишки -
      Мне в унисон.

      Как дьявольски всё это было
      И что влекло,
      Когда я мишку уронила
      Себе назло?

      Лежит с оторванною лапой.
      А я - палач.
      И хоть слезами мир закапай,
      Но, плачь, не плачь,

      А ход вещей не повернётся
      Наоборот.
      Уже, как тать, к нему крадётся
      Сибирский кот.

      В последний миг - откуда сила?-
      Хвать - и в кровать.
      Побеждена иль победила?
      Да наплевать.

      _^_




      СТЕПАН  ЩИПАЧЁВ

      Любовью к мишке дорожите,
      Вдвойне учитесь дорожить,
      И на руках его держите,
      Чтобы на пол не уронить.
      Любить - не спать в одной постели,
      В четыре дырочки сопеть,
      А жизнь прожить, чтобы на теле
      Любимом лапам уцелеть.

      _^_



© Виктор Каган, 2011-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность