Словесность

[ Оглавление ]




КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ВОЗВРАЩЕНИЕ


 


      NET

      ...тот красный голод городов
      /по кумачам и знаменосцам/,
      когда-нибудь да захлебнётся,
      в извивах уличных ходов.

      в бессонно-башенном огне
      вовеки просияет - Pepsi,
      воздастся каждому - по секси,
      на sky - рекламном полотне.

      взойдёт высокая звезда,
      пленительно сойдутся части
      в том паззле, что зовётся счастьем,
      и net изменится на da...

      today, tomorrow и всегда...

      _^_




      ЛУНАРИУМ

      город спит в болотах грязи,
      выбрит медный лоб луны,
      в облаках, на коновязи,
      звёзды крепко держат сны.

      мальчуган шагает смело
      в тень лошадки боевой,
      перевёрнут мир, но тело
      краем крыш идёт домой.

      лунный блин сияет в лужах,
      шлёп!- разрезан на куски,
      быть лунатиком - не ужас,
      чердаки ему близки.

      черепица, крыша в дырах,
      свет течет на скользкий пол,
      аки бэтмэн, мышь-проныра
      кувырок сдаёт легко.

      вслед за мышью, тихой сапой
      лунный boy идёт в астрал:
      где-то выкрал гравицапу
      и луну заколдовал.

      _^_




      КАЛИНОВКА

      1. Запах листвы и гнили,
      осень бурлит кальвадосом,
      и, подпростыв, гундосит,
      слёзы льёт крокодильи...
      дует в рожк'и берёсты
      сиплый свинцовый ветер,
      плачет не юный вертер,
      с ним - облака-переростки:
      перья неровных линий
      в небе висят - невесомы,
      игреком - хромосомы,
      кольцами - кундалини...
      мир застывает томно
      стомиллиардным бликом,
      стоит его окликнуть
      перед зимой бездонной?

      2. Калиновский разрез и ягодная плоть
      в моих руках - краснеющей брусникой,
      нить паука, ведущая в дупло,
      а рядом - ёж шиповниковых игл...
      собачий рай - розарий, шорох птиц,
      в повидле берега - сплошные опечатки,
      оступишься - края пустых страниц
      заселят мимолётно вопли чайки,
      калиновый разрез, размазан горизонт,
      вползает черепахою болото,
      но дёрнет воздух молодой осот,
      как пух спорхнёт душа в предчувствии чего-то...

      _^_




      ГОРДЯЧКА

      "Просить" равно "забыть-простить",
      Сломать слова как веточки мимозы?

      Но кто на рельсы дёрнул Берлиоза,
      Зажав Садовое кольцо в горсти?

      "Баааал!- рявкнул Бегемот, и черная чума,
      Толпе покойных висельников - в жилу,

      Зло проросло на брошеных могилах,
      Сводя пророков массово с ума...
      ..................
      Ершалаим-Москва - прямой highway,
      Не ожидая предложений свыше,
      Невидимой покину город-крышу,

      Марго - гордячка голубых кровей...

      _^_




      ОНА  И  ОН

      "Знаешь, а всем на тебя наплевать.
      Не кантовать тебя, не ницшевать."
      (Елена Зейферт. "Антилюбовная лирика")

      ...и что же особенного было в тебе?
      Райские кущи в низу живота,
      Или робкой наивности - сломанный побег?
      Убеждение неколебимое, что ты - это Та,
      О которой романтикам грезится по ночам?
      Орхидея - редкий и дикий цветок?
      Ребро Адама. Нежная шея у его плеча,
      С ним вместе навечно и не страшен никто...

      А он забывал о ней, погружаясь во тьму
      Игр сознания и мутных дорожек сна,
      Её экзотичность быстро наскучила ему,
      Хотя и непросто было послать её нах...

      Она не верила, думала - минутная блажь,
      Что любовь не проходит вот так, за час,
      А он считал глупым её "бла-бла-бла"
      И было утро, и другая у его плеча...


      Она долго выстраивала себя внутри,
      Обрастала панцирем ненужных лет,
      Пока однажды не сказала себе - "Смотри,
      Ты одна, но Адама как не было, так и нет...
      Дым его сигарет растаял в темной дали,
      Умолкла музыка, группа ушла в турне,
      Разбились блюдца, самолёты, умер солист,
      Адам твой - пустота, он где-то там, вовне,
      Не пора ли начать с чистого листа?"

      Знаешь, а всем на тебя наплевать:
      Некому кантовать тебя и ницшевать.

      _^_




      НА  СЕВЕР

      Идти на север, продираясь сквозь
      Разломы трещин мерзнущего неба,
      Где вбит калёный лунный гвоздь
      На мёртвых дюнах звёздной ипанемы.

      Уйти на север, оставляя страсть
      Ночных просмотров - сборщикам рекламы,
      Ты пуст и чист, ты - перекрёсток рас,
      Твой путь - навстречу выбритому ламе.

      Иди на север! Чувств горячих вздор
      Возьмёт себе владелец Ойкумены,
      Но крыша мира - север - будет добр,
      Любовь твою оставив - на измене...

      А впрочем... север - это снежный сор,
      Спрессованный ногами пилигримов,

      И катится легко сансара-колесо,
      Пусть к северу, но - мимо, мимо, мимо...

      _^_




      МАКУШКА  ЛЕТА

      Акварелька неба, выцветшие крыши:
      трубы, перекаты, ласточек гнездо,
      и кирпич настенный безнадёжно рыжий,
      заоконный дворик, от...известный...до.
      разнотканность выси - цвет непостоянства,
      мысли проливные, горечь бытия,
      жертвенное иньство твёрдое как янство:
      за стеклом немытым - маленькая Я...
      перелом "макушки", ноет теплый ветер,
      на траве примятой сохнет лебеда,
      перемена жизни, тропкою отметин,
      убегает робко, не сказать - куда...

      _^_




      ЕВА

      хрустящий момент недозволенных истин,
      деление клеток, вкус целого плода
      накроет туман - выдающийся мистик:
      ан яблок-то нет! сад до боли обглодан...
      густой сердцевины порочные капли
      по пальцам ветвей протекают беззвучно,
      а кожа румяная спелого apfel
      горчит на губах этой чертовой сучки...

      _^_




      КРОВИНКА

      заветренный закат - в зарёванные губы
      кусочком постного земного пирога,
      подайте нищим - всё, и каждый рваный рубль
      согреет сердце злейшего врага...
      отдайте жизнь за синь лесов-предгорий,
      индиго васильков и фиолет чернил,
      в заоблачной стране, где за морями горя,
      зарёванный закат -
          кровинку в небо обронил...

      _^_




      ЗАНАВЕС

      ...стряхнуть дождями стаи комаров,
      накрыть собой дремотные поляны,
      кружить туманом, сладко-конопляным,
      над спящим лесом, тишину вспоров.

      глазастую звезду и колокольню храма
      призвать к расколу, отжигая гжель
      в цвет колокольчиков; как мутно на душе,
      где грешный сбой божественной программы:

      война миров и вечности покой,
        судьбы простой - затейливый сюжет...
      в конце тоннеля - чистый свет,
      и занавес вначале скучной драмы.


      _^_




      НИКТО  НЕ  ЗАПЛАЧЕТ

      "Я покажу тебе страх в пригоршне пыли" (с)

      никто не заплачет, когда нас не будет
      и небо не рухнёт
      слезами на землю,
      и ветви берез не сплетутся как руки
      в бессвязной молитве: Куда же вы, дети?
      вы, видно, Отца своего позабыли?
      но им не ответит ни северный ветер,
      ни серое утро, ни блёклое солнце...
      никто не заплачет...

      и пригоршней пыли,
      сухой и холодной, наш прах обернётся,
      но страха не будет...
      никто не заплачет...

      _^_




      ГОСЛАР

      подшёрсток леса - мокрая трава,
      рожающая ночью первоцветы,
      шум ветряков, похожий на слова:
      mein lieber, где ты, где ты, где ты?
      дом пряничный из облака растет
      и манит гензель-гретель леденцово,

      и чьё-то имя начинается на йот...

      пасхальный заяц держит пост - ab ovo...

      _^_




      ВОЗВРАЩЕНИЕ
      "географ глобус пропил..."

      крошка-иней скрипит на зубах,
      клумбы-бабочки спят под снегом,
      и на курьих ногах - изба:
      дом стоит под холодным небом.

      солнце жёлтое - вечный взрыв,
      и луна - леденец и пряник,
      дышит дом, собою закрыв -
      дым заводов и башни кранов.

      рваный взгляд бумажных афиш,
      треплет ветер мёрзлые сплетни,
      протыкает звонкую тишь
      трель трамвая...
        опять последний...

      _^_




      АЛЕНЬКИЙ  ЦВЕТОЧЕК

      Орда "царевен" спит среди болот,
      Давно не ждёт Иванов-Дуремаров,
      И в сердце земноводное не бьёт
      Ни арбалет, ни пистолет "макаров".

      Пахучий базилик волнами стелет хмарь,
      Обман волшебный, берестой одетый
      В гнездовьях Берендея - словно царь.
      И тлеет в листьях сказочное лето:

      Жар-птицы - вышивкой в низовьях рек,
      На рукавах рубах - наколки в синих венах,
      И аленький цветочек - мнимый оберег-
      От страсти, от любви и от измены.

      Плащ неба чист, созвездьями распят,
      Заботливо подбит заоблачным ватином,
      Ночуют на пеньках сообщества опят,
      И пахнет прелой сыростью и тмином.

      Мой тяжкий вздох сорваться не спешит
      В прохладу бабье - летнего финала:
      Гуртами - яблоки, иголками - ежи,
      И сок медовый в костянике - ало...

      _^_




      ПРОНЗИТЕЛЬНЫМ  ИЮЛЕМ...

      Надорвана живая калька неба,
      У водомерок затупились ноги-лыжи,
      На тёмной глубине - всё глухо-немо,
      А в облаках - волна песчинки лижет.

      День уплывает в сонные объятья,
      Туман слоится, улетает рваным тюлем,
      И настигают сумерки-заклятья -
      Глаза ежа пронзительным июлем...

      _^_



© Наталья Дорофеева, 2014-2016.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2016.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владислав Кураш: Айда в Америку: и Навеки с Парижем: Рассказы [Париж большой, места всем хватит. Кто работать не хочет, тот бухает и попрошайничает, нелегалы на стройках вкалывают, беженцы воруют, а девочки на панели...] Иван Стариков: Послание с другого берега (О книге Яна Каплинского "Белые бабочки ночи" - Таллинн: Kite, 2014) [Поэт касается неосязаемого и улавливает вневременное, делая это своим особым и малопривычным для русскоязычного читателя способом...] Владислав Пеньков: Снежный век [Даже если смысла в этом нет, / музыка присутствует и плачет. / И плывёт её закатный свет / над твоей вселенской неудачей.] Мария Закрученко: Чувство соприсутствия (О книге: Уйти. Остаться. Жить. Антология литературных чтений "Они ушли. Они остались" (2012 – 2016). Сост. Б.О. Кутенков, Е.В. Семёнова, И.Б. Медведева, В.В. Коркунов. – М.: ЛитГост, 2016) [Почему всегда так интересует история умершего человека? Ушедшие манят к себе странной тайной, в которой постыдно признаться: как, зачем, и... что там...] Алексей Ланцов: Сейм в Порвоо, или как присоединяли Финляндию к России ["Намерение мое при устройстве Финляндии состояло в том, чтобы дать народу сему бытие политическое, чтобы он считался не порабощенным России, но привязанным...]
Словесность