Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ГОВОРЯЩЕМУ  АРБУЗУ
ЭКЗОРЦИСТЫ  НЕ  СТРАШНЫ





      * * *

      Шёл Дантес десятый номер,
      в тонких пальцах - папироса.
      Баба в роме, папа в коме.
      Всюду вечные вопросы

      на унылые ответы.
      Пахнет истовой селёдкой.
      В морге спрашивали, где ты,
      сука, нынче бьешь чечётку.

      _^_




      происшествия

      1
      встретили возле зоопарка
      румяного поэта.
      долго плевались,
      крестились
      и бубнили: "чур меня!"

      2
      приснились православные пиарщики
      и что поссорился с женой.
      вот ведь незадача.

      _^_




      * * *

      В муниципальном образовании "Глуповское городское поселение",
      (основные занятие населения - собирательство и мародерство)
      самые отъявленные мудаки в графе "род занятий"
      пишут, естественно, "культуртрегер".

      _^_




      кулинария

      1

      Говорящему арбузу
      экзорцисты не страшны
      - он креста на рыхлом пузе
      не боится. "Сатаны

      полосатое отродье"
      зря ему несётся вслед.
      Вы бы, ваше благородье,
      опустили пистолет.

      Ведь, неровен час, на вилы
      вас подымут - шутки ра -
      те, кому пейзаж - могилы,
      а отечество - дыра.

      Из неолимпийских видов
      мародёрство да погром
      привлекают индивидов
      пуще девушки с веслом,

      пуще дули златоглавой,
      пуще свадьбы короля.
      Ходят граждане оравой
      в ожиданье пиздюля.

      Вдоль дороги неживые
      с нанокосами стоят.
      Все - румяные, родные,
      все записаны в отряд.

      2

      Бублик, бублик, что ж ты вьёшься
      у соседского крыльца?
      Путь пометив чёрствой крошкой,
      разбивающий сердца
      Колобок за горизонтом
      скрылся. Праведная рожь
      притворилась фармазоном:
      не задушишь, не убьешь.
      Хлебобулочные дали,
      (привечал их воробей)
      в Зазеркалье ускакали.
      "Не целуешь, так убей,
      или Сорок два надрыва"
      в филармонии дают.
      От внезапности порыва
      прослезился Робин Гуд:
      лук сломал, но пить не бросил.
      Что ж ты, бублик, у крыльца
      сторожишь седую осень?
      Ламца-дрица, гоп-ца-ца.

      3

      Бутерброд с колбасой стать решил человеком,
      засмотревшись на мир сквозь витрины стекло:
      на Равиля, на хадж улетавшего в Мекку,
      на Марию Петровну, которой не шло

      её красное платье, на Колю с Тагила,
      подхватившего триппер в отеле "Уют",
      на доцента Смирнова, который светило,
      только бабы ему всё равно не дают.

      Вечерело, когда бутерброд передумал.
      С головой завернувшись в тугой целлофан,
      он уснул. Сердце билось синкопой угрюмой,
      кровь по венам текла в предвкушении ран.

      _^_




      * * *

      Порноактрисы поминают бога
      гораздо чаще, чем
      служители культа.
      А стоматологи чаще других слов
      употребляют "сплюньте".
      Тут, очевидным образом, напрашивается
      некий вывод
      или, на худой конец,
      обобщение.
      Но - как и большинство, подозреваю, людей,
      злоупотребляющих
      вводными словами
      и, простите моё занудство, конструкциями -
      до выводов, к сожалению,
      руки редко
      доходят.

      _^_



© Сергей Данюшин, 2012-2022.
© Сетевая Словесность, публикация, 2012-2022.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Слепухин: Портрет художника ["Красный", "белый", "зеленый" - кто может объяснить, что означают эти слова? Почему именно это слово, а не какое-нибудь другое сообщает о свойствах конкретного...] Виктория Кольцевая: И сквозная жизнь (О книге Александры Герасимовой "Метрика") [Из аннотации, информирующей, что в "Метрику" вошли стихи, написанные за последние три года, можно предположить: автор соответствует себе нынешнему. И...] Андрей Крюков: В краю суровых зим [Но зато у нас последние изгои / Не изглоданы кострами инквизиций, / Нам гоняться ли за призраками Гойи? / Обойдёмся мы без вашей заграницы...] Андрей Баранов: Последняя строка [Бывают в жизни события, которые радикально меняют привычный уклад, и после них жизнь уже не может течь так, как она текла раньше. Часто такие события...] Максим Жуков, Светлана Чернышова: Кстати, о качестве (О книге стихов Александра Вулыха "Люди в переплёте") [Вулыха знают. Вулыха уважают. Вулыха любят. Вулыха ненавидят. / Он один из самых известных московских поэтов современности. И один из главных.] Вера Зубарева: Реквием по снегу [Ты на краю... И смотрят ввысь / В ожидании будущего дети в матросках. / Но будущего нет. И мелькает мысль: / "Нет - и не надо". А потом - воздух...]
Словесность