Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



СТИХОТВОРЕНИЯ


Впервые опубликовано в филадельфийском ежегоднике "Побережье" в 1999 году.
Перепечатано в "Словесности" с любезного разрешения М. Д. Шраера и Кэрол Кук.


ОТ РЕДАКТОРА:

Предлагаемые переводы американского поэта Альберта Кука - особая публикация для "Словесности". Впервые я представляю переводы не из классики вроде Бодлера или Эмили Дикинсон и не хорошо известных и близких современников, вроде Андруховича, а открываю совершенно нового поэта.

Более того: эта публикация открывает совершенно новое, интересное для нас явление.

Интересное по крайней мере вот чем.

В 1997 году в рецензии для "Литературной газеты" я назвал книгу стихов Льва Лосева "Новые сведения о Карле и Кларе" чистым образцом так называемой "университетской поэзии", доселе русской литературе совершенно не свойственной и неизвестной.

"Убей меня Бог, если я знаю, что это такое, что это за жанр такой. ... Есть поэты, которые живут от гранта до гранта, но нет какого-то стилистического фактора, объединяющего поэтов, работающего в университетах" - недоумевал потом, косвенно отвечая на мою рецензию, сам Лев Лосев.

Подборка стихотворений американского профессора-литературоведа Роберта Кука в переводе американского же доцента-литературоведа Максима Шраера дает, мне кажется, русскому читателю представление, что такое "университетская поэзия" в ее исконном виде, а не в лукавом лосевском изводе.

Почитайте. Возможно, это - ожидающий нас мейнстрим.

Михаил Визель 



ONE AND ANOTHER TIME, THE FULL

One and another time, the full
Rose wept ashore.

The marvel of salt
Tanged us all.

The blow of night has left
No bruise and the rose of night
Battens on its dews.



РАЗ И EЩЕ ОДИН РАЗ

Раз и eще один раз,
роза разлуки рыдала на морском берегу.

О, сладкая соль
на губах на ветру на бегу.

Терзанья ночные
не оставляют синяков,
и роза ночная
просит новых стихов.


MANSION BEACH

Fires of yore
stripped down to its brick
foundations the mansion
hidden in overgrown
underbrush we
thread through to the blue-
green delight
and white breakers
awaiting our immersion



МЭНШЕН БИЧ

Ты права
огни былого потухли
в этих громоздких каминах
только теплятся в памяти кирпичей
виллы заколоченной и ничьей
где некошеная трава
где петляет тропа
мы бежим по саду вдвоем
а впереди сине-зеленый проем океана
и белые гребни они обещают
что мы никогда не умрем


A NOVEL

I simmered in the youthful stew
with Nadine who caked her lips slick
Ron who was crazy for baseball
Phyllis who was forced to marry young
Irene who was full of surprises
Randolph who overdressed
Sandor who was strapped at his study table.

Now Nadine's rouged cheeks wrinkle dry around the thin lines of her lipstick
Ron is an aging fan full of yarns
Phyllis an indulgent grandmother no longer fighting her widowhood
Irene a department store buyer and world traveler
Randolph a gentle antique dealer
Sandor a divorced workaholic.


РОМАН

Я варился в котле молодецких сборищ
с Надиной которая по-декадентски красила губы
с толстым Роном который сходил с ума по бейсболу
с Филлис которую рано выдали замуж
с Иреной которая динамила своих ухажеров
с Рэндолфом который был слишком изящно одет
и Сэндором который не отходил от письменного стола

А теперь Надина румянит дряблые щеки но это не помогает
Рон стареет и с ним стареют бейсбольные анекдоты
Филлис балует внуков и больше не носит траур по мужу
Ирена заведует универмагом и путешествует на досуге
Рэндолф успел превратиться в тишайшего антиквара
А Сэндор развелся с женой но все такой же трудоголик.


BYPASS SURGERY

1.
For russet
mountains the white hospital
For lingering memories
The exacting future
For rich living the needle's eye
2.
This is the bouquet
of the other life, purple stalks
and soft white umbels, orange dwarf
chrysanthemums, the fruit-freckled petals
and flared green leaves poking up
in a lovely crowd from the water of a jar
setting the joie
of spreading sunlight against the white
bed of my convalescence



ШУНТИРОВАНИЕ СЕРДЦА

1.
За рыжие горы
больничные белые шторы
За то, что в тебе трепетало вчера
нещадный диагноз врача
за счастье твое
иглы острие
2.
Вот он - букет жизни иной,
лиловые стебли,
белых соцветий полуденный зной,
оранжевых карликовых хризантем мерцанье,
веснушки на лепестках,
зеленые листья осокой в песках,
кувшин, где лучи восходящего дня,
толпятся и где отражается будто некстати
палата, где я воскресаю на белой кровати,
и жизнь за окном, проходящая мимо меня





Copyright © Carol Cook, All rights reserved.
Translation copyright © 1999 Maxim D. Shrayer, All rights reserved.
Перепечатка без разрешения строго запрещается.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Весталка, трубадур и дельтаплан [...по причинам, которые лень называть, недосуг вспоминать, ни к чему рифмовать, четверть века назад невзлюбил я прекрасное женское имя - имя, несущее...] Наталья Козаченко: Пуговица [Вечеряли рано: солнце не село и сияли купола позолотой, сновали по улицам приезжие купечики победнее. Вчерась был четверг и обыденные Ильинские торжки...] Любовь Артюгина: Человек в одеяле [Под вечер, когда утихает жара, / И пламя не рвётся из солнечной пасти, / Спадает с домов и людей кожура, / И в город приходит прохладное счастье...] Светлана Андроник: Ветреное [виток земли вокруг своей оси / бери и правду горькую неси / не замечай в упор что снег растаял / юдоль земная стало быть простая...] Михаил Ковсан: Словом единым. Поэзия в прозе, или Проза в стихах [Свистнув, полетит стрела, душу юную унося, сквозь угольное ушко пролетая, и, ухнув, полотно разорвется, неумолимый предел пробивая, и всё вокруг цветасто...] Ростислав Клубков: Дерево чужбины [Представь себе, что через город течет река, по ее берегам растут деревья, люди встречаются под деревьями и разговаривают о деревьях. Они могут разговаривать...] Елена Севрюгина: "Реалити-шоу" как новый жанр в художественной литературе [Можно сказать, что читатель имеет дело с новым жанром: "роман-реалити-шоу", или "роман-игра"...] Максим Жуков: Равенству - нет! [Ты - в своей основе - добрый... Ну и зря! / В этом мире крови пролиты моря! / Надо лишь немного: просто, может быть, / Попросить у Бога смелости...]
Словесность