Словесность

[ Оглавление ]




КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




ЭПОХА  ХЭЙАН



САЙГЁ (Сато Норикиё, 1118-1190) 1 

Один из лучших поэтов 12 века. Происходил из знатного воинского рода. Биография Сайгё окружена множеством легенд. Известно, что он родился и жил в столице Хэйан (совр. Киото), получил прекрасное образование, служил при дворе, но в 1140 году оставил службу, семью и постригся в монахи. Пятьдесят лет своей жизни провёл в скитаниях по разным монастырям и скончался в пути. Всё это время писал стихи и посылал их в столицу своим друзьям, среди которых был известный поэт и теоретик поэтического искусства Фудзивара Тосинари, отец Фудзивара Садаиэ (Тэйка). После смерти Сайгё осталась домашняя антология "Санкасю" ("Горная хижина", переведённая Верой Марковой, М.1079). Его стихи входят во все ведущие антологии, начиная с "Синкокинвакасю" (куда включено 94 его пятистиший - более чем у остальных авторов). Сайгё был смелым новатором в поэзии, он расширил круг установленных тем, обновил поэтический словарь, его творчество оказало большое влияние на последующую поэзию, причем не только на поэзию "вака", но и на поэзию "хайкай", в том числе на Мацуо Басё.


***
Нынче утром рыхлый
Подтаял ледок, что набился
В скальную трещину.
Слышно, как точит русло вода
Под сырыми мхами...

***
Переполнены берега:
На горной вершине растаял
Снега чистый покров.
Той белизной вскипает волна
На реке Киётаки...

***
Приходи любоваться!
Под самым боком у хижины
Слива давно расцвела.
Ведь заходят странники сюда,
Чуждые друг дружке.

***
В горах Ёсино
Осыпаются снега с ветвей
Стылой сакуры.
Ах, припозднились цветы
И этой весною тоже!

***
На склонах Ёсино,
Помечая дорогу к сакуре,
Ветви надламывал.
А в этом году выйду любоваться
Другими цветами!

***
Деревья цвет роняют.
В сердце печаль проникает -
Прощаюсь взглядом...
О как трепещут сакуры цветы,
О грусть расставанья!

***
В долине Ямада
Не отзывается голос кукушки
Эхом долгожданным.
Среди встревоженных криптомерий
Пережидаю затишье...

***
И даже я, монах,
Трепет в сердце забывший,
Познал очарование...
Над болотом вальдшнеп
Осенним вечером...

***
У дороги самой
Тихо-тихо течёт родник
Под сенью ивы.
Вот здесь прилягу,
В её прохладе...

***
Ах, как ни таиться
В перепутанных листьях травы
Крупным хладным росам,
Над долиной Мияги ветер осенний
Рассыплет их наземь!

***
В хижине Оямада
Я вызволен из сновидений
Тревожным зовом.
Ах, это рядом в горах
Олень призывает!

***
Если б знала она,
Как тоскует и ждёт моё сердце
В эту ночь бессонную,
Разве голос на рассвете
Не подала б кукушка?

***
Ветер на рассвете
Разметал гряду облаков
Над вершиной горы.
Прощальные крики гусей
Тревожат округу...

***
Лозы багряника,
Что сосны полонили,
Скинули листья.
В окрестных горах
Ветер разгулялся...

***
Взмахи крыльев
Будто письмена прощальные
На белых облаках.
О подруге, оставленной в поле,
Тоскует гусь одинокий...

***
Жду, когда выйдет
Луна над вершиной горы -
И облака отступили...
Ах, осенний первый дождь,
И ты имеешь сердце!

***
Стынет ночью
Осенней, холодной
Голос сверчка
И, мало-помалу слабея,
Как будто вдали угасает...

***
Приютилась деревня
У подножья горы Огура.
Вот листва облетит,
И снова луной налюбуюсь
В просвете ветвей!

***
Из страны Цу,
В залив Нанива весна пришла...
Или это мой сон?
Унылый шелест тростника
Разносит зимний ветер.

***
Осенний бамбук
Или дождь шелестит
В деревне уснувшей?
До вершины Икома
Тянутся облака...

***
Лишь веки размежу,
Как в сердце печаль
Оживает мгновенно.
Унылый шелест дождя
Неутешен в ночи...

***
Слышится голос,
Затаюсь на мгновенье -
То сверчок верещит
Из-под листьев хмеля
Заиндевелых?

***
О как легко
Срываются листья чернобыльника,
Тронутые морозом!
О, как скрипят они
В порывах ветра!

***
Увидел вдруг:
Сухие листья бамбука -
Словно скорбные одежды,
Вывернутые наизнанку -
Уронили снег...

***
Утопает в тумане
Глухое селение Фукакуса 2 .
Когда не случится
Услышать выкрик птицы удзура 3 ,
Как печально и одиноко!

***
Однажды, когда совершал паломничество в страну Митиоку, я проходил через поле, и мой взор привлекло какое-то возвышение вдали. От людей я узнал, что это могила одного знатного военачальника. Когда же я спросил: "Как звали этого человека?", то последовал ответ: "Санэката-но асон!". В зимнюю пору могила едва виднеется из-за увядшей травы мисканта, покрытого инеем, отчего испытываешь печаль. 4 

Живёт на устах
Имя твоё как песен слагателя!
О воинской славе
Только ковыль прошуршит
В осеннем поле...

***
Стены родного дома,
Давно покинутого мной,
Что осталось от вас?
Лунный свет приютила
Роса на полыни...

***
Луна над столицей
Моё одинокое сердце когда-то
Чаровала и утешала,
А ныне в странствии далёком
Безделицей предстала.

***
И кому-то, как мне,
Не страшно познать печаль
Зимнего уединения...
Оснежена в горном селении
Почерневшая хижина.

***
Как ни печалиться,
В надежде сердцу не тщиться
Об участи лучшей,
Не угадать судьбы человеку, -
Так и живётся ему.

ДЗЯКУРЭН (Фудзивара Саданага, 1139? - 1202)  5 

Один из ведущих поэтов второй половины 12 века. Его дядей и одновременно приёмным отцом был знаменитый поэт и теоретик поэтических искусств Фудзивара Тосинари. Дзякурэн служил при дворе императора Такакура (1161-1181, годы правления 1168-1180), но в 1172 году принял постриг. Ещё находясь на придворной службе, снискал славу одного из лучших поэтов своего времени, участвовал во всех проводимых при дворе поэтических состязаниях, в составлении поэтических антологий. С годами его авторитет рос, его очень ценил император Готоба и даже назначил одним из составителей антологии "Синкокинвакасю", но Дзякурэн скончался, так и не успев приступить к этому труду. Дзякурэн много путешествовал, а жил в основном в Сага - местности к западу от столицы Хэйан. Оставил домашнюю антологию "Дзякурэн-хоси-сю" ("Собрание монаха Дзякурэна"). Его пятистишия входят во все ведущие антологии, начиная с "Сэндзайвакасю" (1187). По изысканности стиля его сравнивают с поэтессой Оно-но Комати.


*** (1)
Опять над полями
Призывные крики гусей
Надрывны в печали.
В небесной дымке луна
На рассвете...

***
Горы Кадзураки.
Сакура отцвела на склонах
Вершины Такама.
Белое тянется облако
До горы Тацута.

***
Улетела камышевка,
О старом гнезде, видно, тоскуя.
А ведь так породнились...
В опавших лепестках сакуры
Последние лучи заката.

***
Сумерки увлекают
Весну, но где её гавань,
Никому не ведомо.
Утопает лодка в тумане
На реке Удзи...

***
Ах, сакура облетает!
Если кто и печалится в досаде,
Так только весенний
Ветер в горах, увлечённый
Ворохом лепестков...

***
О, какая унылость!
От скудных красок печаль?
Таинственны и хмуры
Над горной рощей криптомерий
Сумерки осенние...

***
И всё же вышла луна,
Сквозь густую хвою ветвей
Просачивается свет.
От сосны к сосне пролетел
Осенний ветер в Сумиёси.

***
Срываясь в побег,
Осенний ветер в поле
Выстилает траву.
Издали в дивных горах
Призывает олень...

***
В тоске о тебе
То не росы ли с рукава
На подол роняю?
Осенний ветер задует,
И нахлынут мысли...

***
Помнится, находили
В травах приют, но выгорело поле.
Одиноким путником
В облике осенней росы
Поселилась луна...

***
Осенним вечером
Внезапный дождь унялся
Над подокарпами.
Ещё не просохла листва,
Отяжелели туманы.

***
Из череды сорок
Возник воздушный мост 6 
Осенним вечером.
Не инеем ли искрится
Полночное небо?..

***
Опустится темень
Над деревней - и снова она
Озарится луной...
Расстаются с дождями
Полночные облака.

***
Снег запорошил с утра,
И пока ожидал из столицы
Старинного друга,
Глубоко в горах селение
Укрыло снегом к вечеру...

***
Накатились волны
Старости, избороздив лицо.
Печальное зрелище!
И конец уже не за горами,
Как вершина Мацуяма.

***
В древнем родстве
Две сосны в Такасаго 7 
Неразлучно растут.
А на вершине пути ожидает
Осенняя луна.

***
Фудзивара Норинага, бывший государственный советник, уединился в монастыре на горе Коя. И случилось так, что он тяжело заболел. Прослышав об опасном состоянии его здоровья, Фудзивара Ёрисукэ, его младший брат, отправился навестить больного. В дороге его настигла весть о кончине брата.

Пришёл проведать,
Но как ни высматривал,
На горной вершине
И следов не осталось
От белого облака.

***

В складках рукава
Светлячок где-то скрылся.
Так и любовь моя
В не исповеданном сердце
Живёт безответно.

Из стихов о любви, сложенных от лица женщины

***
В утратах сердце
Я надорвала ожиданием,
Горестно без тебя!
Вровень дальним соснам вырос
Чернобыльник во дворе.

***
В укорах и печалях
Постыло сердце от разлуки,
Умерли дни ожиданий.
С надеждой робкою смотреть привыкла,
Как догорает в небе закат...

***
Травами поросла
В старом селении тропа.
Ветер осенний,
О, как привыкла к тебе
На одиноком ложе!

***
Не явился любимый,
Жар осенний утратили краски.
Видно, долго ждала?
Голосок сверчка на сосне
Ослабел от досады.

***
И моё тело унесёт
В потоке слёз река Намида 8 .
Ах, пробуждение!
Только всплеск сновидений
В отголоске волны.

Из стихов с буддийскими мотивами

***
Сквозь ветви сосен
Открылась взору бухта Вака
С высокого берега...
Рыбачий челн плывёт вдали
По-над вершинами дерев.

***
Выбрался из хижины
Наломать хвороста немного,
Да на опушку забрёл.
Ах, горная тропинка, и ты
Затерялась в лесу!

***
Хоть в монахи ушёл,
Однако печаль останется мне
Уделом в этом мире,
Пока душа не расстанется
С бренным телом.

***
Не изведало б сердце
Печаль, как жил бы я, такой
Ничтожный человек?..
И, презирая бренный мир,
Я не расстался с жизнью!

***
Да разве то не она,
Над долиной земной юдоли
Весенняя благодать?!
Рассветное небо в створах
Лотосовой хижины.

***
Я отрекался от себя,
Ничтожного такого и пустого,
От мира бренного бежал...
На кого же роптать теперь,
Печалясь над долей жалкой?

***
Выпадают росы -
Одни весной, другие осенью
На листьях лотоса.
Сгореть кому-то раньше, или позже ...
И что ж, досадовать?

***
В круговороте рождений
И умираний возвращаешься
В море новых страданий,
Где для сердца расставлены
Тёмные сети судьбы.

***
Душа во мраке ночном.
На крыше из трав затаились
Печальные звуки дождя.
И посох, скрывая страданья мои,
От мира меня удалил...

ИМПЕРАТОР ГОТОБА (1180-1239) 9 

82-й японский император, правил в 1183-1198 годах, в девятнадцать лет отрёкся от престола. В 1221 году, заручившись поддержкой некоторых феодальных семейств, недовольных политикой военного правительства "бакуфу", предпринял попытку восстановить в стране реальную императорскую власть, но потерпел неудачу (волнение годов Сёкю), после чего был сослан на остров Оки, где провёл оставшиеся годы жизни.

Славился своим поэтическим даром, именно по указу императора Готоба началась работа по составлению антологии "Синкокинвакасю" (1205), появление которой ознаменовало новый этап в развитии японской поэзии. Позже по его инициативе было составлено ещё несколько поэтических антологий и проведен ряд поэтических состязаний. Славился также своим музыкальным дарованием. Литературное наследие императора состоит из нескольких поэтических сборников, в том числе домашней антологии "Готоба-ин госю"), дневника "Готоба-ин синки" и трактата, посвящённого описанию дворцовых обычаев, "Сэдзокусэнсинхиссё".


***
К вершинам горным
Проложен путь извилистый -
Не розами, а шипами!
Будь осторожен, странник,
Мечтая о высотах!

***
Печалью затаённой
Томятся в туманах осенние горы.
Ах, утренних рос жемчуга
Разбросало под древом вечнозеленым,
Где трав неизмятых ложе!

***
Алыми листьям клёнов
Устланы тихие воды Судзука-гава -
И слышится мне, как давно
Отшумевший дождь всё шумит
И шумит в долине Ямада.

***
Дождями даль туманит,
А взор как будто бы омыт слезами, -
Такой в горах раздор ветров!
И холодеет ночь над моей столицей,
Где друг не спит, печален...

***
В этом мире странном
И ты вспомнишь обо мне с любовью -
Ах, только дождь наслышан
И плачет в рукава, но беспечален
Над горою лунный лик...

***
Я возношу свой взор
К вершине дивной Ёсино,
Где облетела сакура...
Весеннего рассвета ветер
Лепестками выбелен.

***
Я привык тебя слушать,
Ветер, когда правым крылом
Ты касался окраин села.
А ныне холодные вихри, ярясь,
Слетают к подножью горы.



Примечания

 1  Публикация: "Иностранная литература" №4, 1997.
 2  Значение топонима - густая трава.
 3  Японский перепел.
 4  Фудзивара Санэката (род. 998 г.) известен как поэт, в антологию "Синкокинсю" ("Собрание старых и новых японских песен", 1205) авторы-составители включили 12 его стихотворений.
 5  "Иностранная литература" №4, 1997; Антология "Японская литература" в серии "Золотой фонд японкой литературы", С-Пб., 1999.
 6  В седьмую ночь седьмой луны в Японии отмечается праздник Танабата, как ночь встречи небесных Ткачихи и Волопаса (звезды Вега и Альтаир). Согласно древней китайской легенде небесный Бог разлучил их в наказание, что они, вступив в брак, стали пренебрегать своими супружескими обязанностями, поселив по разные берега Небесной реки - Млечного пути, но разрешил им встречаться только раз в году на мосту, наведённом сороками через небесную реку. В данном случае речь идёт о китайских сороках голубого оперенья, которые часто встречаются в Приморье осенью.
 7  Две сросшиеся сосны, которые росли в синтоистском святилище Такасаго-дзиндзя в местечке под названием Такасаго, стали символом неразлучной любви.
 8  "Намида" - по-японски "слеза".
 9  Антология "Японская литература" в серии "Золотой фонд японкой литературы", С-Пб., 1999.




© Александр Белых, перевод, 2007-2016.
© Сетевая Словесность, 2007-2016.





 
 

Узнать стоимость доставки автомобилей из Москвы по России.

tc-gl.ru

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Александр Костюнин: Ингушетия (Дневник поездки) [Благородные черты, кодекс чести Эздел для ингушей, как нечто, само собой разумеющееся. Как воздух! Бесцветный, без запаха, невесомый... То, что он целебный...] Ольга Балла: Поэтика черновика (О книге Александра Маркова "Пальмы Сиона: 42 этюда об экфрасисе в поэзии") [Самым ложным шагом в отношении текстов сборника было бы видеть в них часть академического дискурса и предъявлять к ним соответствующие требования...] Александр Корамыслов: Мысль изреченная - есть ложка... [...сверну журнал - и выйду в свет. / но тот ещё страшней-смешнее. / и счастья в здешней жизни - нет. / и Бог с ним. с нами Бог. и с нею.] Георгий Яропольский (1958-2015): Амбидекстр [Снег шуршит, словно "ша" в слове "финиш". / Над метафорой кружится снег. / Этот занавес ты не раздвинешь, / мой безумный, возлюбленный век...] Олег Копытов: Письмо ветерану [На этом месте, в самом конце, убористый, красивый почерк начала письма превращался в каракули...] Ирина Фещенко-Скворцова: Диалектика формы в поэзии [Нам представляется, что из всех видов художественного творчества, именно в поэзии впервые началось изучение соотношения формы и содержания произведения...] Александр М. Кобринский: В стороне от беллетристики (О Хазарском Каганате) [...для нас в озаглавленной теме интерес представляют только тождественности. Прежде всего, коснемся родственных элементов рунического письма, которым...] Григорий Горнов: Над тёмным районом твоим [Как всегда одет не по погоде, / С филигранной точностью остришь. / А на подвесном путепроводе / Разминулись Ласточка и Стриж...]
Словесность