ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Рубрику ведет
Сергей Слепухин


Словесность


Последняя статья

О рубрике
Все статьи


Новое:
О ком пишут:
Игорь Алексеев
Алена Бабанская
Ника Батхен
Василий Бородин
Братья Бри
Братья Бри
Ольга Гришина
Ольга Дернова
Юлия Долгановских
Михаил Дынкин
Сергей Ивкин
Инна Иохвидович
Виктор Каган
Геннадий Каневский
Игорь Караулов
Алиса Касиляускайте
Михаил Квадратов
Виктория Кольцевая
Сергей Комлев
Конкурс им. Н.С.Гумилева "Заблудившийся трамвай-2010"
Конкурс "Заблудившийся трамвай"
Александр Крупинин
Борис Кутенков
Александр Леонтьев
Елена Максина
Надежда Мальцева
Евгений Минин
Глеб Михалёв
Владимир Монахов
Михаил Окунь
Давид Паташинский
Алексей Пурин
Константин Рупасов
Илья Семененко-Басин
Александр Стесин
Сергей Трунев
Феликс Чечик
Майя Шварцман
Олег Юрьев







Новые публикации
"Сетевой Словесности":
Светлана Андроник. Ветреное. Стихи
Любовь Артюгина. Человек в одеяле. Стихи
Максим Жуков. Равенству - нет! Стихи
Сергей Сутулов-Катеринич. Весталка, трубадур и дельтаплан. Повесть
Михаил Ковсан. Словом единым. Поэзия в прозе, или Проза в стихах.
Наталья Козаченко. Пуговица. Рассказ
Ростислав Клубков. Дерево чужбины. Пьеса
Елена Севрюгина. "Реалити-шоу" как новый жанр в художественной литературе. Рецензия на книгу Максима Привезенцева "История Мираксздания"
ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Обратная связь

[08 июня]   Сергей Слепухин: Apocalipsis - Nevermore (О стихах Ольги Дерновой)
"Книга ''Человец'' Ольги Дерновой ввергла некую критикессу ''в состояние когнитивного диссонанса''..."



Сергей Слепухин

СОЛНЦЕ, СВЕЧА, ФОНАРЬ

(О стихах Сергея Комлева)



Сергей Слепухин
Эскиз обложки книги Сергея Комлева "Фонарщик"


Сергей Слепухин
Эскиз фронтисписа книги Сергея Комлева "Фонарщик"

    Когда-то столичный филолог, приехавший в Великий Устюг в поисках народных певцов, услышал от городового: "Их нигде не найти-с! Как только где покажется слепец, мы его тотчас увольняем-с! Смута от них. Народ скопляется!" Но певцы в этих краях никогда не переводились и не перевелись, они просто нередко притворялись безумными. Умея слышать небо и сердце человека, поэт скрывал под маской скомороха свой горький жизненный опыт и обостренное чутье к стихиям. Как удивительно похожи судьбы народной песни и русского рока - и то и другое всегда было неугодно властям. Убедительный пример - наследие легендарного барда из Череповца Александра Башлачева и стихи из книги "Фонарщик" земляка Саш Баша Сергея Комлева, тоже начинавшего когда-то с песенных текстов для рок-группы.

    Огонь, свет, сияние, свечение, жар, пламя... Солнце, свеча, фонарь... В повседневной жизни нас окружает много изображений солнца, ведь считается, что солярные знаки оберегают человека от несчастий. А что делать, если оберег утерян? Книга Комлева начинается с рассказа о том, как в старом городе умер пьянчужка-фонарщик, и жителям сразу стало ясно: пришла беда, зажечь огонь, осветить мир Божий больше некому! "Все, приплыли. Сушите весла". "Спите, хорошие люди, напрасные люди!" Без огня человек одинок, он испытывает страх и тяготится своим существованием. Жизнь бессмысленна и бесплодна: в мире нет Бога, нет идеалов, есть лишь судьба-призвание. Безразлично - жить или не жить, все равно кем быть: палачом или жертвой, храбрецом или трусом. Лирический герой Комлева постоянно мучается мыслью о свободе, но его "метафизический бунт" напрасен. "Пойманный в клетку" человек изо всех сил пытается вырваться из похожего на "медленно стынущий труп" города, однако свет в семафорах замерз, "медленное небо" "вытекло из уключин", а паровозам, безудержно несущимся в космическую ночь, суждено умирать в безмерном беззвездном мраке, подобно Белке и Стрелке.

    Персонаж Сергея Комлева, "копилка горя, спермацет и дикобраз", держится от людей в стороне. В его представлении бытие соплеменников умещается в банальном восклицании "давай займемся": "займемся обидой, чаем займемся и кофе, займемся любовью". Люди прозябают в отупелом полусне, женятся с бухты-барахты, наудачу мастерят детей, тупо пялятся в телик. Впрочем, и самому "герою" ничего не остается, как таращить глаза в небо - бесформенное, безграничное, постоянно меняющее границы воображения: "Звезд там не счесть. А Гагарина нет". Мир замер в ожидании чуда, в надежде на внезапное озарение, но все напрасно: похороны Солнца состоялись, а "растерянно-покорное" пространство "занято собой", "как недостроенный собор", "живет предощущеньем формы". Все, что совершается вокруг, начинается и заканчивается вне поля зрения: смутные продолговатые формы, события, нагрянувшие издали, способны лишь вызвать обман чувств.

    Пространство мифопоэтики Комлева не имеет ни центра, ни периферии. В верхнем полюсе не прекращается полет "всякого ушлого": Люциферов, валькирий, звездоходов, кораблей Кортеса, Гарри Поттеров, гоголевских панночек, Ротшильдов и Рокфеллеров, Якиров и Тухачевских. Перед глазами читателя совершается постоянное движение в никуда: дозором обходит берег "провожатый душ и кораблей" Прокопий Великоустюжский, бегут поезда и "автобусы-ковчеги", выруливают "гибеллины-магелланы", скачет Валидол, прикинувшийся Ерофеем Хабаровым, бредут ветхозаветные волхвы и не отстает от них Афанасьюшка Никитин. А внизу, во мраке, поют кроты да копошатся гробокопатели - могильщики Солнца.

    Чтобы вместе со словами не ушло из человеческой жизни сокровенное, о нем нужно говорить языком стиха, воскресить Слово, обновить вечные истины, оживить страсть. Предназначение поэта - встать на путь взыскания смысла. Через боль, юродство, покаяние и мольбу - к прорыву в высшее бытие. Поэзия Комлева сложна и многослойна, наполнена неожиданными аллюзиями и метафорами. Она необычайно музыкальна, в ней можно расслышать тихие проникновенные интонации, отголоски городского романса и трехаккордного шансона, ритмы и мелодии, характерные для русского рока, изысканную вязь из пауз, рифм и созвучий.

    Комлев бросает вызов модным представлениям о поэзии. По безудержности и буйству фантазии и выдумки, по невероятному сплаву были и небыли, по слову, задорному и хлесткому с крепким наваром северного говора, эти стихи близки народным. Во многих стихотворениях автор обращается к фольклорным традициям. Былина, частушка, заговор, заклинание, проповедь, молитва, героическая и дворовая песня - поэт пробует различные формы переосмысления литературной практики, прибегает к словесной игре и иронии, употребляет прямые цитаты и реминисценции из классиков и псевдоклассиков, не боится юродствовать и совершать святотатство. Для преодоления разлада между мечтой и реальностью, для исправления деформированного пространства, в которое он поместил своего героя, Комлев нередко прибегает к пародированию. Низвергает божков массовой культуры, издевается над поэтическими штампами, идеологическими клише. Культовые в сознании современника тексты и истины подвергаются автором "Фонарщика" редукции, навязанные телевизором и Интернетом ценности осмеиваются. Но осмеяние и пародирование не являются самоцелью. Эти приемы лишь помогают выразить ощущение трагедии - личной жизни, судьбы страны и мира. Главное для Комлева - рассказать о неслучайности своего пребывания на земле, помочь читателю вернуть истинные представления о добре и зле, жизни и смерти. Поэт не печется ни о чем личном. Он помнит о своем долге: зажигать Свет.


  • Смотрите также: Сергей Комлев в "Сетевой Словесности"