Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Конкурсы

   
П
О
И
С
К

Словесность



*


 


      1. Машка, её поп и его молитва

      стояла-ходила глядела в окна
      плакала-кричала
      печальница полевая
      молчальница луговая

      а что я ей отвечу - что у меня муж Приап
      да свекровь мертва
      что дом как гроб
      а любовник поп
      сама как Мария Египетская
      пустыней столица покажется
      адская печь
      райская дочь
      чем ближе к алтарю
      тем тише говорю
      печальница полевая
      молчальница луговая

      ан нет как да
      живёшь когда
      волосы по лугам
      головы по холмам
      оскалилась Мариам
      сука течная
      бессердечная
      - на конечной выходите?
      - ну, конечно же!

      вот стой где стоишь
      посреди дома колодец с холодной водой
      попьёшь как мышь
      из ковшика кыш
      пищальница полевая
      начальница луговая

      золотожелток о бабку
      серебробелок о дедку
      да снеси ты простую
      пулю в лоб холостую!

      кабы умер - кабы жив
      да в пустыне миражи
      а в столице три девицы
      пряли фалломуляжи
      печальницы домовые
      начальницы ломовые

      а эта стоит под окнами
      плюёт на землю
      старая как молодая
      мёртвая как живая
      гвоздями забитая
      свинья плодовитая
      перекати-полевая
      мымрища луговая
      хвостиком вжик
      носиком швыркает
      не баба и не мужик
      невидаль с подковыркою

      - чего стоишь, господарыня потусторонняя?
      поиграем в ладушки, кума тридевятьумершая?
      деткина бяка ты
      предкины яхонты
      - изумрудна тварь я
      искусница Марья
      зашью-заколочу
      свяжу-перекручу
      любить отсюда научу
      мёртвого как живого
      живого как мёртвого
      будешь венчальницей луговой
      станешь скучальницей полевой

      а не заманить меня нежити плодовитой -
      а не поселить меня в пажити ядовитой!

      <Когда у Машки окончательно съехала башня, не помогли ни её поп, ни его молитва>

      _^_




      2.

      Царь-пересмешник, мой родной кулик,
      нахваливай бурливые болота,
      навешивай на люльку сердолик,
      чтоб города оберегало что-то.

      Рисуй сурьмой восточные глаза,
      укутывай луга в халат халдейский.
      Под облаками ткани и базар,
      как зеркало, повёрнутое в детство.

      Целуй-целуй застывшее лицо -
      мы с места никуда не уходили.
      Я говорю с любимым мертвецом,
      как будто он чужой и невредимый,

      как будто не земля его взяла,
      не обернулась чёрною вдовою,
      а снова в ночь царица родила -
      своё, недолговечное, живое.

      _^_




      3.

      ишь - нашёлся один!
      от небо до неба
      из одного конца города на другой
      рано-рано
      в ползущем и ноющем
      эй! делает вид, что не видит беременную землю
      цоп-цоп - о Пауле Целане
        цоп-цоп - о беженцах-полиглотах
          цоп-цоп - о пиелонефрите, зелёном, как богомол

      - основное правило свободы, - говорит, -
      это Ты!

      после него случаются
      сыпь, сифилис,
      множественные переломы, потоп

      ещё никому не удавалось
      обогнать его на конечной станции

      слышишь, как перебирает лапками, южное насекомое
      видишь, где земля становится просто почвой, пухом
      он говорит на языке тюрем и границ
        на диалекте остановок и занятых очередей
      и тянет "а-а-а", как Москва-а-а

      - кто последний, - спрашивает, - кто последний?
      А ему отвечают, как будто видят последний раз:
      - цоп-цоп!
        цоп-цоп!..

      _^_




      4. Три послания воздýхам

      I.

      выхожу на пустошь
      Пашу пашy, Машу пашу
      иногда Никиту под ракитой
      а иноди Инну на дыне
      всё пашу-пашу приупахиваюсь
      как всех отпашу наотмашь назапахиваюсь
      всех порешу на отмель наотмаливаюсь
      встану с колен, касатки
      хрусть-хрусть у суглобах
      выставлю свои татки
      с этих полей не видно
      схватки, мотки, мохнатки
      боль порождает злобу
      страх вырождает сердце
      здравствуй, младенец, чтобы
      ты на земле кудлатой
      ел кулеши да мясо
      яйца в кармане щупал
      как бы оно надёжней
      пустошей и овражин
      даже седых ополей
      суздалей всяких стрёмных
      и медовух прекрасных
      пусть оно будет полно
      как колосок шершавый
      усиками до неба
      чтобы вражúны знали
      чей воротник заглавный
      и золотник лучист

      I.I.

      boom-булыжником в стекло
      нечем думать, маменька
      все кнуты и помело
      извели на пряники

      вот невеста и жених
      вот цветочек аленький
      Боже, накажи же их
      за залупу вяленьку

      мальчик-мультик девка-doom
      @лядь и смерть в стаканчике
      до чего же ерунду
      вкусно в ресторанчике

      и в метро неглубоко
      и в глазах недалеко
      и под ложечкой сосёт
      милая из трубочки

      и никак-то Георгий не поразит золотым копьём эту змеюку!
      и никак-то она не захлебнётся собственным ядом
      и ладно бы жила падаль эта во болотах склизких
      так нет ведь в столицах вздумала жителей истреблять

      а ну как придёт к заутрене невеста отчаяния
      сиськи-ватрушки
      а ну как прискачет к обедне жених отречения
      усы молочные
      а ну как запустят в небо архангела высокоточного
      будете знать, как души кнопками воровать
      и пиzzдеть в курилках своих проклятущих!

      I.I.I.

      у-у-уу-у-у как завывает диво
      перемешано шуршит
      на земле неопалимо
      колосятся камыши

      от борея мóзги сохнут
      от хорея харя липнет
      вспомни как тянули репку
      старый ты козёл порхатый

      а теперь мой мальчик вырос
      небеса в его ресницах
      долбанёт без промедленья
      отомщения рука

      но скажу ему: не надо
      руки людям для молитвы
      в крайнем случае для блуда
      или для любви прекрасной
      обойми-ка ими землю
      несмышлёныш ненаглядный
      вон и борода с усами
      колосятся на лице!

      ты уже и муж высокий
      как колоссы геркулеса
      и питает твоё сердце
      миллион других сердец

      нищий глад по миру рыщет
      войны нá море и суше
      истребляются младенцы
      прямо изнутри утробы
      молодухами от Gucci
      ведьмами от Valentino
      и висит на пуповине
      сиротинушка Иуда:
      - Вот бы, - говорит, - подохнуть
      непременно молодым!

      так что, сынку, будь вниманьем
      протирай сердечны очи
      чтобы пóтiм білі ручки
      не умыть святою кровью
      и не перепутать волю
      с дверью чёрной из тюрьмы
      чтобы море было морем
      ветер ветром а свобода
      не в кармане перезрелом
      а на завязи стопы

      и когда предстану нервно
      от Сосо Chanel в исподнем
      то увижу в синих сфэрах
      белохлебушка снопы

      _^_




      5.

      стоишь блефуешь посредине ада
      пристёгиваешь клюв бежишь букашкой

      там пропасть двести метров
      там воронка
      и все тебя обидеть норовят

      кому ты только нужен люк железный
      с надменной буквой Д на перекате

      а уберёшь и попадаешь в ад

      _^_




      6. /немного о бесплотной/

      залезешь к доброй женщине в живот
      о жизни возвестишь многоэтажно
      плывёт по океану кашалот -
      большой, межатлантический, винтажный

      у кашалота брюхо темноты
      глаза планет, повадки мезозойца
      вот девять женщин гладят животы
      а надо выбрать ту, в которой солнце

      левиафанье рыло над волной
      заголосишь из чрева преисподней:
      - мне с той, что вечно связана со мной,
      бессмертнее, китовее, свободней

      _^_




      7.

      Сначала выращиваешь ему листья и стебли,
      ждёшь, когда зацветёт,
      поливаешь, чтобы росло, как у всех

      Потом вручаешь ржавое зубило и объясняешь,
      что вокруг демоны да кабаны,
      лисы тáкож, подлые кашалоты,
      подиисусовы израильские ослики,
      подбуддовы пакитанские слоны,
      святые людоеды,
      тихвинский дикобраз,
      ветошь вместо души,
      леонидфёдоровские танцующие штаны

      Инда топнешь лапкой по песку - и всё враз исчезнет:
      (Радость-то кака!)
      и дикобраз, и ветошь, и зубило

      _^_




      8.

      Отсыпьте мне бубнéй-дудéй,
      навесьте килограммчик,
      чтоб с хрусточкой и свежие -
      любительница я!

      Как без бубней-дудей, скажи,
      живут на свете люди?
      Ведь это низко, Боже ж мiй,
      и пусто на душе!

      Когда вкушаешь ты дудей с бубнями на рассвете
      или откусывашь бубней с дудями перед сном,
      такие разверзаются, что ого-го, поверьте!
      И сыпется Оттудова - и ты уже не тот!

      _^_




      9.

      человек в барсучьем животе
      голые ручонки у печёнки
      этот мир - всегда о красоте
      этот миф - всегда об обречёнке

      вот как выйдет пó миру гулять
      головой вперёд, ломая ветер
      будет миру снова повторять
      старый миф о суперновом свете

      вот свобода, мальчик, вот вокзал
      вот дорожки торные пластинки
      будет мир таким, как ты сказал
      будет миф светлее паутинки

      _^_




      10.

      царь старости своей
      Илья иллюзий
      как небо подметает шапку
      как детинец
      разносит город
      цедит молоко

      а кажется пустырь и
      середина
      и мальчики рисуют черепа
      и девочки царапают
      сердечки

      вот каменные стены
      цифровые
      и всякое биение под спудом

      махнёшь из рукава
      сплошные кости
      таращатся на звёзды
      мертвецы

      им передай и жди своей
      сторонки

      тебе тепло?
      айда нырять в сугроб!
      2
      _^_



© Яна Юзвак, 2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2017.





 
 

Где взять почитать газеты, журналы, книги? - Все библиотеки Санкт-Петербурга: адреса и режим работы.

asktel.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность