Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность


Танкетки


ДВЕ  СТРОКИ,  ШЕСТЬ  СЛОГОВ:
КОНКУРС  ОТКРЫТИЙ


Помните, Гребенщиков описывал ситуацию культурного застоя такими словами:

      И над кухней-замком
      Возвышенно реет
      Похожий на плавки
      И пахнущий плесенью флаг.

Именно в таком застое находились уже несколько десятилетий сверхкороткие тексты в русской поэзии (говоря "сверхкороткие", я имею в виду, что они в два-три раз короче, чем японские хайку). И именно потрепанный флаг-плавки развевался над ними до совсем недавнего времени; этим флагом являлось одностишие Вознесенского:

      Чайка плавки Бога

Уже почти четыре десятилетия это одностишие было хрестоматийным примером сверхкороткого поэтического текста, и оно казалось очень хорошим, потому что других хороших или лучших сверхкоротких поэтических текстов не было. (Я утверждаю это, в частности, потому что выдающихся сверхкоротких текстов нет в архиве моностихов, собранном Дмитрием Кузьминым. Я хотел бы поблагодарить Дмитрия Кузьмина за разрешение использовать его архив в моих исследованиях.)

Ситуация изменилась кардинальным образом после того, как я, после долгих экспериментов со сверхкороткими текстами, сформулировал определение оптимальной, по моему мнению, сверхкороткой твердой формы; я назвал такие тексты танкетками (по аналогии с японскими танка). Каждая танкетка должна состоять из двух строк, насчитывающих в сумме шесть слогов (есть еще некоторые дополнительные правила, с которыми вы можете ознакомиться в моей первой статье о танкетках).

Учитывая одаренность Вознесенского-экспериментатора, неудивительно, что его текст про плавки имеет оптимальную форму, т.е. оказывается танкеткой. Правда, для этого его приходится записать в две строки, так:

      Чайка
      Плавки Бога -

однако это разбиение на строки оправдано, поскольку вставленный словораздел приходится на то место, где при чтении вслух делается естественная пауза.

Конечно, само по себе определение танкеток не могло изменить ситуацию со сверхкороткими текстами в русской поэзии. Однако оно оплодотворило, или, точнее, удобрило ту почву, на которой сверхкороткие тексты могли бы расти, но не росли раньше. Десятки танкеток, написанных разными поэтами, убедили меня в перспективности этой формы.

Но настоящий расцвет новой формы начался тогда, когда сайт "Сетевая словесность" согласился провести конкурс танкеток. Я благодарен персонально организаторам конкурса: Евгению Горному, Георгию Жердеву и Дмитрию Манину. Кроме них, в жюри конкурса согласился войти еще один известный деятель литературного рунета Роман Лейбов. Я пишу эти строки через полмесяца после начала конкурса и за полмесяца до его конца; конкурс, так сказать, пересекает свой экватор. За это время на конкурс прислано более 200 танкеток, но, что более важно, их уровень оказался в целом выше, чем я ожидал. Надо сказать, что когда конкурс начался, я и другие организаторы опасались, что участники завалят его произвольными шестисложными словосочетаниями, а несколько жизнеспособных танкеток будут скорее исключением, чем правилом. К чести нашей поэзии, я могу сказать, что этого не произошло. Лишь около 2% представленных текстов являются мусором, а все остальные представляют меньшую или бОльшую, а иногда и большУю поэтическую ценность. Качество текстов сравнимо или превосходит качество ранее написанных сверхкоротких текстов. Это радует меня, поскольку означает, что танкетки действительно являются интересной и перспективной поэтической формой, которая способствовала возрождению и активизации целой области русской поэзии. После этого конкурса уже нельзя будет говорить о том, что Вознесенский с плавками является бессменным знаменосцем русских сверхкоротких поэтических текстов, но лишь о том, что он является хронологически первым среди равных.



Ссылка: Две строки, шесть слогов: Конкурс танкеток.




© Алексей Верницкий, 2003-2018.
© Сетевая Словесность, 2003-2018.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Владимир Гржонко: Три рассказа [После, уже сидя в покачивающемся вагоне метро, Майла почувствовала, что никак не может избавиться от назойливого видения: на нее несется огромный зверь...] Алексей Вакуленко: Очарование разочарования [О Поэтических чтениях на острове Новая Голландия, Санкт-Петербург, май 2017 г.] Владимир Кисаров. "Бегемота" посетила "Муза" [Областное музейно-литературное объединение из Тулы в гостях у литературного клуба "Стихотворный бегемот".] Татьяна Разумовская: "В лесу родилась ёлочка..." [Я попробовала написать "В лесу родилась ёлочка..." в стиле разных поэтов...] Виктор Каган: А они окликают с небес [С пустотой говорит тишина / в галерее забытых имён. / Только память темна и смурна / среди выцветших бродит знамён...] Михаил Метс: Повесть о безмятежном детстве [Ученик девятого класса, если честно, не может представить тему своего будущего сочинения, но ясно видит его темно-малиновый переплет и золоченые буквы...] Екатерина Ливи-Монастырская. На разрыве двух миров [Репортаж с Пятых Литературных чтений "Они ушли. Они остались", посвящённых памяти безвременно погибших поэтов XX века (Москва, 30 ноября и 1-2 декабря)...] Михаил Рабинович: Бабочки и коровы, птицы и собаки, коты и поэты... [У кошки нет национальности - / в иной тональности она, / полна наивной музыкальности, / открыта и обнажена...] Максим Жуков: Другим наука [Если доживу до декабря, / Буду делать выводы зимой: / Те ли повстречались мне друзья? / Те ли были женщины со мной?]
Словесность