Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ПРИСУТСТВИЕ  МУЖЧИНЫ


* Опять дальневосточное кафе...
* Да хоть пылью покройтесь...
* РЯБИНА НА КОНЬЯКЕ
* Волшебный мир вокруг себя вращая...
 
* Не для плоти и не для крови...
* Как много трепетной мороки...
* Хранитель всяческих наставлений...


    * * *

    Опять дальневосточное кафе...
    И женщина, а вовсе не путана,
    Себя готовит к аутодафе
    В разгорячённой койке капитана.

    Мне всё равно, кто будет в этот раз,
    Кто выползет на берег из пучины -
    Я выберу, не поднимая глаз,
    Но чувствуя присутствие мужчины.

    Приморский холод бьётся о стекло.
    Тоскливо завывают пароходы...
    Он думает, я подарю тепло.
    Но я давно не делаю погоды.

    _^_




    * * *

    Да хоть пылью покройтесь,
    Но дождётесь едва ли!

    Эту женщину в гости
    Слишком многие звали.
    Но она исчезала,
    Эта женщина-сволочь,
    В направленье вокзала,
    Как положено, в полночь.

    То ли полная дура,
    То ли что-то ей снится -
    Может, плащ трубадура,
    Может, мантия принца,
    Или, может, ещё там
    Какой-нибудь фуфел
    Из коллекции тщетно
    Потерянных туфель.

    _^_




    РЯБИНА  НА  КОНЬЯКЕ

    Романтик холодных звёзд,
    Он слишком был вдалеке.
    Но как-то ей преподнёс
    Рябину на коньяке.
    И если была беда
    Или чего не так -
    Она согревала тогда
    В ладонях его коньяк.

    И капали день за днём.
    Текли и текли года.
    Конечно, она о нём
    Не может мечтать всегда.
    Но что-то вдруг промелькнёт -
    Нет-нет, поглядит в ларьке,
    И всё-таки не найдёт
    Рябину на коньяке.

    Когда живёшь по уму
    И ненавидишь пыль,
    Казалось бы, ни к чему
    Пустую держать бутыль.
    Бордо, Малибу, Шартрез...
    И всё-таки, в уголке
    Стоит и бутылка без
    Рябины на коньяке.

    _^_




    * * *

    Волшебный мир вокруг себя вращая,
    Всё время чист, отглажен и побрит,
    Какой меня мужчина посещает!
    Какие сказки ночью говорит!

    Не понимаю, что меня тревожит -
    Влюблён, предупредителен, не глуп...
    Но он какой-то слишком уж хороший,
    Он не поможет даме спрятать труп.

    _^_




    * * *

    Не для плоти и не для крови
    Иероглиф протуберанца.
    Но когда я иду по свету,
    Оставляя на солнце пятна,
    Время хищно пускает корни
    И высасывает пространство,
    И тяжёлые воды Леты
    Поворачивают обратно,
    Выгребая со дна чудовищ,
    Охраняющих сновиденья,
    И чудовищ тугие торсы
    Наливаются вожделеньем...

    И когда ты, сгорая, стонешь,
    На границе твоих владений
    Зарождается новый космос
    В обожжённой моей вселенной.

    _^_




    * * *

    Как много трепетной мороки
    С интеллигентными людьми!
    Читать неискренние строки
    О том, как он её любил,
    Брезгливо отодвинуть кружку,
    Махнуть на Пушкина рукой
    И бессловесно грызть подушку,
    Как будто в этом есть покой...

    _^_




    * * *

    Хранитель всяческих наставлений,
    Ты изучил границы.
    А я знаю, куда убегают олени
    И как появляются птицы.
    И я гуляю по странным тропам
    И по карнизам крыш,
    Приобретая опыт,
    Пока ты меня хранишь.

    _^_



© Мария Тарасова, 2003-2017.
© Сетевая Словесность, 2003-2017.






 
 

Интерактивное такси программа тут

sedi.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность