Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность




"Про такую любовь пусть снимают картины
и пускают в кино до шестнадцати лет..."

Предисловие к книге Сергея Сутулова-Катеринича
"Наташкина серёжка"



Сутулов-Катеринич С. Наташкина серёжка
Кемерово; Ставрополь:
ОАО "ИПП "Кузбасс", 2020
ISBN 978-5-85905-584-5

Замечательный подарок ценителям настоящего русского слова - удивительная книга Сергея Сутулова-Катеринича "Наташкина серёжка". Название сразу уводит в школьное детство и юность, когда все ещё называют друг друга просто Серёжками и Наташками.

В книге - стихи и повесть "Наташкина серёжка". По настрою она сродни чистой, честной и светлой довоенной повести Рувима Фраермана "Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви".

Повесть Сергея Сутулова-Катеринича - исповедь автора, его разговор с той самой необыкновенной Наташкой, которая стала его любовью, счастьем и болью: "Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия к тому, что обернулось двадцатью годами Счастья".

Начинается история в далёком 1969 году на сцене Ставропольского Дома пионеров и школьников, где десятикласснику из Пятигорска Серёже Сутулову "цветы и алую ленту победителя вручала молодая гимнастка, завоевавшая высокие награды на всесоюзных соревнованиях.

- Как тебя зовут? - вполголоса спросил я незнакомку, стоявшую поначалу напротив, но решительно шагнувшую ко мне с полоской красного кумача на вытянутых руках...

- Наташка, - улыбнулась девушка и нежданно- негаданно поцеловала меня в левую щёку".

Тогда же на сцене была потеряна Наташкина серёжка и Серёжкин покой: удивительным образом Наташкина серёжка "вонзилась в микропору подошвы. Видно, Серёжка Сутулов, шагая к микрофону, ненароком наступил на драгоценную королевскую пропажу..."

Всё могло бы закончиться возвращением серёжки Наташе Королёвой (так звали гимнастку), но... это было бы слишком просто. Судьба записала в свою книгу совсем иной сюжет... Повзрослевшие герои повести- притчи встретятся ещё раз летом 1970-го в вагоне поезда Москва - Кисловодск. Серёжка, который год назад мечтал увидеть ту самую Наташу, спросит: "почему в сборной Ставрополья по спортивной гимнастике нет Натальи Королёвой?

- Да потому, - улыбаешься ты, - что по отцу я - Чернокнижникова..."

И будет у героев одна серебристая, соловьиная, полная прекрасных стихов июньская ночь в Ростове и договорённость о скорой новой встрече, и ожидание счастья... Вот только следующая встреча состоится... почти через тридцать лет, в мае 1997. И уж тут-т о счастья Серёжке и Наташке будет отмерено сполна на двадцать коротких ярких лет. Коротких, потому что счастья много не бывает! И о начале этого мистического счастья, для которого нет границ в пространстве и во времени, о третьей встрече Наташки и Серёжки автор напишет, используя краски палитры Михаила Булгакова:

"- Наташка! Сутулидзе! Где вы застряли? - взывает из кухни Гелла.

- Мы уже по третьей налили! - добавляет Азазелло.

- Вам штрафные в коридор вынести?! - хохочет Коровьев...

- Только Бегемота им недостаёт, - кивнув в сторону укрывшейся за правым поворотом компании, говоришь ты и накапываешь в хрустальную рюмку ударную дозу корвалола. "45 капель", - удивлённо подмечаю я про себя, а вслух спрашиваю:

- М-можно, когда чуток отдышусь, стиш прочесть. Не героям Михаила Афанасьевича, а всё ещё вам, Наталья Николаевна?

Ты препровождаешь меня в комнату, под потолком которой порхают наши души. "Тест на подлинность?" - спрашивает Серёжкина. "Он самый!" - радостно отвечает Наташкина...


Мы снова встретились, и нас
везла машина грузовая.
Влюбились мы - в который раз.
Но ты меня не узнавала.

Ты привезла меня домой.
Любила и любовь давала.
Мы годы прожили с тобой,
но ты меня не узнавала!

- Рискуя ошибиться, теперь уже навсегда, - волнуясь, произносишь ты, - автором восьмистишия является Андрей Андреевич, тот самый Вознесенский, которого в юности боготворил Серёжка Сутулов".

Мудрая, искренняя, добрая повесть-п ритча "Наташкина серёжка" доступна и юным, и зрелым читателям: каждый найдёт здесь что- то для себя: прекрасные строки Иннокентия Анненского, Фёдора Тютчева, Арсения Тарковского, Андрея Вознесенского, Сергея Сутулова-Катеринича переплетают поэтическую прозу.

А в голове рефреном - строчка из шлягера семидесятых ВИА "Пламя": "Про такую любовь пусть снимают картины и пускают в кино до шестнадцати лет..."

Я очень надеюсь, что неординарная, глубокая, возвышенная, кинематографичная повесть Сергея Сутулова-Катеринича о Любви земной и небесной "Наташкина серёжка" станет фильмом.



О стихотворениях Сергея Сутулова-Катеринича - разговор особый. И начат он не сегодня, ведь речь идёт о большом современном поэте, которого открыл век двадцатый. А он, входящий в состав Русского ПЕН-центра, член Союза российских писателей и Союза журналистов России, продолжает открывать нам новую российскую поэзию - и живёт на "45-й параллели", в особом поэтическом измерении. Стихи его публикуются и в зарубежных журналах: "Плавучий мост" (Германия), "Альбион" (Великобритания - Латвия), "Новое русское слово" (Нью- Йорк), "Зарубежные задворки" (Германия), "Континент" (США), "Новый берег" (Копенгаген), и в российских - "от Москвы до самых до окраин": "Юность" (Москва), "День и Ночь" (Красноярск), "Футурум АРТ" (Москва), "Зинзивер" (Санкт-П етербург), "Кольцо А" (Москва), "Дальний Восток" (Хабаровск).

Мне дороги и интересны поэтические тексты Сергея Сутулова-Катеринича, и я уже писала об этом в 2017 в одном из номеров российского литературного журнала "Дальний Восток", когда журнал опубликовал очередную подборку его стихов. Первый номер "Дальнего Востока" за 2020-й год в разделе "Поэзия" вновь открывает Сергей Сутулов-Катеринич - "Неотвратимая отрава, или Сентябрины солнца", стихотворения, танкетки, баллады и поэллада.

Качественная поэзия - та, над которой надо думать, разглядывая её, как советовал академик Николай Шанский, "под лингвистическим микроскопом". И, конечно, наслаждаться красотой поэтического слога, языковой игрой, неожиданными находками автора, связанными с развитием новых значений у знакомых слов, "огранкой" материала, его тщательной прорисовкой с использованием множества красок.

Именно такую профессиональную палитру настоящего художника, а не набор из шести детских цветных фломастеров демонстрирует нам Сергей Сутулов-Катеринич в своих поэтических текстах.

Кроме того, его стихотворные тексты всегда мастерски прошиты знаниями, которые у Сергея, как мне представляется, энциклопедичны.

Сложные, насыщенные подробностями, прекрасными аллюзиями, портретами ушедших и ныне здравствующих людей, поэтические этюды этого удивительного автора никого не оставляют равнодушными. Взыскательного ценителя поэзии не может не привлечь оригинальный почерк Сергея Сутулова-Катеринича, его умение проявить мастерство, продемонстрировать "высший пилотаж" выучки (в хорошем смысле), щегольнуть применением приёмов языковой игры.

Ощущение лёгкости, интеллигентного изящества сохраняется при чтении текста. Кажется, именно о нём напевал Булат Окуджава, помните?


...Вымысел не есть обман, замысел - ещё не точка.
Дайте ж дописать роман до последнего листочка.
И пока ещё жива роза красная в бутылке,
Дайте выкрикнуть слова, что давно лежат в копилке.

Каждый пишет, как он слышит,
Каждый слышит, как он дышит.
Как он дышит, так и пишет,
Не стараясь угодить.
Так природа захотела. Почему - не наше дело,
Для чего, не нам судить.

Книга открывается поэлладой "Небо в разную погоду". Поэллада - поэтический жанр, в котором Сергей Сутулов-Катеринич парит над обыденностью, совмещая поэму и балладу. Он вспоминает о рождении жанра: "я маялся, не в силах разобраться с жанром: поэма или всё же баллада случилась?! ...Выручила сокурсница, доктор филологических наук Людмила Бронская: "Поэтических (по канонам!) жанров, Серёжа, очень мало. Да ты и сам прекрасно знаешь. Придумай новый! Твоя "безумная, прекрасная, несчастная страна" того стоит". 1 марта 2004 года "Небо в разную погоду" получило подзаголовок: ПОЭЛЛАДА".

Этот текст автор посвящает памяти Натальи Сутуловой-Катеринич, той самой "Наташки", о которой повесть-п ритча "Наташкина серёжка", Наташе, которая стала не только первым слушателем новых строк, но и первым серьёзным и вдумчивым критиком.

Работа над поэлладой шла с августа 2000 года по ноябрь 2018, в книге представлена финальная редакция.

Вот, кстати, один из наглядных примеров того, что тревога за судьбу России и мира не оставляет поэта и дома, на родине, и в его бесконечных странствиях по миру. Как и во многих других стихотворениях, где он поднимается до обобщений:


в агате сгорая...

...Франсиско, носивший фамилию Гойя,
страдая, безумные войны пророчил:
российская бойня... испанская бойня...
всемирная бойня... свинец многоточий...
Франсиско, носивший фамилию Франко,
послал бесноватого фюрера к чёрту,
о чём рассказала седая испанка
седому туристу - сожгите зачётку!

(2015)


Е.В. Джанджакова когда-то назвала заглавия "чудовищно сжатыми аббревиатурами текста". Продолжая тему, позволю себе дополнить: поэзия - это чудовищно сжатая аббревиатура чувств, эмоциональных переживаний.

Жаль, что за рамками этого издания осталась ещё одна качественная поэллада "Живой!", обращающая нас к творчеству Игоря Северянина с его особым жанром "поэз". (Несколькими абзацами попытаюсь хотя бы частично исправить сей пробел...)

У Сергея Сутулова-Катеринича жанр произведения чётко обозначен - поэллада... "Имеющий уши" читатель да услышит здесь и поэму, и балладу, и Элладу, и, наверное, что-т о ещё. Вслушаемся, вглядимся, вдумаемся в текст, где поэт неожиданно философски объединяет- разграничивает время и людей на тех, кто "пока ещё живой", "ещё живой пока", "пока живой ещё", "уже живой ещё", "уже всегда живой".

Если всё сделать правильно: вслушаться и вдуматься - станет ясно, что поэллада "Живой!" - о жизни, о поэтах, которым так мало отпущено, о людях, которые жизнью своей творили поэзию космоса (Юрий Гагарин и Нил/Нейл Армстронг) и потому "уже всегда живые".

Философия жизни земной, физического существования и жизни вечной, жизни в памяти людей когорты "уже всегда живых" - одна из проблем текста. В нём лаконично, талантливо-т очно прорисовано Время и его ощущение людьми двух разных поколений, Время, заключённое в повторяющемся глаголе "мчит". Карета Есенина и ракета Гагарина, которые "мчат" - это символы двух эпох, а между ними менее полувека! Перед нами контекстные антонимы Сергея Сутулова-Катеринича, связанные повтором "...ещё живой" и нашим сегодняшним знанием - Есенин и Гагарин уже "всегда живые":


Гагарин мчит в ракете - пока ещё живой.

Найдите в том же Интернете полный текст поэллады (поэмы и баллады?) "Живой!" Сергея Сутулова-Катеринича и вы отчётливо осознаете: нельзя воспринимать это полифоническое произведение в суете сиюминутности. "Живая поэллада" требует вдумчивой работы хорошего читателя.

Игра смыслов, игра поэтической светотени - это знак силы и мастерства поэта. Сергей Сутулов-Катеринич в совершенстве владеет формой и авторскими неологизмами может украсить школьные учебники родного языка и литературы, чего стоят, например, его "светожизнь" и "смертотень" в эпиграфе к стихотворению:


Мистерия, сводящая с ума

...начнём с нуля, начнём с рубля:
любава - жизнь! а смерть - халява...
и я был ты, и ты был я.
кому водить: я - бог, ты - дьявол?!

Сергей С-К, "светожизни смертотень", 2010

Автор поэм, поэллад, стихотворений не только прозорлив, афористичен, но и ироничен, умеет пошутить и "улыбнуть" читателя, заговорщически подмигнуть своей Музе - Наташе Сутуловой-Катеринич:


Двухтомник "Ангел-подранок": два автографа

1. Наперснице

К Наташе Катеринич (Сутуловой, слегка)
Поэт С-К привинчен навечно (тчк)
Азартных озарений - (с)читать (не перечесть)...
Наперснице прозрений - кармическая весть.

Из цикла "Сутулинки, они же - катеринки"

* * *

Склоняясь к Авраама лону
(о, бедный старый Авраам!),
на склоне лет взбеги по склону
на зов прекраснейших из дам.
Георгий Яропольский

...назло Ньютону и Кулону,
а также Ньютону назло
на склоне лет взбегу по склону
на зов прекраснейшей из скво!

Вся книга Сергея Сутулова-Катеринича - это его ответ "на зов прекраснейшей из скво", его "Наташки, потерявшей серёжку" когда- то, целую жизнь назад, потому что так распорядилась их общая судьба. Наташа точно знала, что всё предопределено. Без этого не было бы троекратного повтора, как в сказках и былинах, их мистически предначертанных встреч, залогом которых стала "Наташкина серёжка"... Наташка нашла серёжку (Серёжку!), но... теперь Книга судеб перевернула страницу их судьбы. Вечный круговорот Любви. Но Любовь не кончается с жизнью, влюблённым суждены встречи, главное, узнать друг друга Там. Любовь продолжается в песнях, стихах, в детях и детях детей, в книгах, в священном ремесле поэта.


Наше священное ремесло
Существует тысячи лет...
С ним и без света миру светло.
Но ещё ни один не сказал поэт,
Что мудрости нет, и старости нет,
А может, и смерти нет.

Анна Ахматова


Елена Крадожён-Мазурова
Хабаровск




© Елена Крадожён-Мазурова, 2020-2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2020-2021.
Орфография и пунктуация авторские.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Весталка, трубадур и дельтаплан [...по причинам, которые лень называть, недосуг вспоминать, ни к чему рифмовать, четверть века назад невзлюбил я прекрасное женское имя - имя, несущее...] Наталья Козаченко: Пуговица [Вечеряли рано: солнце не село и сияли купола позолотой, сновали по улицам приезжие купечики победнее. Вчерась был четверг и обыденные Ильинские торжки...] Любовь Артюгина: Человек в одеяле [Под вечер, когда утихает жара, / И пламя не рвётся из солнечной пасти, / Спадает с домов и людей кожура, / И в город приходит прохладное счастье...] Светлана Андроник: Ветреное [виток земли вокруг своей оси / бери и правду горькую неси / не замечай в упор что снег растаял / юдоль земная стало быть простая...] Михаил Ковсан: Словом единым. Поэзия в прозе, или Проза в стихах [Свистнув, полетит стрела, душу юную унося, сквозь угольное ушко пролетая, и, ухнув, полотно разорвется, неумолимый предел пробивая, и всё вокруг цветасто...] Ростислав Клубков: Дерево чужбины [Представь себе, что через город течет река, по ее берегам растут деревья, люди встречаются под деревьями и разговаривают о деревьях. Они могут разговаривать...] Елена Севрюгина: "Реалити-шоу" как новый жанр в художественной литературе [Можно сказать, что читатель имеет дело с новым жанром: "роман-реалити-шоу", или "роман-игра"...] Максим Жуков: Равенству - нет! [Ты - в своей основе - добрый... Ну и зря! / В этом мире крови пролиты моря! / Надо лишь немного: просто, может быть, / Попросить у Бога смелости...]
Словесность