Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




В  ПОИСКАХ  НИКОЛАЯ  РУБЦОВА


Давно это было.

Однажды, я попал на лекцию профессора ЛГУ, специалиста в области современной советской художественной литературы. На этой лекции впервые и услышал о поэте Николае Рубцове, о его творчестве и трагической гибели. Смерть Рубцова от рук любимой и любившей его женщины произвела на меня настолько неизгладимое впечатление, что я стал с того времени искать книги поэта, а их было совсем немного, интересоваться его жизнью. Мечтой моей было побывать на его могиле в Вологде, помолчать рядом с ней, положить цветы.

Спустя несколько лет, во время очередного отпуска, с другом мы сели в поезд "Ленинград-Вологда" и, спустя 8 час, ранним утром благополучно ступили на древнюю землю этого города. Наш план поездки был обширен: посещение Вологодского кремля, Спасо-Прилуцкого монастыря и других памятных мест, связанных с именем Батюшкова, Кирило-Белозерского монастыря. Но для меня главной целью было место упокоения Николая Рубцова.

Я поступил, конечно, легкомысленно: надо было ещё в Питере выяснить, зайдя в Публичную библиотеку, точное место захоронения поэта. Но я полагал, что уж в Вологде каждый первый прохожий укажет нам эту дорогую для русской поэзии могилу. Как же я ошибался.

Устроившись в небольшой привокзальной гостинице и освободившись от дорожных сумок, мы налегке отправились в город. Погода нам благоприятствовала, обещанные дожди задерживались, и мы, не торопясь, двинулись, точь-в-точь по Аркадию Гайдару, куда глаза глядят, не забывая, однако, останавливать встречавшихся нам интеллигентного вида горожан и задавать им один и тот же вопрос: как добраться до кладбища, где похоронен поэт Николай Рубцов? Из пяти опрошенных трое признались, что впервые слышат это имя, двое назвали нам два разных адреса, что, естественно, нас смутило. Рискнули спросить ещё раз: получили третий адрес. И тогда мы поняли, что ставить людей в неловкое положение своим "бестактным" вопросом не стоит - надо найти более надёжный источник информации.

И тут как раз мы, неожиданно для себя, вышли к Вологодскому кремлю. Чтобы осмысленно ознакомиться с его достопримечательностями, оплатив экскурсию, стали поджидать своего часа. Вскоре собралась группа таких же путешественников-одиночек, и к нам выпорхнула молодая, привлекательная, говорливая, как все экскурсоводы, женщина. Не буду пересказывать здесь всё, что довелось услышать об этом историко-архитектурном ансамбле, увидеть и почувствовать. Скажу лишь, что впечатление от экскурсии и экскурсовода осталось яркое и возвышенное. Дождавшись, когда наша группа разошлась, и экскурсовод, с облегчением вздохнув, собралась скрыться в недрах Архиерейского подворья, мы и задали ей наш наболевший вопрос. "Где похоронен Николай Рубцов? - на минуту задержавшись с ответом, переспросила она. - Могу вас обрадовать. Вы садитесь на автобус номер.., его остановка рядом с Кремлём, и едете не более 20 мин в сторону посёлка Молочное. От кольца выходите на государственную автомобильную трассу, и идёте по ней направо. Через полчаса ходу вы увидите небольшое кладбище - там и похоронен Рубцов. Приятно увидеть в нашем городе питерцев, не пожалевших времени, чтобы почтить память известного в нашем городе человека". На этом мы с благодарностью к ней и распрощались.

Друг мой вначале повесил нос, ибо перспектива куда-то ехать, а потом идти пешком в поиске могилы поэта не очень вдохновляла. Но я обрадовал его тем, что, хотя это в наши планы и не входило, мы посетим исторический центр отечественного маслоделия, ибо уж вологодское масло, технология изготовления которого там была разработана ещё в конце XIX века, известно каждому советскому гражданину.

Пока мы располагались в гостинице, гуляли по городу, побывали на незабываемой экскурсии, добирались до центра маслоделия Российской империи и осмотрели его, время неспешно шло. Посмотрели на часы (увлечённые вновь увиденным, нам было не до того) и обнаружили, что стрелка пересекла уже цифру "3". Время пошло к 16 час. Но, нам была обещана небольшая получасовая прогулка, и мы, выйдя на шоссе, двинулись в сторону предполагаемого места погребения Николая Рубцова.

Шли мы уже часа полтора. Мимо проносились автомобили разного вида и назначения. "Солнце стало клониться к западу", - как написал бы какой-нибудь классик. На друга я боялся смотреть, как вдруг, чуть впереди и слева от шоссе, мы заметили стелу, какие обычно ставят в память о воинах, погибших в годы Великой отечественной войны. За стелой в сторону поля на небольшом сравнительно пространстве располагались надгробия со звёздами над ними. Мы подошли к небольшому ухоженному кладбищу, которое оказалось местом захоронения героев-вологжан, скончавшихся уже в послевоенные годы. Надежда ещё таилась в нашей груди. Мы медленно, могила за могилой, обошли всё кладбище, догадываясь, что Николая Рубцова мы здесь не найдём. Да и откуда там ей было быть - поэту к маю 1945 года едва исполнилось девять с половиной лет. Нарвав полевых цветов, мы возложили их к стеле, помянули минутой молчания героев, и, повернув в обратную сторону, побрели к Молочному.

Стало смеркаться. Накрапывал обещанный метеорологами дождь. Слева от нас вдоль дороги проплывали довольно высокие деревянные заборы, за которыми высились домики дачных кооперативов. Вскоре мы догнали группу детей с пожилой женщиной во главе. Одетая в грубой вязки шерстяную кофту и спортивные шаровары, она выглядела по-домашнему гостеприимно. Мы поздоровались. Завязался разговор, в ходе которого поведали внимательной слушательнице, какая нужда занесла нас сюда. "Вы ищете могилу Николая Рубцова? - взволнованно воскликнула женщина. - Но он похоронен в Вологде на Пошехонском кладбище. Что за безграмотный человек вас сюда направил?..

А ведь я знала его. Мой покойный муж, бывший председатель Вологодского горсовета (она назвала его фамилию), помогал Рубцову обустроиться в Вологде, сумел пробить для него однокомнатную квартиру. Он бывал и у нас дома. Вы, наверное, знаете, он ведь очень пил. Эти запои губили его. А ещё друзья, любители выпить за чужой счёт, помогали. Но какие стихи он писал. Женщина, сыгравшая роковую роль в его судьбе, приехала в Вологду специально, чтобы познакомиться с ним, сблизиться. Она тоже писала стихи, и считала, что у них родство душ. Они даже собирались расписаться. И незадолго до свадьбы эта трагедия случилось". Она замолчала. И дальше, оставшуюся часть общего пути, мы шли в молчании...

Я берегу более 25 лет слайд, на котором можно увидеть могилу поэта со строкой из его стихотворения на её подножии: "Россия, Русь! Храни себя, храни!".



      

    Фото Владимира Ящука

    PS Так выглядит могила Николая Рубцова сегодня. А много лет назад она была значительно скромнее: не было мраморного основания и роскошного креста. Да и найти её среди других могил было непросто. Не уверен, что поэту, как ни фантастично это звучит, понравилась бы эта пышность. Но потомки, конечно же, хотели как лучше. У Роберта Рождественского есть прекрасные строки, сказанные, правда, в связи с кончиной Василия Шукшина: "Столбы словесной пыли и фимиамный дым. А где вы раньше были, когда он был живым".




© Валерий Пайков, 2011-2016.
© Сетевая Словесность, публикация, 2011-2016.





 
 

Кафе и рестораны юзао где можно отметить день рождения burgermeister.ru.

www.burgermeister.ru

ОБЪЯВЛЕНИЯ

НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Дмитрий Близнюк: Осень как восемь [Все эти легкие чувства - шестые седьмые, восьмые - / твои, Господи, невесомые шаги. / А все мои слова - трехтонные одноразовые якоря; / я бросаю...] Айдар Сахибзадинов: Война [Мы познакомились, кое-что по-немецки я знал. Немец по-русски - десяток слов. Я выведал, что он живет на берегу моря, там хорошо, и когда бьет волна, прохладная...] Владимир Алейников: Отец [Личность - вот что сразу чувствовали все, без исключения, от простых людей, с улицы, до людей искусства. И ещё - сберегающий тайну. Хранитель традиции...] Сергей Комлев: Банальности маленький друг [Был мне ветер. Жилось мне приветно и споро. / Где б ни падал, являлася всякая чудь. / И казалось всегда мне - что скоро, что скоро, что скоро. / ...]
Читайте также: Владимир Алейников: Большой концерт | Андрей Анипко (1976-2012): Призрак арктической нелюбви | Людмила Иванова: Колыбельная Мурманску (О поэзии Андрея Анипко) | Семён Каминский: Учебное пособие по строительству замков из песка | Виктория Кольцевая: Несмыкание связок | Татьяна Литвинова: Два высоких окна | Айдар Сахибзадинов: О братьях моих меньших (дачная хроника) | Олег Соколенко: Вторая тетрадь | Ирина Фещенко-Скворцова: Попытка размышления о критериях истины в поэзии | Мария Закрученко: Чувство соприсутствия (О книге: Уйти. Остаться. Жить. Антология литературных чтений "Они ушли. Они остались" (2012 – 2016). Сост. Б.О. Кутенков, Е.В. Семёнова, И.Б. Медведева, В.В. Коркунов. – М.: ЛитГост, 2016) | Владислав Кураш: Айда в Америку: и Навеки с Парижем | Алексей Ланцов: Сейм в Порвоо, или как присоединяли Финляндию к России | Владислав Пеньков: Снежный век | Иван Стариков: Послание с другого берега (О книге Яна Каплинского "Белые бабочки ночи" - Таллинн: Kite, 2014) | Николай Васильев: Сестра моя голос
Словесность