Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность



ЗАБЕГ  ДЛИНОЮ В  ТЫСЯЧУ  ФРАЗ





      * * *

      Мы создаем слова и ими дышим,
      Творим добро, не веруя в добро.
      Мы здесь одни, другие просто вышли
      И разошлись по линиям метро.
      Подобно ветру вечное скитанье.
      Совпало время. Все сбылось.
      И точное, вслепую попаданье в конец строки,
      Где должен быть вопрос.

      _^_




      * * *

      Мое мнение, знаете, не досягаемо в смысле познания вечности.
      Забег длиною в тысячу фраз заканчивается вечером.
      На корточках или четвереньках. Неважно.
      Главное, дважды прочитанное, уже чем-то походит на мантру.
      Рисуя тени, не забывай про лампу.
      Каждое воспоминание, словно камень в колодце.
      Пока не вычерпаешь воду, не поймешь, что только на самом дне
      Можно, не щурясь, смотреть на солнце.
      Как суть вещи, оставаясь внутри, быть обращенным во вне.

      _^_




      АВТОСТОП.  МИНИ-ПОЭМА

      Автостоп, колени, города,
      Мое поколение лени, группа продленного дня,
      Зима, голубая стена огня.
      Выспалась, устала, умылась, выбралась.
      Покурила, прокурила пол мира.
      Выбрела в коридор.
      Мусор слов.
      Завязала шнурки.
      Шепот. Скользкие голоса. Боги. Коммунальные небеса.
      Конфорки, раковины, носки, шмотки, задвижки, тельняшки, маковые поля.
      Голуби. Пол зимы пол дня.

      Прочее невозможно. Должное.
      Солнце жует пирожное. Снег.
      - Здравствуйте.
      - Спасибо, не за что.
      - Вы очень милы.
      Небрежно:
      - Выспалась?
      - Да.
      - А могли?
      - Все можно иначе.
      - Тебе это сложно?
      - Вот оно что. Прости.
      Просили. Унесли.
      - Спасибо Ире.
      - Позовите меня.
      - Тебя?
      Двери настежь. Привет, Земля!

      Птицы моего выдоха. Окна моего знания.
      Моргаю, смеюсь,
      Подмигиваю:
      - Молчите! Я сострадаю вам!

      В каждом возрасте свои пределы скорости.
      Я борюсь.
      Грозные.
      Каждый третий раб. Каждый пятый хам.
      Чайка радости. Воля сильного. Я смеюсь.
      Все прощу. Все верну, да не все отдам.

      Я Бог. Жемчужина дня. Северная звезда.
      Я одна.
      Да миллиарды моих лучей достигают глазного дна
      Многих людей, что хотят быть сильней.
      Мой рост ниже неба, но выше снов.
      Кошка моя, мечтая о рыбе, трется,

      Внимая моим словам, не понимая.

      У нас нет детей. И больше не будет отцов.
      Каждый ворон хитер.
      Каждый бык на бойне, чувствуя кровь, не понимает смысла смерти,
      Но принимает свою боль.
      У нас нет детей.

      В мыслях, касаясь слабости своих созиданий,
      Я оставляю место радости в конце всех отмученных фраз.
      Кто-то родился, кто-то погас. Собираются звуки в вопрос.
      Сколько времени птице лететь? Сколько ласки не вытерпит пес?
      И ребенок не помнит своих полетов по этажам роддома.

      Движение. Нашествие голосов. Вторжение свежести.
      В каждом глазу блеск солнца, да не в каждой руке рука.
      Облака.
      Нет.
      Как бы ты не была легка.
      Как бы ты не была легка.

      _^_




      * * *

      Рожденный ключ стальной не заржавеет,
      Обрывки фраз размякли в теплом чае,
      Забытый сон явился тихой мышью
      И в мышеловке приготовился к венчанью.
      За годом стертым в белое и с пылью
      Пришли минуты жгучего тесненья.
      Один, два, три, узором просветленья
      На белом засверкали капли.

      _^_




      * * *

      Сережка. Яшма. Камень
      Семи цветов. Сплетенье век.
      Ступени. Вечность под веками.
      Веками вечность. Теплый снег.
      Андрей незваный.
      Первый - лишний.
      Под третьим миром третий глаз.
      Мария Кали, Джозеф Вишну
      Аум. Ведический экстаз.

      _^_



© Алексей Нестеров, 2014-2017.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]
Словесность