Словесность

[ Оглавление ]







КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность



ПЕСНИ

Джоан Бейли (Joanna Baillie) - шотландская поэтесса и драматург (1762-1851), друг Вальтера Скотта. Была в свое время очень популярна, но после смерти настолько крепко забыта, что даже в Британской Энциклопедии есть лишь ее портрет и пара строк текста.


The Outlaw's Song

The chough and crow to roost are gone,
The owl sits on the tree,
The hush'd wind wails with feeble moan,
Like infant charity.
The wild-fire dances on the fen,
The red star sheds its ray;
Uprouse ye then, my merry men!
It is our op'ning day.
Both child and nurse are fast asleep,
And closed is every flower,
And winking tapers faintly peep
High from my lady's bower;
Bewilder'd hinds with shorten'd ken
Shrink on their murky way;
Uprouse ye then, my merry men!
It is our op'ning day.
Nor board nor garner own we now,
Nor roof nor latched door,
Nor kind mate, bound by holy vow
To bless a good man's store;
Noon lulls us in a gloomy den,
And night is grown our day;
Uprouse ye then, my merry men!
And use it as ye may.

Разбойничья песня

Когда воронья стая спит
И внемлет лес сове,
Унылый ветер шелестит
В болотах по траве,
Лишь звездам на небе простор,
А солнца луч угас -
Ползите с гор, из темных нор,
Теперь настал наш час!
Когда бутон закрыл цветок,
Дитя в плену у сна,
Лишь одинокий огонек
Мерцает из окна,
А лань, во тьму вперяя взор,
Косит в испуге глаз -
Ползите с гор, из темных нор,
Теперь настал наш час!
Ни крыши нет над головой,
Ни житниц, ни земли,
Ни той, что доброю женой
Назвать бы мы могли.
Днем спим в берлогах, с давних пор
Ночь - это день для нас.
Ползите с гор, из темных нор,
Теперь настал наш час!

The Maid of Llanwellyn

I've no sheep on the mountains
Nor boat on the lake
Nor coin in my coffer
To keep me awake
Nor corn in my garner,
Nor fruit on my tree
Yet the maid of Llanwellyn
Smiles sweetly on me.
Rich Owen will tell you,
With eyes full of scorn
Threadbare is my coat,
And my hosen are torn
Scoff on, my rich Owen,
For faint is thy glee
When the maid of Llanwellyn
Smiles sweetly on me.
The farmer rides proudly
To market and fair
And the clerk at the ale house
Still claims the great chair;
But of all our proud fellows,
The proudest I'll be
While the maid of Llanwellyn
Smiles sweetly on me.

Девушка из Ланвеллина

Хоть овец не имею,
Нет в амбарах зерна,
И мою в море лодку
Не качает волна,
Нет плодового сада,
Нету злата в казне,
Все же милая Дженни
Улыбается мне.
Я скажу тебе Оуэн,
Мой богатый сосед,
Да, пальто мое в дырах,
Сквозь штаны виден свет,
Но, поверь мне, что жизнью
Я доволен вполне,
Когда милая Дженни
Улыбается мне.
Фермер едет на рынок,
В кабаке сидит клерк,
Своей долей гордятся,
Задирают нос вверх.
Пусть вы счастливы парни,
Я счастливей вдвойне,
Пока милая Дженни
Улыбается мне.

Song

What voice is this, thou evening gale!
That mingles with thy rising wail;
And, as it passes, sadly seems
The faint return of youthful dreams?
Though now its strain is wild and drear,
Blithe was it once as sky-lark's cheer --
Sweet at the night-bird's sweetest song, --
Dear as the lisp of infant's tongue.
It was the voice, at whose sweet flow
The heart did beat, and cheek did glow,
And lip did smile, and eye did weep,
And motioned love the measure keep.
Oft be thy sound, soft gale of even,
Thus to my wistful fancy given;
And, as I list the swelling strain,
The dead shall seem to live again!

Песня

Чей глас, о ветер, в голос твой
Вплетается ночной порой,
Зовя печально с высоты
Ушедшей юности мечты?
Теперь его напев уныл,
Но он другим когда-то был:
Чем трель соловушки нежней,
Младенца лепета милей,
Как песня жаворонка люб.
Ему ответ - улыбка губ,
Биенье сердца, слезы глаз.
Свет той любви давно угас.
Пой ветер! Песнь твоя дает
Моей фантазии полет.
Все, что забыто и ушло,
Что умерло - все ожило!



© Дмитрий Лялин, 2000-2022.
© Сетевая Словесность, 2000-2022.




 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Три рассказа [Бабушка выросла на дворе за ночь, с наступлением календарной весны. Вечером ее еще не было, а на рассвете она уже сидела на скамейке – в заносчивом одиночестве...] Никита Николаенко: Награды и золото [...прерывать свою деятельность на литературном поприще я не собирался. Это же идеологическое противостояние. Они, власть имущие хотят одно, а я хочу другое...] Владимир Алейников: Быть ясновидцем [О художнике Владимире Пятницком.] Виктор Хатеновский: К волнорезам жмутся волны [...Сроднись с келейным храбрецом. / Нажравшись зелья с курослепом, / Я – разглагольствуя с Творцом – / Врачую жизнь насущным хлебом.] Михаил Ковсан: Братья [Без брата он лишь молчание, вечное, бесконечное, безнадёжное. А брат без него – глухота, мышами ночными шуршащая...] Айдар Сахибзадинов: Зарок [...А страх у меня выжгли давно – еще в 90-х. Как и у всякого российского доходяги. Нас ничем уже не запугаешь. На лбу у нас тавро от бюрократа: "Возраст...] Наталия Кравченко: Не о женщине, не о мужчине... [Ручейку не дано породниться с морем, / как беспечной улыбке с солёным горем. / Ты с планеты иной, из другого теста, / из чужого авторского контекста...] Лана Яснова: Так обманчива ночи моей тишина... [Держись за небо, правила и поручни, / за этот утлый, угловатый кров, / когда подступит к горлу чувство горечи / дождя, рябины, дней и вечеров.....]
Словесность