Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность



ЛИСТОК  УБЫТИЯ


 



      ВОТ  ВОЗДУХ,  ЕЩЕ  НЕЛИСТАННЫЙ...

      Вот воздух, еще нелистанный, -
      То черен, то нежно-бел.
      И ветер с последней пристани
      Еще пока не у дел.
      Опять поплывешь на ялике,
      Мерцающем, как река,
      И смерть еще не предъявлена,
      Еще на вырост пока...

      _^_




      ВЕТКИ  И  ОБЛАКА...

      Ветки и облака
      Машут изглубока:
      Из кистеперой зги
      Тихо идут круги.
      Кто-то натянет лук:
      Вскроют Бирнамский лес
      Артезианский звук,
      Аортианский всплеск.
      ...Что ж ты меня зовешь,
      Властно и невтерпеж,
      Всхолмье мое, трава...
      Дельфы ли, острова...
      Тенью на волоске,
      Облаком по тоске,
      Веткою по лицу,
      Может, и полечу -
      Дальше летучих рыб
      Ласточки, глухаря:
      За роковой изгиб
      Жизни и словаря.

      _^_




      ИДЯ  ОТ  ПСАЛМА  ДО  ПСАЛМА

      1

      Зензубель в папиных руках,
      Как птичка на семи ветрах, -
      Как зяблик-зимородок.
      Там, где трава бежала вдаль,
      Уже настругана печаль
      До шелковистых кромок.

      Такое русское словцо -
      В нем жизнь с собой заподлицо.
      Звени, звени, зензубель.
      ...По тишине и по словам
      Жизнь раскатилась, по углам,
      Как пригоршня изюмин.

      Где громоздился мой миракль,
      Теперь качается корабль,
      Верней, ладья без весел.
      И все видней она, видней
      На кромке восходящих дней,
      На стыке снов и весен.

      Свистулькой детской полетим,
      И зябликом, и иже с ним,
      Погонной мглой полетной -
      На присных папиных руках
      На невозвратных облаках,
      Вдоль тополей бесплотных.

      2

      Апрельский неподсудный день
      Разрезан пополам.
      Взлетает белая сирень
      К заоблачным цветам.
      И смотрит ангел, не дыша,
      Как пресечется боль
      И как умножится душа
      На Божию любовь.
      ...Лети прозрачным лоскутком
      Вдоль неземных аллей
      И смерть встречай к лицу лицом, -
      Но нет лица на ней...

      3

      Над маминой жизнью, чуть слышимой,
      Над папиной жизнью былой
      Фаготное лето и лишние
      Трава и дрова за стеной -
      Из детской далекой считалочки, -
      Ее до конца домолчи,
      И жизнь, дорогая скиталица,
      Откликнется смерти в ночи,
      Басам хоровым ли, тромбону ли, -
      Что выберет жесткая тьма?
      ...Как мало мы вместе здесь побыли,
      Идя от псалма до псалма,
      От вздоха до вздоха витального, -
      Их ветер-посланец унес, -
      До терции сна госпитАльного,
      В венке ледяных лакримоз.

      _^_




      СВИРИСТИ,  ПЕЧАЛЬ-УТЕХА...

      Свиристи, печаль-утеха,
      Зимних птиц корми с руки,
      Пусть летят они, как эхо,
      Поперек и вдоль тоски
      От земли обетованной
      До последних судных дней,
      Над моей фата-морганой
      И над памятью моей,
      Где среди любого вздора
      День за днем в ушах звенит
      Древнегреческого хора
      Нерастраченный лимит.

      _^_




      ПРИЗРАКИ  ЛАСТОЧЕК

      1

      Мамин листок убытия
      Все подытожит дни.
      Даты на нем и литеры
      Еле уже видны.
      Над чабрецами мокрыми
      Справка, квиток, билет
      В детских рисунков облако
      Без канцелярских мет.
      Он еле слышно движется,
      Скорбен его полет.
      Чуть различимой ижицей
      Мамина жизнь плывет,
      Как уплывала папина
      Из лазаретов сих.
      Может, небесных капельниц
      Хватит им на двоих.
      Прибрано все и воздано,
      Только листок гоним
      Здешним коротким воздухом
      Или уже иным
      В небо густое звездное,
      В землю, что спит под ним.

      2

      Старая чашка, советский диван,
      Ситец сорочек ночных.
      ...Тянется август октавиан
      Дольше иных.
      Вот и закончился сороковой,
      Словно все прочие дни.
      Призраки ласточек мчат над травой,
      Жизни и смерти сродни.
      Помнишь ли ласточки юркий чертеж,
      В лоджии купол гнезда,
      Как расплескалась в небесную дрожь
      В чашке живая вода...

      3

      Ты плывешь в вышине надо мною
      Близким облаком, вязовым днем,
      Всею горечью дней кочевою
      За рассохшимся южным окном.
      ...Горсти звезд над соседнею крышей -
      Это ночью, а ласточки днем.
      Ты лепила "спасибо" чуть слышно,
      В забытье оставаясь своем.
      Помню вздоха тоску межевую,
      Что повем я об этой тоске?
      ...Как текли мои слезы вслепую
      По твоей невесомой щеке.
      Как сияла небес благостыня,
      Принимая в себя на века
      Песню песен окрестной полыни
      И кладбищенский шорох песка.

      _^_




      ЗВЕНИТ  ЦИКАДОЮ  СМИРЕННОЙ...

      Звенит цикадою смиренной
      Дождливый бледный летний день -
      Неразговорчивой вселенной
      Не звук, а только звука тень.
      Так воздух ткут не прялки - Парки,
      Так дышит жизнь... Она длиной
      Не боле запаха фиалки
      Ночной.

      _^_




      ПОЙ,  ЛЮБОВЬ  МОЯ,  СО  МНОЮ...

      Пой, любовь моя, со мною -
      Так не спеть потом в раю.
      Граммофон иглой стальною
      Разрывает грудь мою.
      Мир поющий не пустынен,
      Хоть и катится из рук
      Полусыгранной пластинкой,
      Где залег в бороздках звук.
      То щемит он, то шаманит
      Граммофонною трубой, -
      Где отдаст, где прикарманит
      Принесенное с собой.
      Голоса и отголоски,
      Обреченный балаган -
      По расплавленной бороздке,
      По растресканным губам...

      _^_




      МЕЖДУ  НАВСЕГДА  И  НИКОГДА...

      Между навсегда и никогда
      Тянется недолгая вода,
      Воздух, испытуемый на слом,
      Бабочка за канувшим стеклом.
      И не надышаться наугад
      Музыкой стрижей Твоих, цикад,
      Беглых лет и зим Твоих, Господь,
      По сусекам собранным в щепоть.

      _^_



© Татьяна Литвинова, 2014-2016.
© Сетевая Словесность, публикация, 2014-2016.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Дмитрий Близнюк: Осень как восемь [Все эти легкие чувства - шестые седьмые, восьмые - / твои, Господи, невесомые шаги. / А все мои слова - трехтонные одноразовые якоря; / я бросаю...] Айдар Сахибзадинов: Война [Мы познакомились, кое-что по-немецки я знал. Немец по-русски - десяток слов. Я выведал, что он живет на берегу моря, там хорошо, и когда бьет волна, прохладная...] Владимир Алейников: Отец [Личность - вот что сразу чувствовали все, без исключения, от простых людей, с улицы, до людей искусства. И ещё - сберегающий тайну. Хранитель традиции...] Сергей Комлев: Банальности маленький друг [Был мне ветер. Жилось мне приветно и споро. / Где б ни падал, являлася всякая чудь. / И казалось всегда мне - что скоро, что скоро, что скоро. / ...]
Читайте также: Владимир Алейников: Большой концерт | Андрей Анипко (1976-2012): Призрак арктической нелюбви | Людмила Иванова: Колыбельная Мурманску (О поэзии Андрея Анипко) | Семён Каминский: Учебное пособие по строительству замков из песка | Виктория Кольцевая: Несмыкание связок | Татьяна Литвинова: Два высоких окна | Айдар Сахибзадинов: О братьях моих меньших (дачная хроника) | Олег Соколенко: Вторая тетрадь | Ирина Фещенко-Скворцова: Попытка размышления о критериях истины в поэзии | Мария Закрученко: Чувство соприсутствия (О книге: Уйти. Остаться. Жить. Антология литературных чтений "Они ушли. Они остались" (2012 – 2016). Сост. Б.О. Кутенков, Е.В. Семёнова, И.Б. Медведева, В.В. Коркунов. – М.: ЛитГост, 2016) | Владислав Кураш: Айда в Америку: и Навеки с Парижем | Алексей Ланцов: Сейм в Порвоо, или как присоединяли Финляндию к России | Владислав Пеньков: Снежный век | Иван Стариков: Послание с другого берега (О книге Яна Каплинского "Белые бабочки ночи" - Таллинн: Kite, 2014) | Николай Васильев: Сестра моя голос
Словесность