Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




МОСКОВСКИЕ  ОКНА


На праздники наряжали скелет истопника, что песни Утесова при жизни любил: московских окон негасимый свет... К черепу звезду присобачили, к тазу разноцветные стеклянные шары-шишечки красивые. Вокруг скелета суетилась детвора: у маленького Омерика бенгальский огонь на губе отсырел, спички вышли, он их судорожно по Ликиным сумкам искал. Нашел - и опять чиркать. А Лика с Борей на скамейке сцепились. Она таких страстных поцелуев ни от кого не получала еще, он их по пособию для новобрачных разучил. Молодых людей окружали родственники, стараясь не шуметь. Все знали, что Боря очень плоскостопием страдал перед армией и загинет там по всей вероятности. А Лика с горя пить станет, опустится, в Штаты махнет лямку тянуть эмигрантскую, дизайнерскую, и писать чудовищные стихи.

А у скелета разыгрывали спектакль. "Зимний" ребята брали - раз. Керенского представлял золотушный мальчик Петюня в женской одежде. Польшу у фрица отвоевали - два. До Рейхстага на кухне дошли, на плите водрузили и сфоткали флаг из маминого нижнего белья венгерского. Немок, тех мамками сделали - пусть знают; Гитлеру тоже показали, кто тут сам с усам, но это поближе к выпускным уже. Мой Сванечка - и это в сторону - в белой рубашке с отложным воротником мне все доложил обстоятельно, он очень наблюдательный, когда трезвый, вот только пьет много и курит всякую дрянь.




Вынужденная посадка: сборник рассказов
Оглавление
Следующий рассказ




© Павел Лемберский, 2009-2017.
© Сетевая Словесность, 2009-2017.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Братья-Люмьеры [...Вдруг мне позвонил сетевой знакомец - мы однофамильцы - и предложил делать в Киеве сериал, так как тема медицинская, а я немного работал врачом.] Владимир Савич: Два рассказа [Майор вышел на крыльцо. Сильный морозный ветер ударил в лицо. Возле ворот он увидел толпу народа... ("Встать, суд идет")] Алексей Чипига: Последней невинности стрекоза [Краткая просьба, порыв - и в ответ ни гроша. / Дым из трубы, этот масляно жёлтый уют... / Разве забудут потом и тебя, и меня, / Разве соврут?] Максим Жуков: Про Божьи мысли и траву [Если в рай ни чучелком, ни тушкой - / Будем жить, хватаясь за края: / Ты жива еще, моя старушка? / Жив и я.] Владислав Пеньков: Красно-чёрное кино [Я узнаю тебя по походке, / ты по ней же узнаешь меня, / мой собрат, офигительно кроткий / в заболоченном сумраке дня.] Ростислав Клубков: Высокий холм [Людям мнится, что они уходят в землю. Они уходят в небо, оставляя в земле, на морском дне, только свое водяное тело...] Через поэзию к вечной жизни [26 апреля в московской библиотеке N175 состоялась презентация поэтической антологии "Уйти. Остаться. Жить", посвящённой творчеству и сложной судьбе поэтов...] Евгений Минияров: Жизнеописание Наташи [я хранитель последней надежды / все отчаявшиеся побежденные / приходили и находили чистым / и прохладным по-прежнему вечер / и лица в него окунали...] Андрей Драгунов: Петь поближе к звёздам [Куда ты гонишь бедного коня? - / скажи, я отыщу потом на карте. / Куда ты мчишь, поводья теребя, / сам задыхаясь в бешенном азарте / такой езды...]
Словесность