Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
   
П
О
И
С
К

Словесность




МОСКОВСКИЕ  ОКНА


На праздники наряжали скелет истопника, что песни Утесова при жизни любил: московских окон негасимый свет... К черепу звезду присобачили, к тазу разноцветные стеклянные шары-шишечки красивые. Вокруг скелета суетилась детвора: у маленького Омерика бенгальский огонь на губе отсырел, спички вышли, он их судорожно по Ликиным сумкам искал. Нашел - и опять чиркать. А Лика с Борей на скамейке сцепились. Она таких страстных поцелуев ни от кого не получала еще, он их по пособию для новобрачных разучил. Молодых людей окружали родственники, стараясь не шуметь. Все знали, что Боря очень плоскостопием страдал перед армией и загинет там по всей вероятности. А Лика с горя пить станет, опустится, в Штаты махнет лямку тянуть эмигрантскую, дизайнерскую, и писать чудовищные стихи.

А у скелета разыгрывали спектакль. "Зимний" ребята брали - раз. Керенского представлял золотушный мальчик Петюня в женской одежде. Польшу у фрица отвоевали - два. До Рейхстага на кухне дошли, на плите водрузили и сфоткали флаг из маминого нижнего белья венгерского. Немок, тех мамками сделали - пусть знают; Гитлеру тоже показали, кто тут сам с усам, но это поближе к выпускным уже. Мой Сванечка - и это в сторону - в белой рубашке с отложным воротником мне все доложил обстоятельно, он очень наблюдательный, когда трезвый, вот только пьет много и курит всякую дрянь.




Вынужденная посадка: сборник рассказов
Оглавление
Следующий рассказ




© Павел Лемберский, 2009-2016.
© Сетевая Словесность, 2009-2016.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Дмитрий Близнюк: Осень как восемь [Все эти легкие чувства - шестые седьмые, восьмые - / твои, Господи, невесомые шаги. / А все мои слова - трехтонные одноразовые якоря; / я бросаю...] Айдар Сахибзадинов: Война [Мы познакомились, кое-что по-немецки я знал. Немец по-русски - десяток слов. Я выведал, что он живет на берегу моря, там хорошо, и когда бьет волна, прохладная...] Владимир Алейников: Отец [Личность - вот что сразу чувствовали все, без исключения, от простых людей, с улицы, до людей искусства. И ещё - сберегающий тайну. Хранитель традиции...] Сергей Комлев: Банальности маленький друг [Был мне ветер. Жилось мне приветно и споро. / Где б ни падал, являлася всякая чудь. / И казалось всегда мне - что скоро, что скоро, что скоро. / ...]
Читайте также: Владимир Алейников: Большой концерт | Андрей Анипко (1976-2012): Призрак арктической нелюбви | Людмила Иванова: Колыбельная Мурманску (О поэзии Андрея Анипко) | Семён Каминский: Учебное пособие по строительству замков из песка | Виктория Кольцевая: Несмыкание связок | Татьяна Литвинова: Два высоких окна | Айдар Сахибзадинов: О братьях моих меньших (дачная хроника) | Олег Соколенко: Вторая тетрадь | Ирина Фещенко-Скворцова: Попытка размышления о критериях истины в поэзии | Мария Закрученко: Чувство соприсутствия (О книге: Уйти. Остаться. Жить. Антология литературных чтений "Они ушли. Они остались" (2012 – 2016). Сост. Б.О. Кутенков, Е.В. Семёнова, И.Б. Медведева, В.В. Коркунов. – М.: ЛитГост, 2016) | Владислав Кураш: Айда в Америку: и Навеки с Парижем | Алексей Ланцов: Сейм в Порвоо, или как присоединяли Финляндию к России | Владислав Пеньков: Снежный век | Иван Стариков: Послание с другого берега (О книге Яна Каплинского "Белые бабочки ночи" - Таллинн: Kite, 2014) | Николай Васильев: Сестра моя голос
Словесность