Словесность

[ Оглавление ]




КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Теория сетературы

   
П
О
И
С
К

Словесность




ЧЕРЕПАХИ


1 июля.

Привет, мам. Мы уже добрались. Сели в Ираклионе, это аэропорт на Крите, нас встретил дядечка с табличкой. Оказывается, туда добираться почти час. Вез нас на здоровенном джипе. Загрузили запас еды на неделю, сигареты-пиво-вино, и отчалили.

Домик небольшой, стоит на берегу моря, два этажа, спим мы на втором, там две спальни. На первом - кухня и гостиная. До поселка 20 километров. Домик стоит на холме, вокруг - очень красивый сад. Интернет здесь работает от случая к случаю, хорошо, что отпуск взяла. Работать по интернету здесь никак. Поэтому не по аське, а письмо тебе пишу. Мобильник ловит, но иногда всего одно деление. Ну смс должны уходить. В садике я встретила черепаху. Обожаю черепах.

Напишу еще.



3 июля.

Ну, мы уже обжились, я готовлю, Ника пол подметает, посуду моет иногда. Купаемся. Загораем. Нет, не утонули. Погода да, отличная, цветы пахнут, книжки у меня в ноуте есть и фильмы. Птицы здесь совсем не как у нас. У меня облез нос. Кругом много черепах, большие, маленькие, всякие. Я даже посмотрела, как черепаховый суп варить. Ну это жестко. Ее надо обезглавить, и подвесить, чтобы стекла кровь. Ну и еще много всяких извращений. Не, черепаху жалко. Потом лучше в городе в ресторане закажем. Дяденька приедет 8 числа, я ему позвонила. Привезет продуктов, мы расплатимся. В общем все нормально.



5 июля.

Привет. У нас все нормально. Ника сгорела, мажу ее кремом. Сегодня наступила на черепаху. Как-то их ну очень уж много. Может тут какой-нибудь черепаховый заповедник? Но нам ничего не говорили. Людей не видели с тех пор, как приехали. Здесь и правда никого нет. Иногда в море кораблик какой увидишь, и все. Вечером читаем, пьем вино, болтаем. Телек здесь даже есть, но мы его не смотрим. Стиралка да, есть, да, работает. Нет, мам, мы много не пьем. Какие мальчики? Здесь из фауны только черепахи и птицы.



7 июля. Утро.

Я проснулась от солнца. Солнечный луч упал на подушку, а потом на лицо. Встала, спустилась на кухню, поставила чайник. Надо бы искупаться, пока не жарко, подумала я. Здесь же уже в 12 часов пекло. Сделала себе бутерброд и попыталась поймать интернет.

Пришло 3 письма, одно из них от мамы. Теперь она боится, что на нас маньяк нападет. Какие уж тут маньяки. Хотели вдали от цивилизации, получайте. Тут надо сначала 20 км проехать, тогда может и доберешься. Да он по дороге себе жертву быстрее найдет. К тому же на кухне висит ружье. Интересно, зачем. Правда я стрелять не умею, зато Ника говорит, что классно стреляет. Ну, надеюсь, проверять не придется.

Я услышала, как встала Ника. Она зашла на кухню, снуло прищурилась и сказала:

- Утро добрым не бывает!

- Бывает. Вот тебе чай. Бутерброд хочешь?

- А ты поела?

- Да, вот купаться иду.

- Ладно, я тоже, подожди меня.

Ника быстро зажевала кусок сыра с хлебом, потом поднялась в спальню, и спустилась уже в купальнике. С другой стороны, зачем нам тут купальник, подумала я вяло. Все равно никто не увидит.

Я открыла дверь во дворик. И в последний момент успела отдернуть ногу.

- Блин, да я ее чуть не задавила! Какого хрена ей надо в доме?

- Да она же не соображает. А может еду почуяла?

- Черепахи едят траву. А ветчину они не едят.

Я закрыла дверь, и мы пошли к морю. На дорожке к дому суетились черепахи. Мне показалось, что вчера их было меньше.


День.


Я проснулась. Мне показалось, что жара спадает. Открыла окно и как всегда здесь, душистый воздух проник мне в легкие, почки, и везде. Прекрасная земля, жить бы здесь и жить. Потом я вспомнила про черепах, странно конечно, что их столько.

Когда я вышла во двор, они прямо кишели у дома. Мне стало страшно. Прямо с первого этажа я заголосила:

- Ника! Ника!

- Чего ты вопишь! - пришел ответ сверху.

- Ты спала?

- Конечно! Что такое?

- Черепахи! Их до фига.

С суровым лицом она спустилась, подошла к двери и отпрянула.

- Мать честная, мы же не пройдем. Да что это?

- Не знаю, может мужику позвонить?

- И что мы ему скажем? Что тут черепахи? Он знает.

- Да не столько же их, в самом деле, как было!

- Ну они не нападают.

- Пока.

- Думаешь, нападут?

- Не думаю, но как-то это неправильно. Короче мне стрёмно, я звоню мужику.

- Ну смотри, примет за идиоток.

- Да пускай.

- Он завтра и так приедет.

- Вот и пускай приезжает пораньше. Может объяснит, что за фигня. А может у меня черепахофобия? Нет, ну может такое быть? А вот нас не предупредили, что тут черепахи. И у меня натурально истерика. Тут же Европа, всяких хромых-убогих много, никто им ничего не говорит.

- И психов.

- Да, так что буду прикидываться девушкой со странностями.

Я пошла за телефоном. Мужик ответил сразу. По-русски он более-менее говорил, так что пока не пропала связь, я ему быстро озвучила, что здесь очень много черепах, а я их боюсь, и их все больше, пусть он приезжает так быстро как сможет. Он помедлил пару секунд, мне показалось, что понял. Сказал, что рано утром будет. И положил трубку.

Ну ладно. Хотя бы завтра он приедет и что-нибудь сделает. Если что, свалим на нем в город. Мало ли, вдруг это опасно.

Я попробовала приоткрыть дверь. Черепахи оживились и начали двигаться в проем. Я закрыла дверь. Хорошо, что двери крепкие.

- Ника, я не знаю, как завтра мужик нас будет отсюда доставать. Хорошо что сортир в доме есть.

- Да, а вот было бы здорово, по черепахам прыгать до толчка!

- Ага.

Тут мне пришла в голову одна нехорошая мысль. Я поднялась на второй этаж. Из коридора был выход на крышу. Я там была всего один раз, ведь не так интересно смотреть с крыши двухэтажного дома, особо ничего не увидишь. Но сейчас сойдет.

По маленькой лесенке я залезла наверх. И посмотрела вниз. Зрелище мне открылось просто фантастическое.

На наш холм поднимались черепахи, много черепах. Они шли целенаправленно, со всех сторон, не очень быстро, как ходят черепахи под южным солнцем, но крайне целеустремленно. Они шли и шли. В саду останавливались, так как сад уже был забит черепахами и шевелился. Такое чувство, что черепахи со всех окрестностей решили забраться на холм. Зачем? О господи, может они хоть ночью будут помедленнее ползать, - подумала я. Но вынимать нас придется с вертолета все равно. Я спустилась.

У меня видимо было все написано на лице. Ника как меня увидела, сразу спросила:

- Что там?

- Это просто жопа. Черепахи кишат, поднимаются сюда. Их херова тыщща.

- Что делать будем?

- Что делать? Ждать захода. Они потише начнут ползать. Ну и потом с восходом приедет дядечка.

- Давай выкатим ему иск.

- Иск не иск, но пусть деньги вернет. Мы так не договаривались.

- Ну да, сваливать надо. Ничего себе отдых.

Я пошла вниз, достала бутылку коньяку и налила нам. Мы сидели, пили его и ждали заката.


Вечер.


Наконец солнце зашло. Но в темноте было не видно, как движутся черепахи - медленно, быстро, или вообще не двигаются. Я сварила суп, мы поели. В тишине было хорошо слышно, как черепахи скребутся в двери.

- Эй, навались!

- Да прекрати ты.

- Что, услышат? Да если бы они могли, вломились бы давно. Максимум что они могут, сделать из себя пирамиду и завалиться в окно. Или выдавить дверь. Но им пока не пришло это в голову.

- Да слава богу.

- А ты не думала, зачем они вообще лезут?

- Думала.

- И что?

- Не знаю. Может у нас что-то такое есть, что они хотят?

- Ну знаешь, мне ничего в голову не приходит. А может в доме что-то спрятано?

- Я уже посмотрела в яндексе, черепаху приманивают листьями салата.

- Да тут этой травы во дворе хоть жопой жуй.

- Может им нужен именно салат!

- Ты их приманить хочешь, я не понимаю?

- Да нет. Может что-то в доме есть. Почему-то же они лезут.

Я прошлась по комнате и кухне. Ничего не приходило в голову. Взгляд упал на люк в полу, там был подпол. Мы как приехали, заглянули, ничего особенного. Полки и всё, на верхней лежит фонарик.

- Ника, иди сюда!

- Что такое?

- Ну иди, постой со мной.

Ника зашла в кухню.

- Что ты хочешь сделать?

- Я хочу открыть эту хрень, но мне страшно.

- Думаешь они уже там?

- Давай глянем, закроем если что. Крышка крепкая.

- Давай, - сказала она с сомнением в голосе.

Я наклонилась, открыла засов и рывком дернула крышку. Не заметив никакого шевеления, потянулась к верхней полке, достала фонарик и включила его.

В погребе было тихо, пахло сухой землей и почему-то сеном. Я немного спустилась и стала светить фонарем по углам. И тут увидела что-то, какую-то неровность пола, к дому не относящуюся. А потом оно открыло глаза.

Огромная, гигантская черепаха смотрела на меня медовыми глазами. В погребе были ее передние лапы и голова. Остальное тело черепахи было за пределами погреба, в земле. И она смотрела, смотрела именно на меня!

Поразительно, но я не испугалась. Какой-то трепет охватил меня. И еще - чувство потерянности и одиночества, долгого одиночества под землей. Я дала Нике фонарь и начала спускаться к черепахе. Ника дернула меня за руку.

- Ты куда?

- Сейчас вернусь. Свети.

- Она не кусается?

- По-моему, она не за этим пришла.

Я спустилась и села с ней рядом. Мы посмотрели друг другу в глаза. Это был такой долгий взгляд. В моей голове пронеслись образы моря, песка, выветренных камней и заката. Крики птиц, арабы в бурнусах. Черепахи, маленькие и большие, луна, дождь. И это чувство безумного одиночества.

Очнулась я от того, что меня трясла Ника. Я сидела на корточках в подполе. Черепахи не было.

- Ох, ну наконец-то! Я думала, у тебя летаргический сон. Она ушла минут 10 назад.

- Куда ушла?

- Не знаю. Попятилась и пропала.

Мы вылезли из подпола. Закрыли дверцу. Я села за стол. В голове был капитальный бардак. Тут я услышала звуки со двора. Это было похоже на скрежетание толстого пластика о толстый пластик.

Мы выглянули в окно. Черепахи пытались выбраться из нашего сада. Они скребли когтями по панцирям друг друга, чтобы вылезти на свободное место, которого не было.

- Они уходят!

- Точно. Слушай, хрен с ними. Я иду спать.

- Не страшно?

- Вроде нет. Опустошенность какая-то, грусть. А страха нет.

Я зашла в спальню, быстро разделась и тут же уснула.



8 июля.

Проснулась я от того, что кто-то долбился в дверь. Я сбежала вниз, сначала глянув в окно. И замерла.

У двери стоял наш мужик. А весь сад был чудовищно вытоптан, все цветочки куда-то делись, кустов уцелела половина, хорошо выглядели только деревья. Прямо как Мамай прошел. Ну все, подумала я, сейчас еще будем отвечать, что сад извели. Просто-таки под корень снесли и вытоптали до земли.

Открыла дверь. Как ни странно, мужик был очень приветлив и весел. Кажется, сад его совсем не смутил.

- Это не мы, это черепахи! - сказала я первое, что приходит в голову.

Мужик виновато улыбнулся и стал лопотать, что такое иногда бывает, очень редко, он не думал, ну и так далее. Я не видела смысла спорить. Черепах-то нет. Вышла Ника, и мы сказали, что съезжаем. Мужик не удивился. Сразу отдал нам деньги за непрожитое время, потом посмотрел на меня и дал еще 100 евро.

Мы быстро собрались, погрузились, и высадились в городке у моря недалеко от Ираклиона. Там мы сняли номер в недорогом отеле, и остаток отдыха прошел без приключений.



........................................



Прошло уже полгода. Но иногда мне снится черепаха. Она смотрит на меня своим немыслимым взглядом, и мы разговариваем. А когда я просыпаюсь, то не помню, о чем мы говорили.




© Диэль Каппа, 2013-2016.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2016.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Айдар Сахибзадинов: Московские буржуажные ночи (записки таксиста) [Нынче иностранцы удивляются, что в российских городах вечерами слишком людно. / Не видали они Москвы девяностых! Безработной, бездетной, ленивой Москвы...] Михаил Соколов (1946 - 2016): Три эссе о творчестве Владимира Алейникова [...Теперь уже всё вокруг Алейникова своё - и дом, и горы, и то, что за горами. Он всё подчинил себе, и всё сделал творческим материалом, сам став живым...] Евгений Черников: Ящерки минут [холодным утром свет рассеян / читаешь книжку натощак / а за окошком воет север / и нет спокойствия в вещах...] Пьетро Дамьяно: Рассказы [Пьетро Дамьяно - современный итальянский писатель. В публикации представлены переводы нескольких рассказов из сборника "Границы" ("Confini") и нанорассказов...] Александр Павлов: Две рецензии [
  • "Толмачество vs язычество" (О книге стихотворений Михаила Квадратова "Тени брошенных вещей" (Серия: "Мантры...] Николай Васильев: Сестра моя голос [чего мы здесь, как ветер, ищем-свищем, - / не правда ли, для счастья своего / нам нужен несчастливец полунищий / и комната излишняя его...] Дана Курская: Люминесцентные лампы будущего (О поэзии Николая Васильева) [Во имя чего существуют и завораживают нас бесприютные строки Николая Васильева?..]
  • Словесность