Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Лида Юсупова

[Написать письмо]

Лида Юсупова

Я родилась 10 декабря 1963 года в Петрозаводске, с 17 лет жила в Петербурге, который стал мне единственно родным городом - потому что сюда, в свою узкую комнату на Лиговке, из окна которой виден зеркальный тополь, я могу всегда и навсегда вернуться, и потому что здесь я себя и свою поэзию угадала, отрицая несвободу петербургской определенности, конкретной и абстрактной, включая прописку, архитектуру и литературную школу.

Даже прожив в Петербурге более 20 лет, я так и не стала "своей", не утратила вокзального статуса приезжей в отношении к себе - правда, теперь я приезжаю как бы сразу с двух сторон - однажды меня даже представили, в кулуарах одного петербургского поэтического вечера, как "петрозаводско-канадскую поэтессу". Это интересно. Потому что сама я из Петербурга как будто никогда не уезжаю, но в то же время - непрекращающаяся - длится наша с ним первая встреча, я - вечная приезжая в город, откуда не уезжала, даже когда вот сейчас пишу об этом из Торонто. Это мой хаотический, нелинейный Петербург, полная свобода - и чтоб удержаться в ней, надо быть только самой собой.

    буду смотреть и смотреть
    никого ничего снег
    ловить слова они нужны только мне
    угадывая смысл на вкус

Другой мой любимый город - Иерусалим, где я прожила только 8 месяцев (хотя в восьмерке, утешительно, есть знак вечности, это был вынужденно оборванный роман). Петербургская поэтическая книжка "Ирасалимль" написана как раз в ожидании встречи с Иерусалимом. Название пришло из старинных уличных кукольных пьесок. Через месяц после выхода книги, в январе 1996-го, я поехала наяву в мой сказочный Ирасалимль, и это путешествие, неожиданно, превратилось в многолетнее и кругосветное.

Я, конечно, пытаюсь понять, иногда, что же такое поэзия и зачем она, и вот вкратце мои мысли на этот счет. Писание стихов - это угадывание, гадание, угадывание смыслов, вслепую, ласкание камня - вообще, пространство поэзии ощущается как нечто абсолютно неподвижное, каменное, и надо нащупывать, осмыслять линии, знаки… И cвобода как раз нужна, чтобы ничто не отвлекало от определения заданности, статичности смыслов. Когда каждая буква обретает смысл/ы, стихотворение само каменеет. По-моему, используя письменность с ее случайностью и искусственностью, поэзия возвращает язык к его самым началам и, по своей сути, антилитературна.

Из книги "Ирасалимль"
(28 мая 2004)







Купить пуховые одеяла http://www.mirson.com.ua.

www.mirson.com.ua


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Сутулов-Катеринич: Наташкина серёжка (Невероятная, но правдивая история Любви земной и небесной) [Жизнь теперь, после твоего ухода, и не жизнь вовсе, а затянувшееся послесловие к Любви. Мне уготована участь пересказать предисловие, точнее аж три предисловия...] Алексей Смирнов: Рассказы [Игорю Павловичу не исполнилось и пятидесяти, но он уже был белый, как лунь. Стригся коротко, без малого под ноль, обнажая багровый шрам на левом виске...] Нина Сергеева: Точка возвращения [У неё есть манера: послать всё в свободный полёт. / Никого не стесняться, танцуя на улице утром. / Где не надо, на принцип идти, где опасно - на взлёт...] Мохсин Хамид. Выход: Запад [Мохсин Хамид (Mohsin Hamid) - пакистанский писатель. Его романы дважды были номинированы на Букеровскую премию, собрали более двадцати пяти наград и переведены...] Владимир Алейников: Меж озарений и невзгод [О двух выдающихся художниках - Владимире Яковлеве (1934-1998) и Игоре Ворошилове (1939-1989).] Владислав Пеньков: Эллада, Таласса, Эгейя [Жизнь прекрасна, как невеста / в подвенечном платье белом. / А чему есть в жизни место - / да кому какое дело!]