Словесность      
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Лида Юсупова

[Написать письмо]

Лида Юсупова

Я родилась 10 декабря 1963 года в Петрозаводске, с 17 лет жила в Петербурге, который стал мне единственно родным городом - потому что сюда, в свою узкую комнату на Лиговке, из окна которой виден зеркальный тополь, я могу всегда и навсегда вернуться, и потому что здесь я себя и свою поэзию угадала, отрицая несвободу петербургской определенности, конкретной и абстрактной, включая прописку, архитектуру и литературную школу.

Даже прожив в Петербурге более 20 лет, я так и не стала "своей", не утратила вокзального статуса приезжей в отношении к себе - правда, теперь я приезжаю как бы сразу с двух сторон - однажды меня даже представили, в кулуарах одного петербургского поэтического вечера, как "петрозаводско-канадскую поэтессу". Это интересно. Потому что сама я из Петербурга как будто никогда не уезжаю, но в то же время - непрекращающаяся - длится наша с ним первая встреча, я - вечная приезжая в город, откуда не уезжала, даже когда вот сейчас пишу об этом из Торонто. Это мой хаотический, нелинейный Петербург, полная свобода - и чтоб удержаться в ней, надо быть только самой собой.

    буду смотреть и смотреть
    никого ничего снег
    ловить слова они нужны только мне
    угадывая смысл на вкус

Другой мой любимый город - Иерусалим, где я прожила только 8 месяцев (хотя в восьмерке, утешительно, есть знак вечности, это был вынужденно оборванный роман). Петербургская поэтическая книжка "Ирасалимль" написана как раз в ожидании встречи с Иерусалимом. Название пришло из старинных уличных кукольных пьесок. Через месяц после выхода книги, в январе 1996-го, я поехала наяву в мой сказочный Ирасалимль, и это путешествие, неожиданно, превратилось в многолетнее и кругосветное.

Я, конечно, пытаюсь понять, иногда, что же такое поэзия и зачем она, и вот вкратце мои мысли на этот счет. Писание стихов - это угадывание, гадание, угадывание смыслов, вслепую, ласкание камня - вообще, пространство поэзии ощущается как нечто абсолютно неподвижное, каменное, и надо нащупывать, осмыслять линии, знаки… И cвобода как раз нужна, чтобы ничто не отвлекало от определения заданности, статичности смыслов. Когда каждая буква обретает смысл/ы, стихотворение само каменеет. По-моему, используя письменность с ее случайностью и искусственностью, поэзия возвращает язык к его самым началам и, по своей сути, антилитературна.

Из книги "Ирасалимль"
(28 мая 2004)







Купить пуховые одеяла http://www.mirson.com.ua.

www.mirson.com.ua


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Мария Косовская: Жуки, гекконы и улитки [По радужным мокрым камням дорожки, по изумрудно-восковым листьям кустарников и по сочно-зеленой упругой траве медленно ползали улитки. Их были тысячи...] Марина Кудимова: Одесский апвеллинг [О книге: Вера Зубарева. Одесский трамвайчик. Стихи, поэмы и записи из блога. - Charles Schlacks, Jr. Publisher, Idyllwild, CA 2018.] Светлана Богданова: Украшения и вещи [Выхожу за первого встречного. / Покупаю первый попавшийся дворец. / Оглядываюсь на первый же окрик, / Кладу богатство в первый же сберегательный...] Елена Иноземцева: Косматое время [что ж, как-нибудь, но все устроится, / дождись, спокоен и смирен: / когда-нибудь - дай Бог на Троицу - / повсюду расцветет сирень...] Александр Уваров: Убить Буку [Я подумал, что напрасно детей на Буку посылают. Бука - очень сильный. С ним и взрослый не справится...] Александр Чусов: Не уйти одному во тьму [Многие стихи Александра сюрреалистичны, они как бы на глазах вырастают из бессознательного... /] Аркадий Шнайдер: N*** [ты вертишься, ты крутишься, поёшь, / ты ввяжешься в разлуку, словно в осень, / ты упадёшь на землю и замрёшь, / цветная смерть деревьев, - листьев...]