Словесность 


Текущая рецензия

О колонке
Обсуждение
Все рецензии


Вся ответственность за прочитанное лежит на самих Читателях!


Наша кнопка:
Колонка Читателя
HTML-код


   
Новые публикации
"Сетевой Словесности":
   
Литературные итоги 2017 года: линейный процесс или облако тэгов? Писатели, исследователи и культуртрегеры отвечают на три вопроса "Сетевой Словесности"
Михаил Бриф. Избыток света. Стихи
Глеб Осипов. Телеграмма. Стихи
Чёрный Георг. Сны второй половины ночи. Стихи
Владимир Гржонко. Три рассказа.
Семён Каминский. Ты сказала... Рассказ
Владислав Кураш. Серебряная пуля. Рассказ
Яков Каунатор. Когда ж трубач отбой сыграет? Эссе
Александр Сизухин. Другой ПRЯхин, или журчания мнимых вод. Рецензия
Белла Верникова. Предисловие к книге "Немодная сторона улицы".


ПРОЕКТЫ
"Сетевой Словесности"

Редакционный портфель Devotion

[16 января]  
    Юлия Мишанина: учиться обретать.
      сегодня сидит нахохлившись  с возом да на распутье
      гадает на постмодерне  с колядками и постом
      не может определиться какое же время суток
      светлее и мудренее и пламеннее мотор

      не в силах найти отличий  блефуску от лилипутии
      плутая в нонконформизме  ведется на каждый вброс
      кается причащается борщом и кошерной путинкой  
      прабабка в подкорке молится рубинам кремлевских звезд
    А также: Владимир Смирнов: music - postmemory.






КОЛОНКА ЧИТАТЕЛЯ
ЧИТАЕМ:  Игорь Куберский



Леонид Захаров

Куберский И.Ю., Игры с ветром


Куберский И.Ю. Игры с ветром. - СПб: БКК. - 2010. -320 с.

Вот фраза из коротенькой рецензии, вынесенной на обложку: "Все эти тексты, грустные или смешные, лирические или остро-социальные, в каком бы жанре они ни были написаны, объединяет их правдивая документальная основа".

С последним утверждением никак не могу согласиться. По-моему, эти тексты, большая часть которых поначалу появилась в Сетевой Словесности, объединяет не только и не столько документальность. Да и не является признание правдивости безусловным комплиментом для мастера художественного слова. Как любил говорить барон Мюнхгаузен: "Правда заключается в том, что невозможно придумать такую неправду, которая совсем не содержала бы правды". Продолжая мысль барона, отметим, что тем более невозможно, а значит, не стоит и пытаться, выдумать такую правду, которая совсем не содержала бы вымысла.

Конечно, заметки "Из дневника блоггера", скорее всего, действительно представляют собой живые непосредственные отклики на реальные события из нашего пестрого бытия. Тем и привлекательны. Но как быть с циклом совершенно превосходных афоризмов из раздела "Календарь по-восточному"? "Морская свинка никогда не теряет достоинства, потому что не знает, что его можно потерять". Или: "Морская свинка ненавидит свободу, не без оснований считая ее осознанной необходимостью". Остроумно, смешно, но в документальности заподозрить трудно. Чистый вымысел. Может быть, за исключением того факта, что у автора жила или живет морская свинка. Но уж желтого быка у него точно нет, однако афоризмы про него не менее занятны. "Бык очень ревнив и измены не прощает. Потому и рогат".

А вот серия замечательных женских портретов "Его женщины". Даже если они основаны не на вымысле, то неизбежно украшены домыслом. И фотограф ведь, отражающий жизнь в изначальном смысле этого слова объективно (объектив - деталь фотоаппарата), обязательно пропускает портрет через фотошоп - прыщики убрать, кожу подшлифовать, ненужные морщинки сгладить, глазки прочистить. А Игорь Куберский - не фотограф. Он поэт, а значит, субъективен по определению. И слава богу! Зато перед нами художественные тексты, а не протоколы. Хотя рассказы "Игры с ветром" или "Рифменное ожидание" подкупают именно непридуманностью. Здесь компьютер предлагает другое слово: непродуманностью. Вот уж нет! Это не просто продумано, это прожито, пережито и выкристаллизовано, потому и вызывает отклик в душе читателя. Особенно "Рифменное ожидание", которое при всей простоте изложения и кажущейся бесхитростности, меня особенно зацепило. И не только потому, что тема близка. Взят верный тон: обстоятельства трагедийны, а описано светло, даже обиды не видно, разве что печаль.

Ну вот и найдено то, что объединяет эти такие разные тексты. Мастерство автора. О чем бы он ни писал, о вороватой кассирше или о любимой женщине - в каждой строчке чувствуется рука мастера, петербургская интеллигентность, жизненный опыт. А при разговоре с умным человеком даже пустяки кажутся наполненными глубоким смыслом. Почему кажутся? Они реально этим самым смыслом и наполняются.



Обсуждение