Словесность

[ Оглавление ]








КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ


     
П
О
И
С
К

Словесность


ВНИМАНИЕ!
Текст содержит обсценную лексику!
Мы настоятельно рекомендуем Вам
закрыть страницу
или перейти
к оглавлению "Сетевой Словесности"!

Приступая к чтению данной публикации,
вы делаете это по своей доброй воле
и на свои страх и риск.


ПРО  БОЖЬИ  МЫСЛИ  И  ТРАВУ




      * * *

      Мой кот не знает, что умрёт.
      А я - не знаю - как...

      И лес умрет. Не так как кот,
      А как-то так - хуяк! -
      И нет ни елей, ни осин,
      Не станет ничего.

      Мой кот глядит, как будто сын,
      Родное существо.

      А лес стоит, поджав живот,
      Не чувствуя, стоит, -
      Что всё сгорит, что не сгниёт,
      Что не сгниёт - сгорит.

      Я жил когда-то без кота
      И убедился в том,
      Что без кота и жизнь не та,
      Не то что жизнь с котом.

      А лес встречает первый снег,
      Дрожа березняком,
      Где потерялся человек
      С веревкой и мешком.

      Он шёл и всё вперёд глядел,
      И всё глядел вперёд...
      Но отношенья не имел
      Ни я к нему, ни кот.

      Мой кот глядит, как будто сын
      На мир и на людей,
      Как сорок тысяч верных псин
      И добрых лошадей,
      И он не знает, что умрёт.
      А я - не знаю - как.

      И кто кого переживёт,
      Не ведаю. Вот так.

      _^_




      МАРКУ  ШАТУНОВСКОМУ

      1

      Ему, назвавшему Москву
      Геометрическою ватой,
      Приснился сон чудаковатый
      Про Божьи мысли и траву.

      Когда запели соловьи,
      Тот сон закончился мгновенно;
      Но если выпить седуксена,
      Он повторится - c'est la vie.

      В том повторяющемся сне -
      Какие могут быть соблазны?
      И свет, и тьма однообразны
      В том повторяющемся сне.

      Но Бог почувствовал траву:
      Она легла Ему под ноги,
      Когда Он встал на полдороге
      И... превратился в синеву.

      В той синеве возник каркас,
      И приоткрылись перспективы;
      Они кривы и некрасивы,
      Но переменятся, Бог даст.

      2

      Когда он яблоко догрыз,
      Ты помнишь, семечко упало?
      Антропоморфные начала
      Не из него ли разрослись?

      Как далека от них трава! -
      Простое дикое растенье:
      Ни рук, ни ног, ни средостенья -
      Сплошные корни да ботва.

      Сказав Радищеву: "Отпей!"
      (Он сильно сдал в илимской ссылке);
      Уговорили полбутылки
      На фоне заспанных полей.

      С судьбой, напяленной на быт,
      Он спит, поджав худые ноги,
      А Бог стоит на полдороге
      И двигать дальше не спешит.

      Вот сопричастность естеству! -
      Когда не раб, но соглядатай,
      Ты видишь сон чудаковатый
      Про мысли Бога наяву.

      3

      В который день, в каком году
      (Как рассказать о том стихами?) -
      Поэт послал подальше "Знамя",
      "Неву" - в Неву, "Звезду" - в пизду.

      Как он устраивал скандал
      На "45-ой параллели"!
      Как перед ним благоговели!
      Как он лицо не потерял;

      Как обнаружил точку G
      У Музы, сдвинувшей коленки!
      Как он понравился Искренке
      На семинаре Ковальджи;

      Как, приспосабливаясь, жил
      При развитом социализме;
      Как подустал от этой жизни,
      Но на нее не положил.

      Поэт излишен, как гимен,
      Но для чего-то существует;
      Хотя... кого это волнует?
      Поэт излишен, как гимен.

      _^_




      ПРОВИНЦИАЛЬНЫЙ  РОМАН (С)

      Среди лая жучек и трезоров
      Ночью, по дороге на вокзал,
      Мастерицу виноватых взоров
      Кто-то проституткой обозвал.

      Здесь такое часто происходит -
      В подворотнях, пьяные в дрова,
      Так гнобят друг друга и изводят
      Верные поклонники "Дом-2".

      Но беду не развести руками
      Если ты нечаянно свернул
      В переулок, прямо за ларьками,
      Где открыт последний ПБОЮЛ.

      Там, тая недюжинную силу,
      Собраны, слегка возбуждены,
      Ожидают нового терпилу,
      Местные, "с раёна", пацаны.

      Впрочем, вру - не говорить пристрастно
      Первый твой завет, постмодернист!
      Здесь таких, настроенных опасно,
      Нет как нет, давно перевелись.

      Но не всем пока еще по силам
      Изменить себя и уберечь:
      До сих пор барыжит "крокодилом"
      Маленьких держательница плеч.

      Но, глядишь, завяжет понемногу,
      На траву и смеси перейдёт.
      Молодым - везде у нас дорога,
      Старикам - везде у нас почёт.

      Если в рай ни чучелком, ни тушкой -
      Будем жить, хватаясь за края:
      Ты жива еще, моя старушка?
      Жив и я.

      _^_




      * * *

      Я напишу тебе стихи
      Из глупой головы,
      Чтоб пробивало на хи-хи
      Как от дурман-травы,
      Не той, что шмаль и ганджубас,
      А той, что - белена;
      Но та и эта, полюбас -
      Эквивалент говна.

      Всё потому, что месяц - май,
      И я не то курю...
      - Моя твоя не понимай!
      Понятно. Повторю.
      И паханы, и петухи
      О смысле бытия
      Слагают глупые стихи
      Как многие, как я.

      На них ушёл весь прошлый век
      И этот век уйдёт.
      Во тьме проклюнувшийся снег
      На свет произойдёт;
      Он будет падать с высоты
      На сеть шоссейных лент,
      Но это - как считаешь ты -
      Говна эквивалент.

      И я согласен. За говно,
      За снег и за стихи
      На стрелках трут давным-давно
      Крутые и лохи.
      И в этом есть прямой резон,
      Пока не подрались...
      Старинный вальс "Осенний сон"
      Играет гармонист.

      Под этот вальс в родном краю -
      Чего бы ни хотел -
      Я сорок девять лет курю
      В сторонке не у дел.
      Дурман-трава и ганджубас -
      В забивке с табаком -
      Идут четыре к трём, на раз,
      В лесу прифронтовом.

      Летит - разрежен, кособок -
      Проклюнувшийся снег,
      Что раньше стоил - коробок,
      Сегодня стоит - чек.
      В стихах, как в погребе, темно,
      И, видно, потому
      Давно известно, что говно -
      Эквивалент всему.

      _^_




      ЭПИТАФИЯ

      Души наших зверей будут ждать нас, дурных.
      Кто средь них иудей? Эллин кто среди них?
      Людям - ад или рай. Звери замерли тут...
      Им нельзя через край. Люди там их не ждут.

      _^_




      СИБИРЯКАМ

        Андрею Сизых, Игорю Дронову и Анне Асеевой


      Какую тебе ещё, нахуй, свободу?!
      И вольную волю - какую, впизду?! -
      Я пью из ладоней байкальскую воду
      И в ней отраженную вижу звезду.

      В краях, где людей по острогам гнобили,
      Воздвигнут Свободы надежный оплот,
      Среди достояний Восточной Сибири,
      Родной и любимой, и ёбаной в рот.

      Там воинский долг отдавал я Отчизне,
      Не чаял вернуться...И думал - с хуя ль
      Как автор, замеченный в постмодернизме,
      Был позван участником на фестиваль?

      Я ехал и думал: "Неплохо, неплохо -
      Встречать прикатили на паре машин..."
      И спрашивал, нету ли в этом подвоха
      И ежели есть, то какой же он, блин?!

      Отпали вопросы, во всей своей массе,
      Когда баргузин пошевеливал вал,
      И я на корме повторял: "Нихуяссе!" -
      Стоял и на берег с восторгом взирал.

      По краю тайги, на краю ойкумены,
      Где каждой весной зацветают жарки,
      Воистину, ваши края ахуенны,
      Мои драгоценные сибиряки!

      _^_



© Максим Жуков, 2017-2024.
© Сетевая Словесность, публикация, 2017-2024.





НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Поторак. Признаки жизни [Люблю смотреть на людей. Мне интересно, как они себя ведут, и очень нравится глядеть, как у них иногда светло переменяются лица...] Елена Сомова. Рассказы. [Настало время покинуть светлый зал с окнами под потолком, такими, что лишь небо можно было увидеть в эти окна. Везде по воздуху сновали смычки и арфы...] Александр Карпенко. Акустическая живопись Юрия Годованца (О книге Юрия Годованца "Сказимир") [Для меня Юрий Годованец – один из самых неожиданных, нестандартных, запоминающихся авторов. Творчеству Юрия трудно дать оценку. Его лирика – где-то посредине...] Андрей Баранов. Давным-давно держали мир киты [часы идут и непреодолим / их мерный бой – судьба неотвратима / велик и славен вечный город Рим / один удар – и нет на свете Рима...] Екатерина Селюнина. Круги [там, на склоне, проросший меж двух церквей, / распахнулся сад, и легка, как сон, / собирает анис с золотых ветвей / незнакомая женщина в голубом...] Ольга Вирязова. Напрасный заяц [захлопнется как не моя печаль / в которой всё на свете заключалось / и пауза качается как чай / и я мечтаю чтобы не кончалась] Макс Неволошин. Два эссе. [Реалистический художественный текст имеет, на мой взгляд, пять вариантов финала. Для себя я называю их: халтурный, банальный, открытый, неожиданный и...] Владимир Буев. Две рецензии [О романе Михаила Турбина "Выше ноги от земли" и книге Михаила Визеля "Создатель".] Денис Плескачёв. Взыскующее облако (О книге Макса Батурина "Гений офигений") [Образы, которые живописует Батурин, буквально вырываются со страниц книги и нагнетают давление в помещении до звона молекул воздуха...] Анастасия Фомичёва. Красота спасёт мир [Презентация книги Льва Наумова "Итальянские маршруты Андрея Тарковского" в Зверевском центре свободного искусства в рамках арт-проекта "Бегемот Внутри...] Дмитрий Шапенков. По озёрам Хокусая [Перезвоны льются, но не ломают / Звёзд привычный трассер из серебра, / Значит, по ту сторону – всё бывает, / А по эту сторону – всё игра...] Полина Михайлова. Стихотворения [Узелок из Калужской линии, / На запястье метро завязанный, / Мы-то думаем, мы – единое, / Но мы – время, мы – ссоры, мы – фразы...] Дмитрий Терентьев. Стихотворения [С песней о мире, с мыслью о славе / мы в проржавевшую землю бросали / наши слова, и они прорастали / стеблями стали...]
Словесность