Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Письмо в редакцию:
Аркадий Бартов

Слепухин в ожидании Антихриста

о "эссе" Сергея Слепухина "Бартов и пустота"


Уважаемая редакция,

в сетевой "Словесности" в разделе "Очерки и Эссе" появилась рецензия Сергея Слепухина на мою статью в журнале "Урал" (№ 8, 2005) "Миф Санкт-Петербурга. Эталон гиперреальности и культура вторичности". Рецензия появилась только сейчас, очевидно автор долго ее вынашивал. Появление моего отклика на эту рецензию вызвано протестом против того, что в сети, как часто бывает, можно публиковать любой словесный мусор, не имеющий отношения ни к критике, ни к объективному разбору любого литературного текста. Вначале я не хотел вообще откликаться на эту рецензию. Она не стоит того. Но все-таки написал свой отклик, чтобы побудить читателя прочитать мою статью (она уже давно есть в интернете) и вынести объективное мнение о ней, не основывающееся на неграмотной, к тому же написанной в наглом, развязном тоне, рецензии господина Слепухина. Эта рецензия представляет собой набор или полностью лживых, или вытащенных из контекста цитат из моей статьи. Что же мы читаем в этой рецензии?

Начинается это "эссе" с будто бы моего заявления, что никакой ни литературы, ни истории и культуры в России с петровских времен не было, нет и не будет. А есть "один лишь сплошной постмодернизм". Подобной чуши, нигде в статье я не заявлял. Как писал Михаил Булгаков "господин соврамши". Вот уж поистине, как выражается Слепухин "Чушь собачья!" Далее господин Слепухин приписывает мне ряд цитат, которых нет в статье, и которые он почерпнул неизвестно откуда. Приведу в качестве примера: "Гиперреальность, постмодернизм - это способ симуляции всех достижений европейской цивилизации". Я же писал следующее: "Эпоха гиперреальности, постмодернизм, обычно понимается как создание коммуникативных и информационных сетей, делающих образ, изображение, знак, идею более наглядной, осязаемой и реальной, чем то, что в них обозначается или отображается". Господин Слепухин пишет; "По технологии деконструкции", считает Бартов, "построена вся российская цивилизация". Я думаю, что так считает не Бартов, а господин Слепухин. Слепухин разглядел во мне "интуицию пустоты". Очевидно у него очень хорошее зрение. Я же писал в статье о том, что в России развилась сложная парадоксальная интуиция одновременного утверждения и отрицания позитивного мира. Передергивание у господина Слепухина во всем. Слепухин упрекает меня в лености, в том, что я не привел в своей статье примеры постмодернизма в изобразительном искусстве Петербурга. А почему я в данной статье должен их приводить? Статья о другом. Хотя я пишу о новом русском искусстве (петербургских и московских концептуалистах и соцартистах) и их аналогах в европейской культуре. Слепухин боится, что созданный мною "миф легко усвоится новым поколением, которое в переходный после советской эпохи период жаждет отрицания", хотя оправдывает меня тем, что "перехода не знает никто", ссылаясь при этом на Жванецкого, наверное, как на большого авторитета в развенчивании мифов. Примеры псевдоцитат в эссе Слепухина можно приводить долго. Слепухин путает классиков французского постструктурализма, "деконструкцию" Жака Деррида называет деструкцией, Я подозреваю, что господин Слепухин вообще ничего не читал из постструктуралистов, но это не мешает ему ссылаться на их имена, походя, развенчивая их. Вообще путаница у Слепухина во всем. Он приписывает мне цитату Андрея Синявского о "Евгении Онегине", которую я привожу в своей статье. У меня даже складывается впечатление, что он полностью и мою статью не прочитал.

В конце своего "эссе" Слепухин делает страшный вывод, что у меня нет никаких позитивных ценностей, нет у меня культуры, нет никаких авторитетов. Вот так: ни больше, ни меньше. А в самом конце статьи уже совсем мрачно: "сон разума (очевидно, я своей статьей навеял этот сон) рождает чудовищ". И тревога о том, что "вдруг новое поколение (очевидно, вдохновленное моим дурным примером) возьмется за еще более основательную и радикальную деконструкцию культуры и истории?" Я, оказывается, тот пророк, благодаря которому "объявится новый Спаситель (или Антихрист?)". Пока же, заключает господин Слепухин "остается блуждать в пустоте".

Не имеет смысла писать длинный отклик на это "эссе". Я уже давно ничего подобного не читал. Даже молодость не дает права господину Слепухину писать подобную чушь. Жаль, что "Словесность" предоставляет место для публикации подобного. Остается надеяться, что редакция хотя бы в интересах объективности опубликует мой отклик на это "эссе".



16.12.2006 г.
Санкт-Петербург




© Аркадий Бартов, 2006-2020.
© Сетевая Словесность, 2006-2020.

Продолжить дискуссию можно в книге отзывов.








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность