Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Мемориал-2000

   
П
О
И
С
К

Словесность


Письмо в редакцию:
Аркадий Бартов

Слепухин в ожидании Антихриста

о "эссе" Сергея Слепухина "Бартов и пустота"


Уважаемая редакция,

в сетевой "Словесности" в разделе "Очерки и Эссе" появилась рецензия Сергея Слепухина на мою статью в журнале "Урал" (№ 8, 2005) "Миф Санкт-Петербурга. Эталон гиперреальности и культура вторичности". Рецензия появилась только сейчас, очевидно автор долго ее вынашивал. Появление моего отклика на эту рецензию вызвано протестом против того, что в сети, как часто бывает, можно публиковать любой словесный мусор, не имеющий отношения ни к критике, ни к объективному разбору любого литературного текста. Вначале я не хотел вообще откликаться на эту рецензию. Она не стоит того. Но все-таки написал свой отклик, чтобы побудить читателя прочитать мою статью (она уже давно есть в интернете) и вынести объективное мнение о ней, не основывающееся на неграмотной, к тому же написанной в наглом, развязном тоне, рецензии господина Слепухина. Эта рецензия представляет собой набор или полностью лживых, или вытащенных из контекста цитат из моей статьи. Что же мы читаем в этой рецензии?

Начинается это "эссе" с будто бы моего заявления, что никакой ни литературы, ни истории и культуры в России с петровских времен не было, нет и не будет. А есть "один лишь сплошной постмодернизм". Подобной чуши, нигде в статье я не заявлял. Как писал Михаил Булгаков "господин соврамши". Вот уж поистине, как выражается Слепухин "Чушь собачья!" Далее господин Слепухин приписывает мне ряд цитат, которых нет в статье, и которые он почерпнул неизвестно откуда. Приведу в качестве примера: "Гиперреальность, постмодернизм - это способ симуляции всех достижений европейской цивилизации". Я же писал следующее: "Эпоха гиперреальности, постмодернизм, обычно понимается как создание коммуникативных и информационных сетей, делающих образ, изображение, знак, идею более наглядной, осязаемой и реальной, чем то, что в них обозначается или отображается". Господин Слепухин пишет; "По технологии деконструкции", считает Бартов, "построена вся российская цивилизация". Я думаю, что так считает не Бартов, а господин Слепухин. Слепухин разглядел во мне "интуицию пустоты". Очевидно у него очень хорошее зрение. Я же писал в статье о том, что в России развилась сложная парадоксальная интуиция одновременного утверждения и отрицания позитивного мира. Передергивание у господина Слепухина во всем. Слепухин упрекает меня в лености, в том, что я не привел в своей статье примеры постмодернизма в изобразительном искусстве Петербурга. А почему я в данной статье должен их приводить? Статья о другом. Хотя я пишу о новом русском искусстве (петербургских и московских концептуалистах и соцартистах) и их аналогах в европейской культуре. Слепухин боится, что созданный мною "миф легко усвоится новым поколением, которое в переходный после советской эпохи период жаждет отрицания", хотя оправдывает меня тем, что "перехода не знает никто", ссылаясь при этом на Жванецкого, наверное, как на большого авторитета в развенчивании мифов. Примеры псевдоцитат в эссе Слепухина можно приводить долго. Слепухин путает классиков французского постструктурализма, "деконструкцию" Жака Деррида называет деструкцией, Я подозреваю, что господин Слепухин вообще ничего не читал из постструктуралистов, но это не мешает ему ссылаться на их имена, походя, развенчивая их. Вообще путаница у Слепухина во всем. Он приписывает мне цитату Андрея Синявского о "Евгении Онегине", которую я привожу в своей статье. У меня даже складывается впечатление, что он полностью и мою статью не прочитал.

В конце своего "эссе" Слепухин делает страшный вывод, что у меня нет никаких позитивных ценностей, нет у меня культуры, нет никаких авторитетов. Вот так: ни больше, ни меньше. А в самом конце статьи уже совсем мрачно: "сон разума (очевидно, я своей статьей навеял этот сон) рождает чудовищ". И тревога о том, что "вдруг новое поколение (очевидно, вдохновленное моим дурным примером) возьмется за еще более основательную и радикальную деконструкцию культуры и истории?" Я, оказывается, тот пророк, благодаря которому "объявится новый Спаситель (или Антихрист?)". Пока же, заключает господин Слепухин "остается блуждать в пустоте".

Не имеет смысла писать длинный отклик на это "эссе". Я уже давно ничего подобного не читал. Даже молодость не дает права господину Слепухину писать подобную чушь. Жаль, что "Словесность" предоставляет место для публикации подобного. Остается надеяться, что редакция хотя бы в интересах объективности опубликует мой отклик на это "эссе".



16.12.2006 г.
Санкт-Петербург




© Аркадий Бартов, 2006-2018.
© Сетевая Словесность, 2006-2018.

Продолжить дискуссию можно в книге отзывов.








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Иван Марков: "Эдем денц-денц" и другие рассказы [Идите в мир, где всё знакомо и законно, оставьте за спиной пунктир домов, дворов, окон балконных. Оставьте всё!..] Татьяна Шереметева: Бл@ди Мэри [... И вот на смену одинокой ночи приходит день и вместе с ним ощущение, что жизнь - она рядом, только руку протяни. Но это чужая жизнь, чужое тепло и...] Александр Карпенко: Борис Берлин: "Дотронуться - жизнями" (О книге Бориса Берлина "Цимес. Несовременная проза") [Проза Бориса Берлина - это сплав высокохудожественного и крайне эмоционального повествования...] Максим Жуков: Когда строку диктует чувство [Страдал одним, а умер от другого / Средь медсестер, напоминавших бикс. / Вначале, может быть, и было Слово, / Но в тишине пересекают Стикс...] Ирина Жураковская: Дед и миньоны [Ужасные и беспринципные миньоны мультяшные могут быть и добрыми, смешными, и до ужаса ужасного злыми и бесчеловечными. Это уж, какой хозяин-создатель...] Александр Фельдберг: Жопники [По коридору колонопроктологического отделения больницы номер** бродит Виталик...] Вера Липатова, Вечер арт-терапии Нади Делаланд [В арт-кафе "Д'Иван" открылся проект "Вселенная", заявленный Николаем Милешкиным. Первым гостем "Вселенной" стал поэт, арт-терапевт, кандидат филологических...] Надежда Герман: Простой сюжет [Жизнь утекает день за днём. / Мы притворились, что смирились. / Под крышу ласточки забились. / Чернеет тополь под дождём. / Мы это дело переждём...]
Словесность