Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


Данте Габриэль Россетти

(1828-1882)


    От переводчика

    Россетти всегда привлекал меня, с одной стороны, своей чрезвычайной трудностью, жесткими рамками, в которые его поэзия ставит переводчика, и, с другой стороны, чрезвычайной свободой интерпретации, открытой переводчику. Некоторая размытость, смутность, манерность выражения - и безукоризненно отточенная поэтическая форма. Поэтому путь к свободе для переводчика Россетти всегда лежит через овладение формой. Не нужно забывать, что Россетти сам был блестящим, гениальным переводчиком сложнейшей ранней итальянской поэзии.

    Вокруг произведений Россетти никогда не угасают споры. Одни называют его второстепенным, даже третьестепенным викторианским поэтом, сексуально озабоченным пошляком, существом, порабощённым идеей доминирующей женственности, другие - одним их самых оригинальных поэтов XIX века, гением, мистиком, даже пророком.

    Россетти требует подготовленного читателя, способного к преодолению внешних наслоений - намеренно архаичного языка, нагромождений "сладких" прилагательных, запутанных образов. Читателя, способного интерпретировать текст, не боящегося сделать выбор, создать свою "систему" прочтения.

    Именно вследствие многогранности интерпретации русские переводы Россетти наверняка постигнет участь оригиналов. Можно ожидать такого же разнобоя мнений, таких же похвал и обвинений переводчику, какими осыпают и самого автора.

    Россетти - поэт, достигший совершенного равновесия, совершенной гармонии. Россетти непереводим. В русском языке нет средств для передачи языка Россетти. Всё, что может сделать переводчик - это создать форму, технически достойную оригинала, и предложить своё видение, свою интерпретацию. Именно качеством этой интерпретации, её сообразностью, связностью, стройностью, а не так называемой буквалистской "близостью" к оригиналу, и должно определяться качество перевода.

    Вланес



    От редактора раздела переводов

    Данте Габриэль Росетти переводился на русский язык очень мало, и еще меньше переводов из него представлено в Сети. Между тем этот поэт заслуживает по меньшей мере пристального внимания. Хотя бы как эмблема, знамя (и жупел) движения прерафаэлитов.

    Владислав Некляев (Вланес) уже известен посетителям "Сетевой Словесности" как поэт, придерживающийся в своей ритмике строгих классических правил, а в образном строе - модернистской изощренности. Благодаря нынешней публикации становится понятнее, "из какого сора" растут его стихи. А из приложенного объяснения понятнее - почему.

    Михаил Визель

8 марта 2004:
Из сборника сонетов "Дом Жизни"
Стихотворения

Переводы Вланеса






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность