Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



БОЙСЯ,  ДЕВОЧКА!


* УРБАНИСТИЧЕСКИЙ СОНЕТ
* Зима опять пришла красиво...
* Послушай, Герда, он уже немолод...
* Угомонится дочь...
 
* Мороз и солнце...
* Кроме кладбища и больниц...
* МУМУ
* Когда ты меня покинешь...


    УРБАНИСТИЧЕСКИЙ  СОНЕТ

    Был первый снег тяжёл, как первый блин.
    И комом в горле городского эго
    Застряли улица, фонарь, аптека
    И штат снегоуборочных машин.

    Ленивый город, властный исполин,
    Аляповато слепленный из Лего,
    Брезгливо избавляется от снега,
    Любуясь блеском собственных витрин.

    ...А снег уже не падает к ногам -
    Вцепляется в лицо своим врагам
    И наступает, от пурги тупея.

    Природа зло куражится, кружит,
    Заваливая снегом этажи
    В последний вечер северной Помпеи.

    _^_




    * * *

    Зима опять пришла красиво,
    И снег блестел...
    Но поднимался запах псины
    И мёртвых тел.

    Зима сулила избавленье,
    И - снег не врёт! -
    Моё счастливое мгновенье
    Вмерзало в лёд.

    И можно было веселиться.
    Хихикал бес,
    И мне бесчувственные лица
    Кричали: "Блеск!"

    И я поверила бы лести -
    Так снег блестел!
    Когда б не запах грязной шерсти
    И мёртвых тел.

    _^_




    * * *

    Послушай, Герда, он уже немолод,
    И ты от сказок детских отвыкай.
    Молчание, величественный холод.
    Тебя дурачит выдуманный Кай.

    Не хочешь замечать во взгляде льдинки.
    Давно потух твой пламенный герой!
    А ты всё веришь в магию слезинки
    И плачешь над любовною мурой,
    И пишешь письма.

    Он их не откроет.
    И не ответит - слышишь? - никогда!
    Вокруг так много сказочных героев,
    А ты колдуешь над кусочком льда.


    ...Я истины такие изрекаю,
    Что ощущаю крылья за спиной!
    Но Герда почему-то верит в Кая,
    И не желает говорить со мной.

    _^_




    * * *

    Угомонится дочь.
    В квартире стихнет шум.
    Закутываясь в ночь,
    Тебе я напишу
    Про королей и дам,
    И тайный интерес,
    Не свойственный годам
    Заслуженных принцесс.

    Мучительной зимой,
    Когда белеет взгляд,
    Я напишу письмо
    Тебе про всё подряд:
    И про коня в пальто,
    И про меха в грязи...
    Короче, не про то,
    О чём ты так просил.

    _^_




    * * *

    Мороз и солнце.
    И вчерашний снег -
    Оплавившийся, посеревший, страшный.
    Тепло явилось,
    Распустило шашни
    И кинуло доверчивых калек,
    В сердцах которых вешние шумы
    И метастазы застарелой злобы -
    Холодные отродия зимы,
    Слежавшиеся в плотные сугробы.

    _^_




    * * *

    Кроме кладбища и больниц,
    Есть немало спокойных мест.
    Бойся, девочка, добрых лиц,
    Охраняющих тихий лес,
    Где ни посвиста, ни куста,
    Чтобы спрятался дикий зверь.
    Это, девочка, неспроста.
    Тишине никогда не верь.

    Там, где нету следов зверья -
    Кто хранит чистоту границ?
    Где не тронут и муравья -
    Опасаются пенья птиц.
    Видишь, лица напряжены -
    Потревожили их уют!
    Бойся, девочка, тишины,
    Где за шорох тебя убьют.

    _^_




    МУМУ

    Солнце нежным светом красит
    Что попало поутру.
    Я тебя люблю, Герасим,
    Только слов не подберу.

    Пруд под солнцем нежит кожу,
    Замолчал, пригревшись, чиж...
    Ты, наверно, любишь тоже,
    И поэтому молчишь.

    _^_




    * * *

    Когда ты меня покинешь,
    Ко мне возвратится муза
    С глазами филологини
    И жизненным багажом
    Внимательной умной стервы,
    Хранительницы искусства.
    Я стану писать шедевры,
    Как ты от меня ушёл.

    И - никуда не деться -
    Меня назовут поэтом.
    Стыдливо забьётся сердце
    В пустой уголок груди.
    В литературной школе
    Я стану давать советы
    Как надо писать о боли.

    Не надо.
    Не уходи.

    _^_



© Мария Тарасова, 2004-2020.
© Сетевая Словесность, 2005-2020.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Алексей Смирнов: Концерт на карантине [Вот разные рыбы, - благожелательно отмечал господин Лю, шествуя через рынок. - Вот разные крабы. Вот разные гады, благоухание которых пленяет... / ...] Татьяна Грауз. Прекрасны памяти ростки [Татьяна Грауз о самых ярких авторах второго тома антологии "Уйти. Остаться. Жить", вышедшего в 2019 году и охватившего поэтов, умерших в 70-е и 80-е...] Татьяна Парсанова: Пожизненно. Без права переписки [Всё чаще плачем, искренне, как дети... / Всё чаще в кофе льём слезу и виски... / Да кто же знал, что нам с тобою светит - / Пожизненно. Без права...] Ирина Ремизова: За птицей [когда - в который раз - твой краткий век / украдкой позовёт развоплотиться, / тебя крылом заденет человек, / как птица...] Алексей Борычев: Обречённость [Бесполезная пустота. / Кто-то... Что-то... А, может, нечто... / И весна, как всегда, не та. / Беспричинно бесчеловечна...] Братья Бри: Живой манекен [Прежде я никогда не испытывал тяги к игре, суть которой - заманить чей-то разум, чьи-то чувства в сети, сплетённые из слов. Я фотохудожник, и моё пространство...] Наталья Патроева, Юрий Орлицкий. Настоящий филолог, умеющий писать стихи [В "Стихотворном бегемоте" выступила петербургский ученый и поэт Людмила Зубова.] Сергей Слепухин: Блаженство как рана (О книге Александра Куликова "Двенадцать звуков разной высоты") [Для художника на Дальнем Востоке нет светотени. Здесь отсутствие светотени и есть свет...] Александр Куликов: Стихотворения [В попутчики брал я и солнце, и ветер, и тучи. / Вопросами я и луну, и созвездия мучил. / Ответы на травах, каменьях и листьях прочел, / и кто-то...] Максим Жуков: Она была ничё такая [На Пешков-стрит (теперь Тверская), / Где я к москвичкам приставал: / "А знаешь, ты ничё такая!" - / Москва, Москва - мой идеал...]
Словесность