Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Цитотрон

   
П
О
И
С
К

Словесность







МЕЖДУ  ТУГО  СПЕЛЁНУТЫХ  СТРОК...


Слава Богу, нынче нет необходимости бросаться в защиту своего единомышленника, в особенности по вопросам традиционности его поэтического языка или, наоборот, нетрадиционности. Поддерживать чаще приходится от внутренних сомнений, какие одолевают литератора, вдруг открывшего в себе особое зрение. Впрочем, поэты не всегда осознают это самое открывшееся особое зрение...

Я уже давно слежу за творческими экспериментами Сергей Сутулова-Катеринича.

Поэзия его принадлежит к тому ряду, который представлен Пастернаком, Маяковским, Мандельштамом и другими литераторами, стремившимися к обновлению метафорических средств в русской литературе.

Как известно, один пишет хорошо, потому что сложен, другой пишет хорошо, потому что прост и следует традициям Пушкина, Твардовского, Есенина. Эти споры будут продолжаться вечность, пока существует сама поэзия.

Поэту свойственно спрашивать себя: "А что дальше?" Сделает ли он следующий шаг, который заинтересует читателя, прыгнет ли он в высоту или спрыгнет с высоты? Талант должен всё время "брать вертикаль" - выражение авиаторов, означающее, что самолёт в вертикальном полёте "уходит в сверхзвук". И предметом размышлений в этих случаях бывает не только постижение души, но и забота об обновлении выразительных средств.

В поэты принимают по стихам, а славят - по книгам. То есть самое главное в данном контексте - слово. Посмотрите, как поэт пишет о городе. И не только о городе. О любимой, о любви и ещё о многом.

Не знать о городе, не помнить
Церквей, трамвайного кольца...
Закрытые глаза наполнить
Сияньем твоего лица.

Должен обратить внимание читателя на то, что созданное автором не так легко цитировать. Рисунок его стихов словно сделан из одной затейливой нити, и, удалив фрагмент, трудно восстановить всю форму.

Два дурака векам внимают:
Костёр. Река.
            Воспоминанья.
Вода в огне не утихает.
Огонь в воде гудит стихами.

Есть у Сергея поэма "Ангел-подранок". Впрочем, поэмой он её не называет. В отличие от некоторых стихов, "Ангел-подранок" написан очень внятно. Сюжет выстроен без затей: упал вблизи бани краснокрылый ангел. Подумаешь - привычное дело! К событию причастен дед - не то банщик, не то хозяин бани. А ещё врач. Ангел возносится на небо, врач произносит несколько сентенций, дед помирает в пьяном кураже. Точнее, не то помирает, не то возносится на небо.

Вот и всё. Остальное - где-то между туго спелёнутых строк...

Таковы некоторые поэтические устремления автора сборника. Я рад, что "Дождь в январе" теперь уже непременно дойдёт до читателя и окажется, я уверен, приметной книгой. Книга встанет на пути скудоумного поэтического короткомыслия, которым грешит наше время. И будет воспитывать читателя.


Георгий Шумаров



Дождь в январе
Сборник стихов

Автор предисловия -
член Союза российских писателей
Георгий Шумаров
Редактор - Евгений Панаско
Художник - Татьяна Литвинова
В оформлении книги использованы работы
Петра Охрименко,
Геннадия Ткаченко,
Александра Макушенко
Формат - 70х100 1/32
Страниц - 176
Тираж - 1. 000
Ставрополь
Редакционно-издательская группа "Шат-гора"
1999 год
© Сергей Сутулов-Катеринич, 1999
© "45-я параллель", 1999









 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]
Словесность