Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ

Наши проекты

Обратная связь

   
П
О
И
С
К

Словесность



*


* СТАРИК БЕНАМУКИ
* Моя мама спит на жесткой подушке...
* ЗАДЫХАЯСЬ ОТ ПЛАЧА
* В природе что-то происходит?..
* Я не читал, простите, древних греков...
 
* Джаз в эфире накатывается волной...
* Уже комары уснули...
* КИТАЙСКАЯ ЗИМА
* Мы уедем с тобою когда-то на греческий остров...
* ДРУГОЙ ВИННИ ПУХ


    СТАРИК БЕНАМУКИ *

    В горах, у самых вершин, живет старик Бенамуки,
    И все говорят ему: "О!" и ждут от него тепла.
    Он создал нас из песка, и дал нам глаза и руки.
    И в пальцах его - огонь, а в наших пальцах - зола.

    Он дал нам растить детей и в море ходить за рыбой.
    Он дал нам мир и покой, и дал войну и чуму.
    И если сердце в груди застынет холодной глыбой,
    Мы все уходим к нему, мы все уходим к нему.

    Оракулы говорят - следи за полетом птицы,
    За падающей звездой, за цветом волшебных трав.
    Но надпись в Книге горит, вверху на каждой странице:
    "Чему суждено - придет. Старик Бенамуки прав".

    ------------------
    * Бенамуки - Бог дикаря Пятницы,
    героя романа Д. Дефо "Робинзон Крузо"

    _^_




    * * *

    Моя мама спит на жесткой подушке,
    Там внутри не пух, не перья, а вата.
    Я мечтаю о красивой игрушке,
    В общем, мы живём не очень богато.

    Кашу пшенную едим с маргарином,
    Чай на завтрак пьём пустой с сухарями,
    Телевизор смотрим с морем и Крымом,
    А в окно глядится ночь с фонарями.

    Вот я вырасту здоровым и сильным,
    Стану на ноги и плечи расправлю,
    И уйду за счастьем, дальним и пыльным,
    А свою подушку маме оставлю.

    _^_




    ЗАДЫХАЯСЬ ОТ ПЛАЧА

    На могилах весною всегда оседает песок,
    Даже если тебя похоронят не лёжа, а стоя,
    Даже если тебя похоронят лицом на Восток,
    Всё равно оседает песок над твоей головою.

    На могилах весною всегда прорастает трава,
    Зеленее и гуще всего там, где губы и веки,
    Где блестели глаза, где зарыта твоя голова,
    И сквозь эту траву можно выглянуть - как там на свете.

    Так ли солнце взошло, так ли птицы в деревьях орут,
    И не сильно ли землю морозом побило зимою.
    И кого там опять, задыхаясь от плача, несут,
    И взошла ли трава на могилах, соседних с тобою.

    _^_




    * * *

    В природе что-то происходит?
    В природе что-то происходит.
    Желтеют листья, переходит
    Глухой сентябрь в октябрь немой.
    Гуляя, пары гимназисток
    Центральной улицей проходят.
    И близко, вроде бы, проходят,
    А не дотронуться рукой.

    А было лето! Было лето!
    Земля и море спали вместе,
    И целовало землю море,
    И счастлива была земля!
    Теперь они лежат отдельно,
    Теперь у них ни слов, ни песен,
    Теперь они - не то, что раньше,
    А просто волны и поля.

    Поля и волны. Виноградник
    Сплетает гроздья, грусть и листья.
    В степи за городом просторно,
    В степи совсем ещё тепло.
    А гимназистки на скамейках
    Своих целуют гимназистов,
    И я за ними наблюдаю,
    И на душе моей светло.

    _^_




    * * *

    Я не читал, простите, древних греков,
    Я наблюдаю местных человеков,
    Мой глаз острей с годами стал, и веко
    Все реже с любопытством лезет вверх.
    Я вообще читал не то, что надо,
    И как-то, у решетки зоосада,
    Я осознал, что выхожу из ряда,
    Из ряда вон, и раздражаю всех.
    Идут дожди, и мой табак сыреет,
    ОВИР не признает меня евреем,
    И от тоски и скуки я дурею,
    И сердце жмет, висит на волоске,
    Никто меня вокруг не понимает,
    Жена уже два дня не обнимает,
    И что ж меня, ты спросишь, занимает,
    Да так, я строю замки на песке.
    У нас песка достаточно - ведь море ж,
    Но, правда, ветер - с ветром не поспоришь,
    Он дует триста дней в году (всего лишь!)
    И надувает наши паруса.
    И я дрейфую, теплое теченье
    Привычно вызывает вдохновенье,
    Я на корме сижу, грызу печенье,
    И древних греков слышу голоса.

    _^_




    * * *

    Джаз в эфире накатывается волной
    И жизнь сжигает дотла.
    Ты уехала к маме, ты не со мной,
    И соседка вчера умерла.
    От соседки остался земли клочок -
    Палисадник, в подъезде след.
    Ты сказала: "Я вернусь, дурачок".
    Ты - вернешься, соседка - нет.
    Над ней священник прочел слова -
    Молитву за упокой.
    Мне страшно, слышишь, ты не права,
    Скорей возвращайся домой.

    _^_




    * * *

    Уже комары уснули
    В своих уголках укромных,
    Уже посерело море,
    И стал холодным песок.
    Уже красавица - осень
    Спустилась на крыльях черных
    В наш сад. И седым туманом
    Мне выбелила висок.

    Когда мы были моложе,
    Мы были много дороже
    На старом оптовом рынке
    Удачи и волшебства.
    Нам солнце в лицо светило,
    И страсть в нас была, и сила,
    И дурь. И не стало дури -
    Не стало и колдовства.

    И нет. А вечное время,
    По темени ветром вея,
    Безжалостно и бесстрастно
    Стирало юность с лица.
    У времени - лес и горы,
    У нас - дурные затеи,
    А жизнь все длится и длится.
    Безвкусная. Без конца.

    _^_




    КИТАЙСКАЯ ЗИМА

    В Китае зима, над равниной проносится ветер,
    Над Желтой Рекою повисли тяжелые тучи,
    Бумажный фонарик не в силах разжалобить вечер,
    И вечер садится, сливаясь со скрипом уключин.
    Тибет далеко, на Тибете все яки да Ламы,
    На бритые головы Лам снег холодный ложится,
    А яки стоят, как волы, только пар над рогами,
    Но за уши брать их нельзя - они будут сердится.
    В Китае зима. Собран рис и разложен в корзины,
    Полено горит в очаге для тепла и для света,
    И опиум собран, и чай - для чего еще зимы.
    И снежные тучи идут с плоскогорий Тибета.

    _^_




    * * *

    Мы уедем с тобою когда-то на греческий остров,
    Сложим дом из камней, и очаг, и поймаем козу,
    Назовем ее Арфа, и жить будем тихо и просто,
    Лишь бы крыша не очень у нас протекала в грозу.
    А вокруг будет море, оно будет добрым и щедрым,
    Я в погожие дни из него буду рыбу ловить,
    Так состаримся мы, нас соленые выбелят ветры,
    И зимою умрем, и коза нас пойдет хоронить.

    _^_




    ДРУГОЙ ВИННИ ПУХ

    I

    Как-то Время пришло к Винни Пуху, и он повзрослел.
    Он свой лес обошел и зарыл свою книгу под дубом.
    Птицы в кронах кричали: "Куда ж ты собрался, пострел?",
    Но молчал Винни Пух, закрывая глаза нерасчесанным чубом.

    А за лесом лежала долина и пальцы дорог,
    Он пожал эти пальцы и выбрал, которые к морю,
    А вдогонку ему все махал и махал Пятачок,
    И всего впереди было вдоволь - и счастья, и горя.



    II

    А ветер дует Винни Пуху в спину,
    А то - в лицо, то лоб ему, как сыну,
    Вечернею прохладой освежит,
    Подошвы стерты ровно вполовину,
    Песок шуршит, а путь далек лежит.

    Пух долго шел в пыли и к морю вышел,
    И переплыл его, и у мальчишек,
    Хозяев порта и ловцов трески,
    Его назвали как-то "дядя Миша",
    И он очнулся, глянув на виски.

    Что ж, вот и "дядя". Ветер в спину дует,
    И непогода в небесах колдует,
    Дорога - прямо, нет дороги вспять.
    Закат червонным облака рисует.
    И кто нас ждёт? А некому нас ждать.



    III

    Посредине земли, посредине горячего вечного лета,
    На чужом берегу, пропуская сквозь уши
    чужую гортанную речь,
    Я вдруг вспомнил тебя, Пятачок,
    как кричал ты мне вслед, и порывами ветра
    Уносило слова твои в сторону, может быть, чтобы сберечь.

    Я письмо бы тебе написал, да у нас там и адреса нету,
    Я тебя не забыл, и надеюсь, что кто-нибудь помнит меня,
    Ты всегда был домашним, а я вот болтаюсь по белому свету,
    И забрался далеко, до вас не доскачешь,
    и нету деньжат на коня.

    Знаешь, я здесь один, а приятели - им бы поесть да напиться.
    Всё гогочут по-своему, некому даже про лес рассказать.
    Я диктую письмо в пустоту, может, слышит какая-то птица,
    Может, знает по-нашему,
    может быть, сможет тебя разыскать.



    IV

    Как, ты думаешь, живем мы тут, Винни?
    Все старинную толчем воду в ступе,
    Коротаем у окна вечер зимний,
    Да болтаем по утрам ложкой в супе.
    Что ни глянь, все бурелом да валежник.
    Старый лес, и что, к чертям, в нем такого?
    Ну орехи, ну весною подснежник,
    Нет, ты там счастливей нас, право слово.

    Про тебя мне начирикала птица,
    Говорит, летела долго-далеко.
    Будь по-твоему, решил возвратиться -
    Приезжай, мне тоже тут одиноко.

    Помнишь, ты тогда ушел, было лето.
    Я считал, ну через годик вернется.
    Тридцать лет прошло, а ты - все по свету,
    И твой дуб в мое окно веткой бьется.



    V

    Над Стамбулом - туман, а Европа засыпана снегом.
    В небо трубы дымят, и кострами зажглись пустыри.
    Старый доктор, закутавшись в плед, пишет длинные письма коллегам.
    Далеко до весны и, по звездам видать, далеко до зари.

    Пишет он, что отмеряно всем, без поправок по росту и весу,
    Мелких пакостей, крупных обид, тишины и случайных даров.
    Если вышел из леса, то значит вернешься когда-нибудь к лесу.
    По Писанию так. Возвращаются все под родительский кров.

    Лес обнимет тебя лопухами, закутает в травы,
    Сядешь ты у корней, и охватит тебя забытье.
    И кусты зацветут над тобой, и пахнет беленою-отравой,
    И останется после тебя только детское имя твое.

    _^_



© Аркадий Суров, 2001-2018.
© Сетевая Словесность, 2001-2018.






 
 

Приобрести тренажер эллипсоид для тренировок.

beger.ru


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность