Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



ГОРОДСКОЙ  РОМАНС


* Салют рассыпался над городом...
* Страсть улицы выкидывать коленца...
* Вплывает вечер, груженный тенями...
* Головоломкий ребус и кроссворд...
* Названья улиц - тайные посланья...
* ночное построенье второпях...
* Сомненье в подлинности сходства...
* Топкий капкан...
* Высоко-высоко потолок...
 
* бабочка...
* День свернулся, как молоко...
* Густые тени - мидия, фиалка...
* Бродя в мечтах без всякой цели...
* Чеканит время тень под аркой на Галерной...
* Нам связная речь не дается...
* Лишь поцелуй подытожит ответ...
* Ну, вот и все. Мы умерли - дыши!..
* ГОРОДСКОЙ РОМАНС



    * * *

    Салют рассыпался над городом,
    Перерезая крестным знаменем
    Плерому,
    Заплетая в бороду,
    Проспекты, улицы и здания.

    На "Киномаксе" хитро щурится
    Зрак голливудовского омута,
    Клюет подслеповато улица
    Хвалу
    Блокбастеру какому-то.

    Залетный ужас? - Фейерверками
    Родной кошмар,
    Свой, доморощенный.
    У касс, флиртующие с клерками,
    Графитным росчерком упрощены,

    Все те же парки с лентой узкою
    Пупка,
    Турецко-оголенного,
    Подсолнечное семя лузгая,
    Ждут воскресенья погребенного.

    Но апокалипсис обыденный
    Не в кинозале дзигавертовом,
    Он - за спиною, не увиденный
    В протертом небе, пыльно фетровом,

    В утробе черной, не распознанный,
    Грозится сатанинской искрою,
    Фальшивым блеском щедро розданный
    В ладони, сложенные мискою.

    _^_




    * * *

    Страсть улицы выкидывать коленца,
    Петлять и узиться в твердеющую мглу,
    Где глух предсмертный вздох,
    А крик младенца
    Вонзает в сердце острую иглу,
    Где гитарист вычесывает звуки,
    Скребет до крови, ржавчиной пылит,
    И хочется дыхание и руки
    Сломать о ночи черный монолит...

    _^_




    * * *

    Вплывает вечер, груженный тенями,
    Хоронит лета утомленный сад,
    А с ним меня
    Внизу, под тополями,
    Идущего на ощупь, наугад.

    Плеск темных вод
    Сомкнет в кольцо над бездной
    Безумия хтоническая тьма.
    Вот только б знать,
    Что жить не бесполезно,
    Идти вперед и не сойти с ума.

    _^_




    * * *

    Головоломкий ребус и кроссворд -
    Соитье площадей и переулков.
    Кривлянье кровель,
    Напряженье хорд -
    Вот города распяленная шкурка.

    Все потерявший -
    Веру ординат
    И непреклонности надменную абсциссу,
    Не бойся Этого,
    Кто головою над,
    И по углам гоняет, точно крысу.

    Петляет улицы бегущая строка,
    Не вычисленный,
    Не попавший в лапы,
    Взгляни наверх -
    Не протекли пока
    Чернила Инквизиции и Папы.

    _^_




    * * *

    Названья улиц - тайные посланья:
    Сомнение, возмездие, угроза.
    Игра без правил, шифром наказанье,
    Озноб наркоза.

    Причинно-следственные рвущиеся связи,
    В цепочке логики - оккультной веры звенья.
    Ты ждешь, что в князи выведет из грязи
    Знаменье.

    Так знай, криптограф, буйный пораженец,
    Пятерка чувств ни в чем не виновата,
    В картуше улицы, пинках ее коленец,
    Поленниц клинописи, рунах полотенец -
    Себя утрата.

    _^_




    * * *

    ночное построенье второпях
    дневных забот тревог и прочей дряни
    отчетливые тени на экране
    бессонницы и большеглазый страх

    пираты пиранезиевых мест
    пираньи однорукие бандиты
    идут на дело жаль слоны убиты
    не все окрест

    калашников прицеленный махно
    осанна в воздухе звучит или осама
    асфальт зовет как лоно Авраама
    открыть окно

    _^_




    * * *

    Сомненье в подлинности сходства
    С прежним мной:
    Я понял вдруг, что стал неузнаваем,
    "Я" отчужден от "я", тесним стеной,
    И для себя недосягаем.

    Безличность - отчужденности залог,
    Но впереди еще метаморфоза -
    Когда души скорлупку слущит Бог
    И сплюнет в землю чешую невроза.

    _^_




    * * *

    Топкий капкан
    глаукомой мутнеющих окон,
    Влажный валежник лучей,
    получивших пожизненный срок...
    Господи,
    как одиноко!
    Боже,
    жмет поводок!

    _^_




    * * *

    Высоко-высоко потолок,
    Детства вытертый уголок,
    Чьи зарубки так много значат.
    И целительней, чем мумие,
    Здесь, случается, тихо мое
    Привиденьице плачет.

    _^_




    * * *

    бабочка
    крылышко в звездной пыли
    нимб головой над
    хрупкое кружево не опали
    перелетая в ад

    ангел
    что должен меня спасти
    нежный боец эмчеэс
    недолговечный хитин в горсти
    недостижимых небес

    неизмеримый хитин любви
    грустной надежды хруст
    вымоли вызволи позови
    слетом к устам уст

    _^_




    * * *

    День свернулся, как молоко,
    И снимает пенки июнь.
    Облака улетят далеко -
    Только дунь.

    Ты свернулась в комочек, клубок.
    Так лежала все девять, когда
    Намечали торжественный срок
    Неизмеренные года.

    И летишь, и паришь, только дым,
    Только пар, мимолетный эфир.
    Хорошо улетать молодым,
    За окраинный мир.

    _^_




    * * *

    Густые тени - мидия, фиалка.
    Короткий ворс и чувственная лень.
    Так властно манит лживая гадалка
    В июльский день.

    Распутное влечет бродягу тело
    Блудницы-улицы в тенета и кусты.
    Остановись застенчиво, несмело,
    Вступая в тень запретной пустоты.

    _^_




    * * *

    Бродя в мечтах без всякой цели
    По узким улочкам витым,
    Наступишь в лужу акварели,
    Чей желтый станет золотым.

    Не рассуждай о настоящем -
    Ты в нем, пока стоит нога,
    А время заводью бродящей
    Не отторгает берега.

    _^_




    * * *
              Г. Жердеву

    Чеканит время тень под аркой на Галерной,
    Готовит в полдень смерть, тенями ворожа,
    И, выдыхая яд аэрозоли серной,
    Горгульи от людей фронтоны сторожат.

    Слова теряют смысл, проклятий антидоты,
    Винительный падеж за помощью зовет,
    С губ купоросных фей, воинственные готы,
    Анафемы летят в мирской солнцеворот.

    Чугунная жара, удушье белой злобы,
    Сползает, не спеша, в кипение обид,
    Расплавлен строй планет на гороскопе Глобы,
    И питерский чертеж, как бредни, смял Эвклид.

    _^_




    * * *

    Нам связная речь не дается,
    Как статуе Летнего сада,
    Когда в нетерпении рвется
    Закатного неба помада.
    Проглочено слово, и звуки
    Грустят виновато.
    Обняться? - но руки, но руки...
    Отбиты когда-то.

    _^_




    * * *
          М.Квадратову

    Лишь поцелуй подытожит ответ
    Ноликом черных губ,
    Вырежет воздух выкриком "Нет!",
    Тотчас умрет суккуб.
    В красном плаще кленовых заплат,
    Призме соленых вод,
    Демон влеченья уйдет назад,
    В тающий небосвод.
    Скроет любви немощь-недуг
    Пасмурный абрис лиц,
    И полетят ресницы на юг
    Стаей голодных птиц.

    _^_




    * * *
      "Мы умерли. Зато могли дышать..."
              Пауль Целан

    Ну, вот и все. Мы умерли - дыши!
    Карминовый закат над головою,
    Омытые любовью голыши,
    Взаимному подвластные прибою.

    Свободе безымянности ура!
    Дай имя мне надежное, простое.
    Мы были живы, кажется, вчера,
    И задыхались в комнатном настое.

    Там гибли розы желтые в глазах,
    Нагие вещи мучили ночами,
    Мы гнали страсть визжать на тормозах
    И прогорать холодными свечами.

    Мы подгрызали корни у небес,
    Мы чтили ересь - циники, зелоты.
    Теперь мы умерли, и я в тебе воскрес,
    А ты - во мне. Но я не знаю, кто ты.

    _^_




    ГОРОДСКОЙ  РОМАНС

    В подмышке города, где желт колтун акаций,
    Где вязки запахи тлетворных нечистот,
    Слагает на скамье, не требуя оваций,
    Стих идиот.

    В убогой спаленке разбуженной гортани
    Несбывшейся любви рождаются слова,
    И робко в путь спешат, как ежики в тумане,
    Кольнув едва.

    Машин папье-маше, монокли манекенов,
    Реклам холодный жар, искусственный и злой.
    Не умирай, мой стих, застенчивая вена,
    Побудь со мной.

    _^_



© Сергей Слепухин, 2008-2018.
© Сетевая Словесность, 2008-2018.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Макс Неволошин: Психология одного преступления [Это случилось давным-давно, в первой жизни. Сейчас у меня четвёртая. Однако причины той кражи мне все ещё не ясны...] Тарас Романцов (1983 - 2005): Поступью дождей [Когда придёшь ты поступью дождей, / в безудержном желании согреться, / то моего не будет биться сердца, / не сыщешь ты в миру его мертвей, / когда...] Алексей Борычев: Жасминовая соната [Фаэтоны солнечных лучей, / Золото воздушных лёгких ситцев / Наиграла мне виолончель - / Майская жасминовая птица...] Ирина Перунова: Убегающая душа (О книге Бориса Кутенкова "решето. тишина. решено") [...Не сомневаюсь, что иное решето намоет в книге иные смыслы. Я же благодарна автору главным образом за эти. И, конечно, за музыку, и, конечно, за сострадательную...] Егавар Митасов. Триумф улыбки [В "Стихотворном бегемоте" состоялась встреча с Валерией Исмиевой.] Александр Корамыслов: НЬ [жизнь на месте не стоит / смерть на месте не стоит / тот же, кто стоит меж ними - / называется пиит...]
Словесность