Словесность

Наши проекты

Выставка визуальной поэзии "Платформа"

   
П
О
И
С
К

Словесность

[ Оглавление ]

Раиса Шиллимат

[Написать письмо]

Раиса Шиллимат

Прозаик, переводчик. Живёт с 1995 года в Германии, в городе Оберхаузене. Имеет музыкальное (окончила Сыктывкарское училище искусств), и филологическое образование: в России окончен Адыгейский пединститут (русистика), в Германии - Рурский университет в г. Бохуме (славистика, романистика и методика преподавания иностранных языков).

Параллельно изучала интернациональную экономику в институте социальных и культурных исследований (ISK) в г. Дюйсбурге, где получила специальность эксперта по восточной Европе. С 2002 года преподаёт немецкий язык для иностранцев на интеграционных курсах. Печаталась как переводчик и самостоятельный автор в русскоязычных периодических изданиях Германии, Дании, Австрии и России: в газетах "Литературные известия", "Соотечественник" и "Зарубежные задворки", в журналах "Новый берег", "Крещатик", "Литературный европеец", "Мосты", "Венский литератор", "Эдита ", "Семейка", "Партнёр", в сборнике "Берега России. Антология писателей русского зарубежья", в альманах австрийского Союза литераторов, а также "Созвучье муз", "Литэра", "До и после", "Пилигрим". Член интернационального ПЕН клуба немецкоязычных стран (Exil-PEN-Club, Sektion: deutschsprachige Länder) и Союза русскоязычных литераторов Австрии. Победитель нескольких международных литературных конкурсов, проводившихся в России, Германии и Австрии. В 2010 году награждена медалью "За выдающийся вклад в укреплении позиций русского языка и популяризацию русской культуры за рубежом".



    О Раисе Шиллимат

    Раиса Шиллимат мастер малых форм. Настойчивое желание показать читателю естественность жизни, возвращение к детской простоте взгляда - отличительные черты ее творчества, а главная тема - Германия, Германия изнутри, увиденная "незамыленными" глазами "перемещенного лица". Особенности стиля - плотность языка, строгость, ритмическая выразительность речи.

    Из сказанного у вас может родиться заблуждение о "фундаментальности", рассудочности, холодном рационализме автора. Нет, нет и нет! Ни в коем случае!

    Пристальный взгляд писателя умеет вылавливать шальные образы и метафоры. Обнаруживая в жизни иррациональное, Шиллимат находит в бессмысленном глубочайший смысл.

    "Ё-моё!" на три голоса выводят бедолаги на казенном "празднике жизни" в немецком городском диспансере для убогих - "нервных", беспокойных и особо чувствительных. Эти новые слова на мотив общепринятой, не подлежащей никаким ревизиям, чуть ли, не приравненной к государственному гимну "О, танненбаум" неожиданно оказываются такими простыми, родными и до боли знакомыми! Но главное, глубокими и ёмкими! В них, в них - правда жизни: "Тихая ночь, ё-моё!.."

    Сергей Слепухин  

Одна история - война одна
Эссе
(8 мая 2012)

Из зарисовок "Акварели детства"
(15 марта 2012)
Возвращение
Коровья история

Отголоски великой войны
К 66-летию победы над фашизмом
(5 мая 2011)








НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Сергей Петров: Эпидемия [Любая эпидемия, как и война, застаёт людей врасплох и пробуждает самые низменные инстинкты. Так получилось и в этот раз: холеру встретили испуганные,...] Белла Верникова: Композитор-авангардист Артур Лурье [В 1914 г. в Петербурге вышел манифест русских футуристов, синтетически объединивший модернистские поиски в литературе, живописи и музыке - "Мы и Запад...] Михаил Фельдман (1952 – 1988): Дерево тёмного лика [мой пейзаж / это дерево тёмного лика / это сонное облако / скрывшее звёзды / и усталые руки / и закрытая книга] Татьяна Щербанова: Стихотворения [На этом олимпе сидят золотые тельцы, / сосущие млеко из звездно-зернистой дороги, / их путь устилают сраженные единороги, / Гомеровы боги и даже...] Питер Джаггс: Три рассказа из книги "От бомжа до бабочки" [Сборник рассказов "От бомжа до бабочки", по мнению многих, является лучшей книгой о Паттайе. Он включает двадцать пять историй от первого лица, рассказанных...] Сергей Сутулов-Катеринич: Попытка number 3, или Верстальщица судьбы [дозволь спросонья преклонить главу / к твоим коленям, муза-хохотунья, / верстальщица, волшебница, шалунья, / сразившая зануду-школяра / метафорой...] Роман Смирнов: Следующая станция [Века уходят, астроном, / когда ты ходишь в гастроном, / но столько чая в пятизвёздном, / и столько хлеба в остальном...] Сергей Слепухин: Карантин [Ах, огненная гусеница вербы, / Накаливанья нить пушистой лампы, / Светильник в старом храме изваяний / В конце пути - там где-то, где-то там...]