Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность



КОГДА-НИБУДЬ  СЕЙЧАС


* СОБАКЕ КАЧАЛОВА, КОМУ Ж ЕЩЕ
* РИСТАЛИЩЕ
* ПАМЯТИ ПЕРВЕНЦА
 
* ЗАПИСКИ КОЛОНИСТА
* КОГДА-НИБУДЬ СЕЙЧАС
* И УТРО ДНЯ, И ВЕЧЕР НОЧИ


    СОБАКЕ  КАЧАЛОВА,  КОМУ  Ж  ЕЩЕ

    Дай, Джим, на лапу счастье мне,
    Пока коррупция в стране,
    Пока не поздно,
    Ведь лихоимец должен пасть,
    И праведник войдет во власть -
    Нет, я серьезно.

    Смотри же и запоминай:
    Бульвар Моше, кафе "Синай",
    За тайной тайна,
    И как ни вреден труд в наем,
    Мы не случайно тут живем -
    А где случайно?

    Отчизна тем и дорога,
    Что, может, пустишься в бега
    По разным меккам,
    Где оклемаешься вполне -
    Дай, Джим, на лапу счастье мне,
    Будь человеком.

    _^_




    РИСТАЛИЩЕ

    Материей востребованной самой,
    Возможно, не является нетленка:
    И Бродский, и физрук, и папа с мамой -
    Все сочиняли лучше Евтушенко.

    Их так и не узнал народ-кормилец -
    Лик физрука давно уже не светел -
    У Бродского хоть был однофамилец,
    Которого старик Господь заметил.

    А я не спец и не слагаю книжки,
    И просто не могу смотреть с балкона,
    Как во дворе гоняют мяч мальчишки -
    Там каждый третий сущий Марадона.

    _^_




    ПАМЯТИ  ПЕРВЕНЦА

            Ов.Д.

    Я же не ученый, не мое и дело -
    Усыпили клона глобалисты в белом -
    Пусть им и не спится, родственник мой что ли
    Выведен в пробирке для житья в неволе
    И в конечном счете на алтарь возложен
    Не корысти ради, может быть, но все же
    Сам себе казался я таким же клоном
    И умом, и сердцем, разве что не полом,
    И хотя об этом умолчать старался,
    А невропатолог сразу догадался,
    Так мне и сказал он: " Что за чушь овечья -
    Вовсе не такая участь человечья,
    А совсем другая, скажем, эти звезды,
    Эти грозы, скажем, или этот воздух,
    Истины моменты, времена и нравы,
    Но и пациенты не всегда неправы:
    Сам себе, порою, я казался клоном,
    Только не овцою, а Наполеоном,
    Несмотря на то, что вопреки авансам
    В качестве героя неизвестен массам".
    И едва на волю выбравшись из клетки,
    Стал я сам собою принимать таблетки,
    Говорить с луною, слушать запах серы,
    А невропатолог выбился в Премьеры.

    _^_




    ЗАПИСКИ  КОЛОНИСТА

      "Незваный гость хуже аборигена"
              Колонист.

    1.
    Бог не заходит в Интернет
    Не потому, что Бога нет,
    А потому что выйти весь
    Не мог Он, если только есть,
    О чем предупреждал Спиноза,
    Но мы не поняли прогноза.

    2.
    Исправить прошлое немного
    Вполне по силам нам самим:
    Вернем Спинозу в синагогу -
    Нельзя быть вечно в ссоре с ним,
    Но можно средь крещеных наций
    Блюдя лицо и интерес,
    Перед Христом не извиняться,
    Поскольку он и так воскрес,
    Нас убедив, что на погосте,
    Мы, как везде, всего лишь гости.

    3.
    В родных краях аборигены
    К своим корням, конечно, ближе,
    Об этом помнят наши гены
    И наши души с ними иже.
    Не то в сафари на чужбине:
    Зверье снаружи, ты в кабине,
    Кайфуй, пока не надоест -
    Свинья не выдаст, волк не съест!

    4.
    А в остальном и спору нет -
    Бог не заходит в Интернет.

    _^_




    КОГДА-НИБУДЬ  СЕЙЧАС

    Я с роду не назарей,
    Зато навсегда усек:
    Когда-нибудь на заре
    Бог вырубит свет - и все!
    Он свой не упустит шанс
    Остаться, покуда цел,
    И жаль нам не будет нас -
    Ни душ, ни тем паче тел.

    _^_




    И  УТРО  ДНЯ,  И  ВЕЧЕР  НОЧИ

    1.
    Совершая труд полезный,
    Катит дворник бак железный
    С мусором всего двора -
    Это пять часов утра,
    Это город в Палестине
    На еврейской половине,
    И в округе - свят, свят, свят -
    Муэдзины голосят
    Под трезвон колоколов:
    У монахов свой улов,
    И свои у них приколы,
    Дворник думает: "Нацболы -
    Это мы, а вот меньшинства
    Чинят всякие бесчинства,
    Допекли, хоть свет туши,
    Да и наши хороши,
    Чтобы не сказать, что наши,
    Между нами, хуже даже -
    Это дискурс виноват...",
    Дворник чистит автомат,
    Ладит лук и точит саблю,
    В склад сдает метлу и грабли,
    А за сим из-под песка
    Поднимаются войска -
    Титанические танки,
    В танках всяческие панки,
    Впрочем, бывшие уже
    И в натуре, и в душе -
    Молодежь, как молодежь -
    Пусть врага бросает в дрожь,
    А не только пап и мам:
    Аз воздам!

    2.
    Как знает жук, куда ползет?
    Он слышит голос, что зовет,
    И в этом смысле словно Жанна,
    А Жанна в той же мере жук,
    Но я такого не скажу,
    Блюдя политкорректность жанра.

    3.
    А как же дворник? Жив ли он,
    Пал смертью или взят в полон -
    Все это частности, а в целом
    Такой выходит брудершафт:
    Политкорректность хороша,
    Полит конкретность портит дело.

    _^_



© Петр Межурицкий, 2003-2019.
© Сетевая Словесность, 2003-2019.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Семён Каминский: Урюк [- Он живой, - как-то очень чётко проговорила она, не обращая внимания ни на Гришку, ни на тарелки, ни на урюк, и показала зажатую в руке бумажку, - видите...] Ирина Фещенко-Скворцова: Музы Рикарду Рейша - самого таинственного гетеронима Фернандо Пессоа [Рикарду Рейш - гетероним или "маска" Фернандо Пессоа (1888-1935) - португальского писателя с глубочайшим философским мышлением, тонкого лирика...] Татьяна Парсанова: На черно-сером бархате небес [Опять от доводов рассудка / Сбегает легконогий сон. / Но... Сердце, обнаженно-чутко, / Пьёт соловьиный перезвон...] Светлана Чернышова: Не Одиссея [Когда одна по отмелям брожу, / Я всюду артефакты нахожу. / К примеру, вот - потрепанный, как ялик, / Причалил к пирсу крохотный сандалик...] Михаил Ковсан: Повзрослевшие сказки [Тяжело жилось Кощею Бессмертному. Где жилось? Это не так уж и важно. Как жилось - гораздо важней...] Владислав Кураш: Каждому своё [А началось всё с того, что однажды Андрюша зашёл ко мне и целый вечер рассказывал о своём старинном друге, который десять лет назад вместе с родителями...] Сергей Славнов: Календарь погоды [Пока по дворам, сползая с невзрачной почвы, / разом взахлеб врываясь в ручьевый бег, / твой позапрошлый снег отбывает почтой - / в сторону устья...] Сергей Слепухин: Лосев - Неаполь [Любви и смерти достается тело, / душа лишь гость, подмена невозможна, / безветрие и ласковое море / иною кистью в путь её зовут...]
Словесность