Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность




Средневековые корейские
трехстишия-сиджо


Наверное, нет в России любителя чтения, который бы не знал о классических жанрах японской поэзии - танка и хокку. Значительно меньше людей в нашей стране слышали о корейских трехстишиях, получивших название сиджо (его переводят как "напевы времен года" или "современные напевы"). Эта поэтическая форма возникла в конце XIII века и достигла своего расцвета в творчестве Сонгана (Чон Чхоль; 1537 - 1593 гг.) и Косана (Юн Сондо; 1587 - 1671 гг.). В начале XVIII столетия поэт Ким Чхонтхэк составил первую антологию сиджо "Чхонгу ёнон".

В оригинале сиджо состоит из трех строк, размер каждой из которых в среднем колеблется от 14 до 16 слогов. Строка разделена на две половины цезурой.

На русский язык средневековые сиджо переводили Анна Ахматова и Александр Жовтис (с подстрочников), Роман Хе (с языка оригинала). Сахалинский поэт Роман Хе был первым, кто перевел сиджо именно трехстишиями, а не шестистишиями, как переводили до него.

Представленный мною перевод был задуман как попытка перевести сиджо размером, максимально приближенным к размеру подлинника.

Максим Леонов




Принц Вольсан
(1454 - 1488 гг.)

Ночь на осенней реке. Холодна речная волна.
Закинул крючок - не клюет.
В лодке пустой с грузом лунного света домой возвращаюсь.




Мёнволь
(1506 - 1544 гг.)

Из долгой лунной ночи вырежу лоскут,
Впрок спрячу до весны под одеялом,
Чтобы длиннее сделать ночь с любимым.




Сонган
(1537 - 1593 гг.)

Два будды каменных лицом к лицу стоят
Нагие под дождем и снегом на дороге.
Завидуй им - разлук они не знают.




Могын
(1328 - 1396 гг.)

Над долиной, засыпанной снегом, грозовые тучи нависли.
А где-то, я слышал, цветы мэхва распустились.
На закате стою одиноко, путь потеряв.




Отшельник из Кымо
(1353 - 1419 гг.)

К прежней столице на горячем коне возвращаюсь
Обезлюдело все, хоть горы и реки все те же
Неужели года процветанья мне лишь в грезах приснились.




Сонам
(1532 - 1587 гг.)

Стемнело за окном. Окончены дела.
Дверь из сосны закрыв, лежу при лунном свете.
Свободно сердце от мирского сора.




Керан
(1513 - 1550 гг.)

В пору весенних дождей плача с тобою рассталась.
В сезон листопада помнишь ли ты обо мне?
Лишь мои одинокие думы на тысячу ри протянулись.




Неизвестный автор

Трудился десять лет и хижину возвел.
Живут со мной друзья - луна и свежий ветер.
Горами и рекой любуюсь из окна.




Пэкхо
(1549 - 1587 гг.)

Ни облака в окне. Я вышел без плаща.
Но снег пошел в горах, в полях - холодный дождь.
До нитки я промок и лягу спать замерзший.




Чонгым
(?)

Ночь над горным селеньем. Лай собак вдалеке.
Дверь приоткрыл - холодное небо безлунно.
Месяц уснул среди гор. Эй, собаки, его не будите!




Неизвестный автор

В соломенном плаще промокнув под дождем
От непогоды в гроте я укрылся
И слезы лью, что закатилось солнце.




Ким Джонсо
(1390 - 1453 гг.)

Ветер в кронах деревьев, луна в снегу холодна.
Опираясь на меч, я стою на далекой заставе.
Грозным криком одним десять тысяч преград одолею.




Ёктон
(1263 - 1343 гг.)

В горах весенних снег ты растопил,
Теперь волос моих коснись, о ветер!
И иней растопи лежащий на висках.




Неизвестный автор

Над каждым иероглифом я плачу
И знаки расплываются в пейзаж.
Поймешь ли ты, любимая, письмо?




Чамгок
(1580 - 1658 гг.)

Если в доме твоем поспеет вино - меня непременно зови.
Когда в доме моем цветы расцветут, я тебя к себе приглашу.
Как прожить сотню лет без забот мы с тобою неспешно обсудим.




© Максим Леонов, 2004-2019.
© Сетевая Словесность, 2004-2019.






 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Поэты Нью-Йоркской школы [Поэты Фрэнк О'Хара, Тед Берриган, Джеймс Скайлер, Джек Спайсер, Джон Эшбери, Энн Уолдман, Рон Паджетт и Джо Брэйнард.] Владимир Алейников: СМОГ и снег. Памяти Андрея Битова [Как-то исподволь, незаметно, я привык и к тому, что есть он, что присутствует в мире он, и к тому, что пишет он прозу, говорит - всегда интересно, колоритен...] Миясат Муслимова: "Про черствый хлеб и про вишневый сад..." [Художественное и интеллектуальное неразрывно связаны между собой в поэзии В.Хатеновского, воспринимающего мир глазами художника, но не столько воспроизводящего...] Виктор Хатеновский: Молчаньем твоим обесточен [Молчаньем твоим обесточен - / Скорблю в новогоднюю ночь. / И сумрак московских обочин / Ничем мне не сможет помочь...] Андрей Земсков: Забытая речь [Что ж, прощайте. Гудит пароходик. / Может статься, до будущих встреч / Мы уходим, уходим, уходим - / Зыбь речная, забытая речь...] Мария Косовская: Один день из жизни младшего рекрутера [Сказать, что я не люблю свою работу, значит ничего не сказать. Я ее ненавижу! Она отупляет меня, доводит до тошноты, до апатии, до состояния комы. Сегодня...] Михаил Ковсан: Уловление бабочек в окрестностях Козеболотного переулка [И где бы ни было, в любом времени, своем или чужом, даже таком, где добро не нужно, а любовь бессильна, единственно достойное человека занятие: уловлять...] Василий Костырко: О романе Бориса Клетинича "Мое частное бессмертие" [Роман Бориса Клетинича - это монументальная семейная сага, эпос о бессарабских евреях и их потомках в СССР - дедах, сыновьях и внуках...] Максим Жуков: Бедные люди [Напоминая лицом и прической с кудряшками /           заговоривший по-русски фаюмский портрет, / ...] Александр Крупинин: Городские стихи [И белый стих, и снежный мотылёк, / И скрип шагов, и головы прохожих - / Холодный город корчится у ног, / Как будто хочет лопнуть, да не может.....]
Словесность