Словесность

[ Оглавление ]






КНИГИ В ИНТЕРНЕТЕ
     
П
О
И
С
К

Словесность


СЭР

Пролепетало, прошелестело, и - вдруг:

- Поехали!

Несколько человек, все из страны, с карты пока еще не исчезнувшей, но ей осталось немного. Я - самый юный, а все решают не кадры, а их стаж пребывания.

Поехали. Едем.

Приехали - особняк с освещенными окнами, ни таблички, ни иных опознавательных знаков. Мал особняк, однако напоминает тот, откуда приехали: в нем, до того как Сталин создал Израиль (ладно, лишь здорово пособил, отдав голос и дав оружие), было посольство: чье, откуда - забыл.

Наш предводитель, вожак и пахан, вечно молодым еще тогда не бывший, с птичьим носом, высок, на ногу легок, плечо вперед, уверенно - в дверь. Звонит.

Открывает сухощавый, явно с британскою паспортиною. Швейцар? Не похоже. Верно, дворецкий или смотритель. Жестом приглашает раздеться, одиноко, безмолвно, поодаль стоит у закрытой двери. Разделись, юбки-брюки у вешалки подтянули и натолкнулись на жест - в раскрытую дверь войти приглашает.

А там - фуршетная жрачка! Никто из нас такой себе тогда позволить не мог.

Стоит одиноко, безмолвно, поодаль. Стоит - дожидается.



В современном иврите есть поговорка: за счет барона. По-русски: на шару. Вариант: на халяву. Ротшильд был щедр. Среди прочего создал фонд, на средства которого наш проект существует. Пять человек из нескольких сот тысяч за колбасой понаехавших.

Кстати, о колбасе.

- Господи, нечего выбрать.

Магазин небольшой. Колбасы сортов десять. В супере, наверное, двадцать, я не считал. Дама: на вид пару месяцев (черт его знает, как, но угадывалось) из страны, колбасу победившего социализма.



Куда едем - не знал. К кому - к легенде, истории, не быльем поросшей и не лебедой (кстати, уже написав, попросила ей показать, а раньше: слово такое). К легенде! Если бы умел содрогаться, то содрогнулся.

Из Витебска (хоть назывался он Ригой) - в Оксфорд. Оттуда - война, кого, как не его - в посольство, в Россию.

И! Сын Черчилля где-то шляется.

Он: ночь с Анной, русской царицей, вдовствующей, нищенствующей императрицей. После этого на долгие времена - просодия пересудов. Было, не было - вот в чем вопрос!

Было! Анна Андреевна (гипербола царская!) считала, что из-за нее, из-за встречи длиной в бесконечную петербургскую ночь в доме странном Фонтанном Холодная война и случилась.

Что ж, у царских ночей и последствия царские!



О чем мы в особняке говорили? Он только слушал. За долгую жизнь глупостей не наслушался? А, может, и впрямь было ему интересно, что там и как. Он, сэр Исайя Берлин, сын лавочника (хоть и был папа крупным торговцем лесом) и внук пророка, он ведь знал, что в той холодной стране водятся не только медведи.



- Когда это было?

- Anno domini...

- Точнее!

- Извините, забыл.



Оглавление




© Михаил Ковсан, 2013-2021.
© Сетевая Словесность, публикация, 2013-2021.





 
 


НОВИНКИ "СЕТЕВОЙ СЛОВЕСНОСТИ"
Михаил Метс: Королевский гамбит. Жертва пешки [Перед вами - сказка о том, как Иванушка-дурачок женился на принцессе. Прошу отнестись к интеллектуальному уровню главного героя с пониманием.] Алексей Смирнов: Хурма и чача на даче Сталина. Абхазский дневник [Прежде чем начать, разберусь с одним упреком. Старый товарищ по медицинской партии пишет мне: зачем ехать в место, от которого один негатив?..] Денис Калакин: Фантазии в манере Брейгеля [К стеклу холодному прижавшись тёплым лбом, / следи внимательно, как точно и искусно / жизнь имитирует по-своему искусство / и подражает, в случае...] Ирина Дежева: Шепчем в рясе про любовь [Ангел мой, промелькни во мне / Вынесу твою косточку / Чревоточную / Петь по полям...] Ростислав Клубков: Три маленькие пьесы [Не ищите вашего друга. / Его повесили на виноградную лозу. / Его бросили в виноградную давильню. / Его кровь смешалась с виноградным вином... / ...] "Полёт разборов", серия пятьдесят восьмая, Антон Солодовников [Стихи Антона Солодовникова рецензируют Юлия Подлубнова, Борис Кутенков, Василий Геронимус и Константин Рубинский.] Антон Солодовников: Стихотворения [Не нарушайте покой паутины, / Если не сможете после остаться. / Она - для того, кто не смог ни уйти, ни / Прервать это таинство...] Сергей Комлев: Люди света [Сяду я верхом на коня. / Конь несёт по полю меня. / Ой, дурацкий конь, / Ой, безумный конь! / Он несёт тебя, Россия, в огонь...]
Словесность